Новости

18.12.2008 02:33
Рубрика: Происшествия

Продавцы неба

Коммерческий экстрим может обернуться трагедией

В Новосибирске расследуются обстоятельства гибели парапланериста-новичка. Как доза экстрима может стать смертельной и чем опасны нелегальные продавцы неба, выясняла корреспондент "РГ".    

Летом 2006 года новосибирская журналистка Юлия Латыпова отправилась на поле под Бердском - редакция решила поместить статью о модном спорте и клубе парапланеристов "Зигзаг". Статья писалась в обмен на "покатушки" - Юлия-пассажир, видевшая парапланы чуть ли не впервые, должна была ощутить весь драйв в тандеме с опытным пилотом.

За тот двадцатиминутный бесплатный полет Юлия расплачивается до сих пор. Вполне "штатное", как утверждают спортсмены, приземление, удар, мгновенно лопнувшая по швам одежда, остановившиеся часы и - компрессионный перелом позвоночника со сколом, раздробленные кости ног, цикл довольно дорогих операций, который еще не закончен.

Как утверждает Юлия, своего инструктора она увидела за полминуты до взлета, а большинство рекомендаций, как себя вести, получала уже в воздухе. Пилот Андрей Куринин, кстати, не пострадал.

По словам Юлии, сам инцидент с "поломкой" пассажирки особого волнения у парапланеристов не вызвал. А вот попытку дать происшествию правовую оценку встретил шквал возмущения. Когда Юлия подала заявление в прокуратуру, ее обвинили в том, что она ищет сенсаций и пытается натравить правоохранительные органы на бедных летунов.

Журналистка оказалась не первой, кто пострадал, - это признают сами спортсмены. Но первой, кто поставил вопрос об ответственности пилотов за здоровье пассажиров и учеников, желающих встать на крыло.

- На сайте парапланеристов есть расценки - сколько стоит полет, сколько - курс обучения, - говорит Юлия. - Фактически пилоты оказывают услуги, причем довольно большому числу людей - как я выяснила позже, к новосибирским инструкторам едут учиться летать из разных регионов. Однако эту деятельность они не регистрируют, никаких налогов не платят, и, естественно, им совершенно не хочется попадать в поле зрения правоохранительных органов.

С тех пор прошло два года, а государству по-прежнему нет дела до парапланов. Уголовное дело возбудили, однако сейчас оно прекращено. Пилота не удалось привлечь к ответственности ни за причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, ни за оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности.

Ставился вопрос и о незаконном предпринимательстве. Однако, как говорят в милиции, доказать это практически невозможно - нужны не один-два факта, а несколько заявлений от потерпевших с точными суммами, которые они заплатили за полеты и обучение. Но, как уже ясно, чеков в клубах не выдают.

Таким образом, явное нарушение (отсутствие регистрации) позволяет "самодеятельным" клубам не бояться наказания, даже если кто-то из пассажиров "долетается" до инвалидности. Несчастный случай, какой экстрим без риска, рожденный ползать летать не может - вот и вся аргументация.

 - Я пыталась достучаться до государства, до людей, чтобы то, что произошло со мной, больше не повторилось, - говорит Юлия. - Но у меня ничего не вышло.

"Мы научим вас летать" - на машине с такой надписью приехал тот же Андрей Куринин на встречу с жителями Академгородка Сергеем и Мариной. Это было уже летом 2008 года. Речь шла уже не о "покатушках", а о самостоятельных полетах Сергея и Марины после курса обучения.

 - Куринин на встрече озвучил расценки, я помню примерные цифры, - говорит Марина. - Восемь тысяч рублей - стоимость базового курса, в него входят наземная подготовка, два полета с инструктором, около двадцати самостоятельных полетов, аренда снаряжения и радио-сопровождение инструктора. Мне не понравилась ускоренная методика обучения и отсутствие теории, и я решила, что не буду летать. А муж любил небо, сам не раз управлял вертолетом и потому согласился.

28 августа Сергей уехал вместе с инструктором в Красноярский край - там, на порядочном расстоянии от населенного пункта, были запланированы тренировки. До этого он никогда не брал уроков по парапланеризму. Однако, по словам одного из пилотов, после пробных пробегов по земле и одного (!) полета вдвоем с инструктором Сергея допустили к одноместному параплану.

30 августа он поднялся в небо и, как рассказывают очевидцы, допустил ошибку. Андрей Куринин попытался исправить это, дав новичку команду по рации - "Руки вверх!". Однако выполнение команды привело к тому, что параплан раскачался, подобно маятнику, и упал.

Скорая приехала только через час - была суббота, медиков об экстремальных полетах никто не предупредил, номера для экстренной связи у организатора Андрея Куринина не было. Все это время Сергей лежал на земле и просил помочь. Он потерял сознание и умер в машине скорой, по дороге в больницу.          

