Новости

22.12.2008 06:00
Рубрика: Власть

Плата за газ

Глава минэнерго Сергей Шматко - "Российской газете"

Собираются министры энергетики из двенадцати стран. Это беспрецедентное событие. Ожидается, что результатом их встречи станет подписание устава новой организации, объединяющей страны - экспортеры газа. Накануне глава Минэнерго России Сергей Шматко ответил на вопросы "Российской газеты".

Мы постарались максимально расширить круг тем: от повышения тарифов на электроэнергию в 2009 году, ожидаемых сокращений в отрасли до прогнозов нефтяных цен на мировом рынке.

Но начали разговор с ситуации, сложившейся вокруг выплаты украинского долга "Газпрому" за поставленный в сентябре - декабре российский газ. Как раз во время интервью пришло сообщение, что Украина перевела еще миллиард долларов. Но столько же остается должна. А времени до 1 января осталось всего ничего.

Российская газета: Уже не первый год в конце декабря мы решаем с Украиной "газовые проблемы". И постоянно возникает опасность прекращения поставок. Наши потребители в Евросоюзе тоже нервничают. Что нам мешает договориться раз и навсегда?

Сергей Шматко: Проблема в том, что в наших взаимоотношениях мы стараемся выйти на цивилизованные рыночные принципы. Газ постоянно дорожает. И "Газпром" вынужден выводить для Украины справедливую цену в соответствии с рыночными условиями.

Для Украины повышение цены на газ с точки зрения ее реальной конкурентоспособности - серьезный вызов, порождающий значительные макроэкономические последствия. И мы регулярно предлагали ей несколько вариантов, которые могли бы облегчить этот переходный этап. Например, создать международный консорциум по управлению газотранспортной системой. Это помогло бы как сформировать принципиально новые отношения с Украиной и обеспечить потребности их внутреннего рынка, так и гарантировать поставки транзитного газа в Европу. Но проект так и не осуществился.

РГ: В сложившейся ситуации способна ли вообще Украина расплатиться?

Шматко: Насколько мне известно, недавно Украина получила приличный стабилизационный кредит от Международного валютного фонда. При его выделении вполне можно было бы учесть долг Украины за поставленный российский газ.

И здесь у нас есть вопросы к европейским странам. Мы честно обозначили свою позицию, что хотим быть понятными и прозрачными в принятии своих решений. Пока нет оплаты долга - нет и контракта на поставку топлива в 2009 году. Но договор на транзит газа никто не отменяет. На мой взгляд, у европейских стран есть возможность провести необходимые консультации и призвать Украину к безоговорочному выполнению своих транзитных обязательств. Хотя, как мне кажется, если бы эти страны в свое время проявили принципиальность и заинтересованность, все проблемы давно бы остались в прошлом.

Тем не менее я считаю, что болезненный период пройдет. Конечно, "ломка" украинской экономики, в том числе связанная с повышением цен на газ и отягощенная финансовым кризисом, очень чувствительна. Но многие страны через это проходили, внедряли газо- и энергосберегающие технологии, использовали экономические рычаги. И ничего - справились. А почему Россия должна дотировать чужую экономику, создавая себе конкурентов, которые потом приходят на наш рынок со своими товарами?

РГ: В прессе прошло сообщение, что завтра на встрече в Москве "энергетические" министры планируют разработать единый подход к ценообразованию в газовой сфере. С какими предложениями намерена выступить Россия?

Шматко: Мы ожидаем министров примерно из 12 стран. Большинство уже подтвердили свое участие с большой заинтересованностью. Это наши традиционные ежегодные встречи, которые проводятся уже семь лет. Завтра, безусловно, разговор пойдет о текущей ситуации на рынке газа, о трудностях, с которыми сталкиваются компании и страны. Подумаем, как выработать общие правила "игры". Но не ждите, что они будут введены уже с 1 января. Это в задачу форума не входит.

