Новости

08.12.2008 04:00
Рубрика: Власть

Без двенадцати

Госдума отменяет суд присяжных для террористов и мятежников

Российская судебная система станет прозрачнее. Но до конца свои секреты не раскроет. Тайна, охраняемая законом, останется тайной. Не будут разглашаться конфиденциальные сведения, а также такие, что могут нести угрозу безопасности государства или участникам судебного процесса. В таких случаях при публикации материалов суда свидетели, к примеру, могут скрываться под псевдонимами или шифрами, не позволяющими их узнать.

Другая же информация о деятельности судов - о времени и порядке работы, о движении дел и заявлений, о сроках их рассмотрения, о том, кто судит, обвиняет, защищает, о судебных решениях, о процессе подбора кадров в судьи - станет доступной. Она может размещаться в средствах массовой информации, в сети Интернет, на информационных стендах зданий судов. По мнению депутатов Госдумы, которые в минувшую пятницу единогласно приняли во втором чтении проект федерального закона "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации", это нужно прежде всего самим судам, заинтересованным в том, чтобы повышалось доверие народа к третьей ветви власти.

А вот террористов, мятежников, участников незаконных во-оруженных формирований и массовых беспорядков депутаты лишили права выбирать, кто их будет судить - профессиональный суд или 12 присяжных заседателей. Теперь никаких "или". Только коллегия из трех профессиональных судей. Такое решение приняла Госдума, соответствующим образом поправив Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. Один из авторов поправок, председатель Комитета ГД по безопасности Владимир Васильев, объяснил эту законодательную инициативу тем, что присяжные нередко выносят оправдательные приговоры "в отношении лиц, обвиняющихся в совершении тяжких преступлений". А те продолжают создавать "атмосферу страха и ужаса в душах людей", угрожая их жизни и приводя свои угрозы в исполнение. Васильев понимает, почему присяжные бывают снисходительны к террористам: заседатели живут в том же регионе, они, как и их родственники, хорошо известны террористам и их окружению, на присяжных может оказываться давление.

"Но на 12 человек труднее оказывать давление, чем на трех", - возражали Васильеву оппоненты. Кстати, как свидетельствовал Владимир Груздев ("Единая Россия"), по составам преступлений, которые теперь предлагается не рассматривать с участием присяжных, процент оправдательных приговоров по стране у профессиональных судов в прошлом году был такой же, что и у присяжных, - "чуть больше одного процента".

По мнению зампреда Комитета по безопасности "справоросса" Геннадия Гудкова, дело не в ошибках присяжных, не в том, что их запугивают, а в "тех доказательствах, в тех непрофессиональных действиях следствия, дознания, которым нечего зачастую предъявить присяжным заседателям".

Но, как считает председатель Комитета ГД по конституционному законодательству и госстроительству Владимир Плигин, в некоторых регионах присяжные "не могут в принципе быть независимыми".

У коммуниста Анатолия Локотя возникли сомнения, а не приведет ли желание эффективно бороться с терроризмом, на которое ссылаются авторы законопроекта, к раскручиванию маховика репрессий? Сергея Иванова из ЛДПР беспокоило, что присяжные будут исключены и при рассмотрении дел о массовых беспорядках. То есть и люди, к примеру, потерявшие из-за кризиса работу и вышедшие на улицу протестовать, тоже не могут рассчитывать на суд присяжных. Однако Васильев успокоил и коммунистов, и либерал-демократов, заметив, что исторический опыт и изменение законодательства в сторону "гуманизации наказаний" не позволит нам повторять прежние ошибки. В результате фракция ЛДПР почти в полном составе, как и "Единая Россия", проголосовала за поправки в УК и УПК. Вице-спикер ЛДПР Владимир Жириновский не стал нажимать кнопку ни "за", ни "против". Коммунисты воздержались и от дискуссии, и от голосования. Против принятия законопроекта выступили почти все, за исключением двух, депутаты "Справедливой России". Елена Мизулина нашла немало аргументов, объясняя позицию фракции. Она заявила, что этот законопроект "не о противодействии терроризму, а об ограничении народовластия, о поддержании коррупции в правоохранительной системе и в системе правосудия". Мизулиина обратила внимание коллег на то, что, отменяя суд присяжных для террористов, Дума по сути понижает им наказание, поскольку к ним нельзя будет применить смертную казнь даже после отмены моратория. "Современный суд присяжных, - сказала Мизулина, - это очень надежное средство против коррупции. Потому что подкупить одного судью гораздо проще, чем 12 присяжных заседателей". Однако ее аргументы не были услышаны большинством, и поправки в УК и УПК приняты в первом чтении. Три дня дано депутатам, чтобы они внесли в Комитет по безопасности свои предложения ко второму чтению законопроекта.

Власть Работа власти Госуправление Законодательная власть Госдума
Добавьте RG.RU 
в избранные источники