Новости

Разговор двух экономистов на фоне кризиса: "Ты понимаешь, что происходит?" - "Сейчас я тебе объясню". - "Объяснить я и сам могу, а ты понимаешь, что происходит?.."

Очередную попытку понять все же, что происходит, я предпринял на днях, побывав на организованном РИА "Новости" телемосте, связавшем четыре столицы СНГ - Москву, Киев, Кишинев и Ереван. Тема дискуссии, в которой приняли участие представители властных структур и эксперты, как бы скучно она ни звучала ("Социально ответственное государство в условиях глобального экономического кризиса"), заинтересовала меня по нескольким причинам.

Сам вопрос, вынесенный на обсуждение, мог быть так сформулирован только на постсоветском пространстве, плотно сохранившем в коллективной памяти "государство-провидение", которое в обмен на равенство в нищете, обеспеченное административным распределением, присвоило себе монополию на контроль всех сторон общественной и политической жизни. Недаром же один из участников дискуссии не без удовольствия рассказал о том, что в Западной Европе большими тиражами стали расходиться произведения Маркса.

Приведу в этой связи свой недавний разговор на смежную тему с известным российским экономистом. На мой вопрос, что же это такое - социально ответственное государство, он ответил с почти что большевистской прямотой: "В общем, политкорректная популистская фигура речи". Тем не менее, по его словам, за этим термином стоит набор очень серьезных проблем современной пост индустриальной экономики.

Коротко говоря, социально ответственное государство в современной рыночной экономике - это государство, понимающее, что оно должно заботиться прежде всего о людях, а не о предприятиях. То есть бюджетными средствами накачивать надо прежде всего не автопром или оборонку, а образование, жилищное строительство, здравоохранение, те науки, которые снабжают эти сферы необходимыми инновациями и технологиями. В красивой формулировке это выглядит так: "инвестиции в человека".

Во время телемоста любопытно было услышать практическое подтверждение тезиса оттуда, откуда этого меньше всего ждали. За дефицитом информации Молдавия никогда не воспринималась у нас как остров благополучия. Тем не менее именно эта страна, если верить приведенным цифрам и фактам, к кризису оказалась подготовленной лучше, чем многие ее соседи. Может, и с перебором, но Молдавию окрестили даже "полигоном антикризисных методик".

Хотя сама кишиневская власть признается, что, начиная несколько лет назад экономические преобразования, она ни о каком кризисе еще и не помышляла. Просто рассудила, что за неимением полезных ископаемых и сырьевых ресурсов вкладываться надо именно в человека. Оставим для официальных отчетов статистические показатели, характеризующие доли ВВП, инвестированные в те же медицину и образование, научные исследования и создание инновационных парков, поддержку малого и среднего бизнеса. В "сухом остатке" удивительный для кризисных времен результат: в правительственные кабинеты стоит очередь потенциальных инвесторов, как местных, так и зарубежных, причем в октябре-ноябре их число возросло. И даже угроза возвращения из России и других облюбованных молдаванами стран теряющих работу гастарбайтеров никого там не пугает: инфраструктурных проектов должно хватить на всех, и пока что подсчет ведется не сокращения, а увеличения количества рабочих мест.

Молдавский пример интересен и с точки зрения взаимосвязи экономики и политики. Мне уже приходилось писать о тех сюрпризах, которые поджидают в Кишиневе неподготовленного визитера, коим оказался минувшей осенью и я. Несколько десятков открыто конкурирующих между собой политических партий, центризбирком, отданный в управление оппозиции, совершенно либеральный закон о митингах и демонстрациях, доступ через СМИ к самым разным источникам информации и мнений...

Помимо общих рассуждений о том, что свобода лучше, чем несвобода, эта увиденная мною картинка настраивает и на более приземленные выводы относительно уже нашей, российской действительности.

Будем откровенны: стабильность последних лет обеспечивалась негласным общественным договором, по которому в обмен на растущие доходы и, как следствие, потребительский бум населению предлагалось поддержать строящуюся вертикаль власти, обрамленную суверенной демократией. Модель выглядела эффективной, пока первая часть договора гарантировалась высокими ценами на продаваемые энергоресурсы. А как эта модель поведет себя при падающих ценах на нефть и нарастающих кризисных процессах, в том числе на рынке труда?

Приведу в ответ результаты декабрьского исследования "Левада-центра". Так вот, индекс социальных настроений снизился на 17 проц. по сравнению с сентябрем нынешнего года. Более всего упал индекс ожиданий - на 21 проц., что расценивается социологами как усиление пессимизма и неуверенности в завтрашнем дне.

Не добавляет оптимизма и другой опрос, проведенный тем же социологическим центром. Только 43 проц. респондентов полагают, что "дела в стране идут в правильном направлении", а 40 проц. считают, что "события ведут нас в тупик" (при 17 проц. затруднившихся дать ответ).

При этом власть, персонифицированная в фигурах президента и премьер-министра, сохраняет довольно высокий кредит доверия, выданный ей еще в годы нефтяного процветания. Но сможет ли она удержать его, когда будут выноситься непопулярные (а куда от них деться?), а то и неэффективные (такие тоже неизбежны) антикризисные решения? И не заключается ли социальная ответственность государства в том, чтобы разделить с гражданами тяжелую ношу принятия подобного рода решений? Конфликт наподобие того, что случился на Дальнем Востоке вокруг пошлин на иномарки, может оказаться не последним. И легче, думаю, в таких ситуациях искать компромиссы между интересами разных групп населения через соответствующие механизмы диалога, чем перебрасывать на самолетах ОМОН из одной "горячей точки" в другую...

Возвращаясь к телемосту, приведу еще два наблюдения.

Первое связано с тем, что мы с избыточной долей высокомерия относились все эти годы к опыту наших соседей, считая почему-то единственным образцом политических и социально-экономических трансформаций только то, что реализуется в России. На поверку же оказывается, что в той же Молдавии, Казахстане, в маленькой Армении и даже на Украине, информация о которой не идет дальше политических скандалов, есть примеры успешных реформ, задуманных и проведенных по собственным, а не заимствованным у нас схемам.

В этой связи и второе наблюдение. Нам, сдается, легче общаться с партнерами в рамках "восьмерки", "двадцатки" и других многосторонних международных форматов, чем со странами СНГ, с которыми мы связаны, кстати, куда более тесными и историческими, и договорными обязательствами. Кооперация с соседями (инвестиционная, торговая, в сфере миграции) - конечно же, не панацея от всех кризисных бед, но существенное подспорье в борьбе с ними, которым не стоит пренебрегать... Бог видит все, соседи - еще больше.

Экономика Макроэкономика Колонка Виталия Дымарского Финансовый кризис в России
Добавьте RG.RU 
в избранные источники