Особенностью седьмой министерской встречи станет создание международной газовой организации, включающей в себя стран - экспортеров газа. Принципиальные положения устава уже согласованы. На наш взгляд, необходим комплексный подход к исследованию процессов, происходящих на рынке газа, с объединением усилий всех его участников. В том числе и этим планирует заниматься новая организация.

Подчеркну, что мы не собираемся создавать какой-то картель производителей. Наша цель - обеспечить необходимый баланс между поставщиками газа и проводить согласованную политику между странами - производителями и потребителями топлива. При этом страны-потребители, кстати, уже активно занимаются защитой своих прав, которые отстаивают достаточно жестко.

РГ: Говорят, штаб-квартира международной газовой организации будет в Питере, это правда?

Шматко: Мы хотим предложить такой вариант и обсудить его с коллегами. Полагаю, что адекватное решение по выбору Санкт-Петербурга штабом форума стало бы признанием роли и значения России в развитии газового рынка и обеспечении глобальной энергетической безопасности.

РГ: А как будут выстраиваться отношения России с "нефтяной" ОПЕК? Вступим?

Шматко: Мы стремимся создать обновленный формат взаимоотношений Россия - ОПЕК, хотим быть с этой организацией в "специальных" отношениях. А вступать в картель - таких планов нет, хотя нас туда настойчиво приглашают. Принимая такие серьезные решения, нужно очень тщательно взвешивать все "за" и "против". Нас устраивает формат отношений, выбранных сегодня.

Россия поставляет на мировой рынок 10 процентов нефти, практически столько же, сколько Саудовская Аравия. И мы имеем право на свою позицию. На недавнем заседании ОПЕК в Алжире нас снова призывали: "Вступайте! Сокращайте вместе со странами картеля добычу!" А мы говорили о том, что у нас есть своя позиция, которая формируется исходя из интересов нашей страны.

Другое дело, что наши действия должны быть синхронизированы с решениями ОПЕК. Почему? Получим больший эффект. Если же начнем с мировыми ценами на нефть "играть" в одиночку, вряд ли чего добьемся. А вместе с ОПЕК - совершенно другая ситуация. Поэтому, думаю, мы будем и дальше последовательно расширять диалог. С другой стороны, я бы хотел подчеркнуть важность наших двусторонних отношений с государствами, входящими в ОПЕК. Например, большой потенциал стратегического плана заложен в наших отношениях с Саудовской Аравией. В Оране мы договорились максимально структурировать наши контакты.

Что касается ОПЕК, то мы обсудили возможность создания совместной рабочей группы российского министерства энергетики и секретариата картеля. Займемся вопросами прогнозирования, оценкой конъюнктуры цен. Кроме того, мы сделали, на мой взгляд, несколько интересных предложений, например по созданию обновленной инфраструктуры поставок нефти, региональных торговых площадок с участием стран-производителей и, может быть, даже мирового нефтяного банка. Предвижу ваш следующий вопрос. Отвечаю: пока об этих предложениях подробно говорить рано.

РГ: В пятницу главный экономист Всемирного банка по России Желько Богетич не исключил, что в следующем году цена на нефть упадет до 30 долларов за баррель. И тогда, дескать, России придется просить помощи у международных финансовых институтов. Все действительно так плохо?

Шматко: Не склонен рассматривать ситуацию так критически, как ее обрисовал господин Богетич. Хотя проблемы, конечно, есть.

На рынке действительно, с одной стороны, скопился большой избыток свободной нефти, может быть, не имеющий аналогов. Это последствия финансового кризиса. Страны просто сокращают потребление. А с другой стороны, лопнул пузырь "бумажного барреля", надутый спекулянтами, которые торговали фьючерсами, не обеспеченными реальными объемами нефти.