С момента гибели новичка прошло уже почти четыре месяца. Но история повторяется - пилота-инструктора вновь не могут привлечь к ответственности. Все те же аргументы спортсменов - небо любит сильных. Все та же беспомощность государства, которое не замечает парящих в небе парапланеристов. Все тот же информационный и правовой вакуум.

 - Андрей Куринин продолжает агитировать других доверчивых и неподготовленных людей, - говорит Марина. - Он был замечен на недавней выставке-ярмарке "Сибэкстрим", где рассказывал новичкам о собственных достижениях. Смерть моего мужа заставила его затаиться всего лишь на месяц - он не отвечал на звонки, сорвались ранее запланированные тренировки. Но сейчас он снова в строю.

Правда, нам связаться с Андреем Курининым так и не удалось - ни мобильный, ни городской номер не отвечали. Возможно, это связано с тем, что по факту гибели Сергея начала проверку Западно-Сибирская транспортная прокуратура. Не исключено, что по материалам проверки будет возбуждено уголовное дело.  

Комментарий

Алексей Долженко, замначальника Новосибирского аэроклуба РОСТО:

 - Мы не располагаем статистикой, насколько травмоопасны полеты на параплане, так как она просто не ведется. Однако, по моим наблюдениям, это один из самых рискованных видов авиационного спорта. За рубежом заранее предупреждают желающих заняться такими полетами об огромном риске и учат, как избежать травм. Там хорошо работает система страхования для данных видов деятельности, что снимает многие конфликтные ситуации. В России информация об опасности парапланеризма отсутствует, как отсутствуют и лицензированные центры, где учат летать на параплане, - по крайней мере, об их существовании мне неизвестно. Особо хочется отметить отсутствие законодательной базы для данного вида деятельности в нашем государстве, что оставляет его вне правового поля как по использованию воздушного пространства, так и в плане ответственности. Даже авиация РОСТО, существуя 70 лет и культивируя авиационные виды спорта (планерный, самолетный, вертолетный и парашютный), не знает, в каком правовом поле она будет работать в следующем году. Таким образом, новички доверяют свою безопасность инструкторам, которые  ведут образовательную деятельность в потенциально опасной сфере авиации, скорее всего  без лицензии, без какого-либо контроля и ответственности за последствия.

Сергей Феоктистов, прокурор Западно-Сибирской транспортной прокуратуры:

- Все, что связано с эксплуатацией источника повышенной опасности, требует специальных разрешений. Парапланы, дельтапланы, легкие планеры, легкомоторные самолеты, легкие вертолеты - все они относятся к категории сверхлегких летательных аппаратов. И на их эксплуатацию распространяются требования Воздушного кодекса: суда должны быть зарегистрированы в Территориальном органе Ространснадзора, а их владельцы - получить свидетельства эксплуатантов. Но беда в том, что владельцы не спешат ничего регистрировать: во-первых, это долго и дорого; а во-вторых, часто эти летательные аппараты собираются самими любителями, не отвечают техническим требованиям безопасности, и потому получить разрешение на их эксплуатацию невозможно в принципе.Сегодня ни один государственный орган не владеет полной информацией о количестве таких сверхлегких воздушных судов. Никто не занимается ни учетом, ни выявлением их владельцев - ни органы государственного авиационного надзора, ни органы управления в сфере авиации, ни органы внутренних дел. И сами владельцы этих судов знают, что никто не поставит перед ними вопрос об ответственности. При этом любители-нелегалы создают реальную угрозу безопасности эксплуатации гражданской авиации - например, в Красноярске только за 2008 год зарегистрировано шесть незаконных полетов, из которых пять - в районе села Дрокино, в непосредственной близости от действующего международного аэропорта.

Наконец, эта авиационная "самодеятельность" наносит ущерб тем, кому оказываются нелегальные образовательные услуги: клубы формируются тоже без всякой регистрации, и никто не проверяет квалификацию инструкторов, которые дают уроки полетов на парапланах и других летательных аппаратах. А поскольку никто не учитывает эти аппараты и не знает персональных данных владельца, их можно использовать для умышленного совершения каких-либо преступлений. Мы видим выход в изменении закона, который наделял бы существующие органы управления в сфере авиации полномочиями по составлению протоколов, по регистрации владельцев, по выявлению и пресечению нарушений путем применения мер административной юрисдикции. Нужно внести изменения в статью КоАП РФ, предусматривающую ответственность за нарушение правил пользования воздушным пространством, и наделить какую-то государственную структуру функциями контроля.

 

Происшествия ЧП Несчастные случаи Филиалы РГ Сибирь СФО Новосибирская область Новосибирск
Добавьте RG.RU 
в избранные источники