Новости

16.12.2008 03:00
Рубрика: Власть

Голова пулеметчика

На кого ставить? Это главный вопрос антикризисной повестки для регионов
Текст: Глеб Фетисов ( член-корреспондент РАН, руководитель Центра исследования проблем региональных финансов СОПС при Минэкономразвития и РАН)

Без "подушки безопасности"

Знакомый замгубернатора жалуется: в Академии госслужбы им читал лекцию крупный федеральный чиновник и рекомендовал пересматривать бюджеты регионов на предмет аврального сокращения доходов. Предложил варианты: пессимистический, очень пессимистический и "полный апофигей". Критическая точка экономики территорий - скудный ассортимент инструментов управления развитием в условиях кризиса. Своей "подушки безопасности" нет, есть один большой Федеральный центр, но хватит ли на всех? Антикризисный пакет не предусматривает перекоммутацию бюджетных доходов. Все по-старому: сборы от экспорта-импорта в суверенные фонды, НДС с ЕСН - туда же, в закрома большой Родины. Регионы не имеют рычагов на монетарную политику и на то, каким банкам и под какой процент идут кредиты ЦБ и ссуды минфина.

Некоторые послабления сделали: регионам добавили немного налога на прибыль, которой у множества предприятий теперь не будет, и 40 процентов акцизов на ГСМ, спрос на которые рискует обвалиться.

В интересах регионов пакет можно расширить. Однако расширение антикризисного пакета "под регионы" объективно ограничено. Это нельзя сделать без слома всей конфигурации межбюджетных отношений. Хороша она или плоха, но только разбалансировки системы нам сейчас не хватало.

Мобилизационный рекрутинг

Фирменная шутка в Институте мозга человека РАН Натальи Петровны Бехтеровой: главный элемент пулемета - голова пулеметчика. Антикризисный пакет сформирован, уже хорошо, впервые в России выработали реакцию на вызов как сложносочиненную программу, расписали правила игры. Вопрос в том, кому их материализовать, в профессиональной и нравственной состоятельности субъектов антикризисной политики. В регионах - это суть проблемы, тем более что многие представления об экономических понятиях и критериях профессионализма можно выбросить.

Вот пятидесятилетние начфины, которые не кончали МВА и с первого раза правильно не выговаривали "дериватив", а фьючерсы со свопами считали фантиками. Их шпыняли, что тупо сидят в кэше, мало берут кредитов, "наши деньги не работают". Они уныло ждали на чемоданах, когда попросят освободить кабинеты для ловких молодых людей, чья квалификация основывалась на способности нагрузить любимого работодателя долгами ниже ватерлинии.

Кто не успел уволить финансистов, предпочитавших наличность, сейчас свечки в церкви ставят. Регион, который ходил в отличниках, с собственными евробондами, похвальными отметками от международных рейтинговых агентств, сейчас в преддефолт ном состоянии закрывает футбольные клубы с гигантскими бюджетами, замораживает помпезные стройки и с ужасом ждет погребального звона маржин-коллов.

Ответ, куда центру инвестировать в регионах: в дееспоспособные команды, кто стягивает элиты, реагирует на трудности инициативами - не встраивается в контекст, но хочет изменить цепь событий и отформатировать кризис в горизонт возможностей.

Скамейка короткая, в России не вызрели новые интеллектуальные сословия, где оптом вербуются кадры в антикризисное управление. На кого ставить?

Дефицит гвоздей

Особая цена у руководителей, переломивших депрессию конца 90-х. Я знаю губернатора, выходца из ФСБ. Выяснилось, приличный рыночный хозяйственник, эффективный лидер слепил сильный коллектив менеджеров и достаточно быстро разгреб завалы кризиса, создал условия для роста региона. Конечно, сказался бэкграунд: опыт пребывания в стрессовой среде и пиковых нагрузок, адаптивность и рациональность, навык сразу считывать ситуацию и принимать с первого раза точное решение, разветвленные связи по вертикалям и горизонталям власти, лучшие источники информации о том, что происходит в регионе, наконец, политическая воля.

Кстати, вопреки прогнозам, при нем политическая жизнь вполне разнообразная, оппозиция ходит на митинги под его окнами, так что он может читать на плакатах все, что оппозиция о нем думает. В постперестроечное время преуспели управленцы со школой ВЛКСМ, а в нулевые годы стали неплохими антикризисными менеджерами многие, у кого в шкафу китель офицера спецслужб. Тем более они будут востребованы, если все-таки события в кризис пойдут по мобилизационному сценарию.

Каждая антикризная команда - штучная ситуация. Нет универсальных кодов для российского рекрутинга во власть. И в принципе не может при таком полиэтническом и региональном разнообразии, ассиметрии и разнопорядковости связей народов, территорий, хозяйственных субъектов.

Я много писал об экономических вирусах "голландской болезни", и в "Российской газете" тоже. Но согласен с коллегами, что есть у нее еще один, самый поражающий фактор: он как радиация разрушает природу ответ ственности власти на уровне ДНК. "Голландская болезнь", иначе избыток денег в экономике, обесценивает промахи власти, она может позволить себе раз за разом ошибаться. Подумаешь, миллиардом больше, миллиардом меньше! В кризис прямо противоположная ситуация, один неверный шаг опрокидывает в пропасть.

В кризис особенно не рекомендуется наступать на грабли. Еще Сперанского критиковали за неэффективность реформатор ства в системе администрирования в Сибири: не хотел расширить обзор кадрового поиска, не оценивал, как бы сейчас сказали, содержательность программ кандидатур, отверг возможность опереться на поддержку общества и задействовать представительный элемент в управлении.

"Мы пришли к тому, что гвоздь положения - в людях", заявлял еще Ленин, рассуждая, как выходить из кризиса советского хозяйства. Гвоздь антикризисной программы - создание в регионах эффективного лидерства с внятной повесткой дня, а не просто набор "нормальных ребят" с лозунгами вроде "за все хорошее и против всего плохого". Сильные лидеры - это та самая "подушка безопасности" для регионов.

Власть Работа власти Госуправление Власть Работа власти Регионы Финансовый кризис в России