Сначала был создан необоснованный спрос, который и привел к резкому взлету цен в первой половине года. Потом все это развалилось. Но цена нефти в 30 долларов за баррель является серьезным системным вызовом для стран, которые занимаются ее поставками на мировой рынок. Хотя бы потому, что в их бюджетах заложены гораздо более высокие цены. И потом при столь низкой цене компании будут вынуждены масштабно корректировать свои инвестиционные программы во всем мире. Уже сегодня во многих странах добыча нефти становится убыточной. Для того чтобы сегодня быть конкурентоспособным, нужно внедрять новые технологии, заниматься исследованием и освоением новых месторождений, созданием нефтегазоносных провинций, в том числе на шельфе. Все это стоит серьезных денег, объем инвестиций исчисляется десятками миллиардов долларов. Таким образом, низкие цены могут привести к серьезному сокращению производства в среднесрочном периоде.

Так что, если нефть в какой-то момент и подешевеет до 30 долларов за баррель, это будет очень краткосрочный период. Уверен, у стран-производителей будет возможность, координируя свои действия, снизить объемы поставок на мировой рынок. Запасы у них есть.

РГ: В День энергетика нельзя не затронуть вопросы отрасли. Как же российская энергетика переживает кризис, насколько глубоко он ее коснулся?

Шматко: Что касается электроэнергетики, то, на мой взгляд, там пока дела идут неплохо. Осенью было некоторое снижение объемов потребления. Хотя первые 9 месяцев мы сработали хорошо - был рост примерно на 4,4 процента по отношению к 2007 году. И, по нашим расчетам, 2008 год по сравнению с прошлым мы завершим с ростом энергопотребления почти в 2 процента. При этом мы понимаем, что в будущем не исключен сценарий, когда темпы роста могут быть гораздо ниже, чем в 2008 году. Сейчас в промышленности идет спад деловой активности, да и зима ожидается теплой. Конечно, все это отразится и на показателях электроэнергетики, особенно в отдельных регионах, где, например, много энергоемких производств. Тем не менее я считаю, что в 2009 году энергокомпании будут работать стабильно, сохраняя в том числе и необходимую инвестиционную активность, что сегодня особенно актуально.

РГ: Людей из-за кризиса сокращать придется?

Шматко: Не думаю, что это примет какой-то массовый характер. Электроэнергетические предприятия - объекты приоритетного инвестирования. Мы приложим необходимые усилия, чтобы инвестиционная активность в отрасли максимально сохранилась даже в условиях кризиса.

Одна из важнейших задач - создать такие условия, чтобы компании, имеющие стратегическое значение для страны, в это время не растеряли людей. Ведь они в первую очередь связаны с обеспечением стабильного и безопасного функционирования единой энергосистемы страны.

Мы рассчитываем, что в целом инвестиционная активность по отрасли сохранится. Если надо - поможем. Рано или поздно - кризис закончится. А без электроэнергетики экономика не сможет развиваться. И мы понимаем, какая ответственность на нас лежит.

РГ: А не получится ли так, что отрасль будет выживать за счет других? Тарифы-то на электроэнергию в новом году повышаются: для населения - на 25 процентов, для промышленности - на 19 процентов. При этом газ подорожает всего на 5 процентов. По крайней мере такие цифры заложены в тарифном приложении к уточненному прогнозу социально-экономического развития России на 2009 год.

Шматко: В правительстве сейчас вырабатывается консолидированная позиция относительно того, что тарифы для населения подниматься не будут как минимум до 1 апреля 2009 года. А потом посмотрим, как сложится ситуация.

Что касается предприятий, то мы исходим из необходимости выполнения ранее предусмотренных планов, чтобы поддержать нормальный инвестиционный климат в энергетике и даже, несмотря на кризис, сохранить процесс обновления фондов. В любом случае при принятии решений мы будем исходить из баланса интересов всех сторон и необходимости обеспечения социальной защиты населения.

Власть Работа власти Внешняя политика Экономика Отрасли Нефть и газ Правительство Минэнерго Переговоры с Украиной по газу Цены на нефть и газ Регулирование энерготарифов
Добавьте RG.RU 
в избранные источники