Новости

25.12.2008 02:00
Рубрика: Общество

Вальс на улице комдива

Ветераны 354-й Калинковичской дивизии сберегают память о своем соединении и боевых товарищах
Текст: Александр Емельяненков (Зеленоград - Бобруйск - Калинковичи)

Они обращаются друг к другу исключительно по именам - Слава, Надя, Борис, Николай... И хотя самому младшему из них ближе к девяноста, чем к восьмидесяти, это не меняет дела. А при первом знакомстве заявляют то ли в шутку, то ли всерьез: "В Совете ветеранов 354-й дивизии открывается вакансия на место председателя. Но есть ограничения по возрасту..."

Светлана Федоровна Вострикова, заместитель директора зеленоградской школы N 617 по воспитательной работе, глядя на давних друзей, что вдвое старше ее, по-матерински улыбается, а мне как новичку полушепотом сообщает: "Они и нам не разрешают называть себя по отчеству". Но время, увы, неумолимо. Когда-то запечатлеть всех собравшихся на общей фотографии было проблемой - искали для этого подходящую лестницу или широкие ступени, выстраивались плотно, к плечу плечо, как прежде в строю. В этот раз уместились за одним столом в школьном кабинете.

"Ветеранов дивизии осталось совсем мало, в Москве всего 12 человек, - пишут они мэру столицы и председателю Мосгордумы. - Но тем сильнее наше желание, чтобы память о подвиге 354-й стрелковой дивизии не стерлась из памяти людей".

На Березовой аллее

Уже который год оставшиеся в живых фронтовики добиваются, чтобы одной из новых улиц Зеленограда дали имя прославленного соединения. Их активно поддерживают педагоги 617-й школы. А сама эта школа по адресу Березовая аллея, 7а, уже два года носит имя генерала Д. Алексеева - первого командира 354-й дивизии, который формировал ее в сентябре-октябре 41-го в Пензе, а в последние дни ноября, когда прибыли для разгрузки на подмосковную станцию Сходня, выводил полки из-под массированного авиа- и артиллерийского обстрела, чтобы обрушить на врага, рвавшегося к Москве с северо-запада.

На Сходню, вспоминали оставшиеся в живых, они добрались по Октябрьской железной дороге. В ночь с 29 на 30 ноября здесь начали разгружаться 1203-й и 1201-й стрелковые полки. И вдруг - мощный артиллерийский обстрел со стороны деревни Каменка, вслед за ним - авиационный налет. "Юнкерсы" словно остервенели - казалось, эта огненная карусель никогда не кончится. Всего за одну ночь 1203-й полк потерял до десяти процентов своего состава. С наступлением рассвета уцелевшие стали пробирались по руслу речки Сходня к деревне Большие Ржавки. Остальные полки дивизии, зная, что Сходню бомбят, разгружались по ночам на перегонах между станциями.

Второго декабря у деревни Матушкино, занятой немцами, 354-я дивизия завязала первый бой. А 7 декабря перешла в наступление, сумела продвинуться на 400 метров и на рассвете

8 декабря освободила Матушкино.

"У деревни Крюково погибает взвод..." - это про них и про те самые переломные дни ноября - декабря 1941 года под Москвой. Стальные ежи на 24-м километре Ленинградского шоссе и насыпной курган со "Штыками" у поворота на Зеленоград - тоже в память о тех, кто не отступил под напором врага. Есть достаточные основания считать, что останки неизвестного бойца, найденные при раскопках на 40-м километре и с большими почестями захороненные в мае 1966 года у Кремлевской стены, принадлежат кому-то из 354-й стрелковой дивизии - самого первого ее формирования.

За годы войны на долю этого соединения выпало столько тяжелейших испытаний, что хватило бы, наверное, на целую армию. Неся большие потери, она набиралась боевого опыта зимой 41-42 годов в наступательных боях в Подмосковье, освобождала Истру и Волоколамск. Это ее поредевшие батальоны и роты неотступно преследовали отходящего противника, в конце января 1942 года первыми вышли на границу Смоленщины и заняли опорные пункты в 15-20 километрах от Гжатска.

В августе 42-го дивизию генерала Алексеева задействовали на острие удара в Погорело-Городищенской наступательной операции. То был первый опыт масштабного наступления Красной армии в летних условиях. Удалось освободить райцентры Зубцов, Карманово и несколько сот деревень в Московской, Смоленской и Калининской (ныне - Тверской) областях.

Вслед за этим почти без передышки пришла череда кровопролитных боев под Ржевом.

- Потери там были огромные, дивизию трижды отводили на переформирование, - говорит бывший артиллерист Вячеслав Демидов. - Вольют какое ни есть пополнение, и снова на передовую. Курская дуга, бои под Ямполем и Севском - это тоже этапы боевого пути 354-й стрелковой. Когда генерал Алексеев стал командовать корпусом, он по-прежнему держал "свою", проверенную дивизию под рукой - для самых горячих дел...

Три ордена Красной Звезды и два - Отечественной войны на груди у ветерана не дают оснований сомневаться в этих словах. В Беларуси, под Озаричами, это небольшой поселок в Гомельской области, обескровленный 1201-й стрелковый полк, где батареей полковых минометов командовал лейтенант Демидов, какое-то время держал оборону.

- Дошло до того, что в стрелковых ротах осталось по одному-два активных штыка, - вспоминает Вячеслав Валентинович. - А нас и немцев разделяло только болото. Так ночью, чтобы обозначить активность на переднем крае, снимали орудийные расчеты, привлекали людей из хозвзвода, возничих, санитаров и с винтовками посылали в первую траншею. Двадцать патронов за ночь каждый должен был выпустить. Так продолжалось трое суток. Потом наш полк сняли и перевели на другой участок, в пути получали пополнение.

Явка обязательна

Фронтовики и педагоги, если действуют сообща, - могучая и созидательная сила. Музей 354-й стрелковой дивизии, который они создали в зеленоградской школе N 617, будущей весной отметит 35-летие. С 1991 года им бессменно руководит Алевтина Федоровна Куксина. За эти годы зеленоградцы разыскали единомышленников в Пензе, где формировалась дивизия, многократно выезжали на места боев - а это не только Россия, но и Украина, Беларусь, Польша, Германия. Установили и поддерживают дружеские связи со школами в Бобруйске и Калинковичах. Почетное наименование "Калинковичская", которое получила дивизия за освобождение этого райцентра и крупного железнодорожного узла в Гомельской области, золотыми буквами вышито на знамени 354-й СД.

- За боевые действия при освобождении Бобруйска дивизию наградили орденом Красного Знамени, за Барановичи - орденом Суворова II степени, - уточняет Вячеслав Валентинович Демидов. - А самая высокая награда, орден Ленина, была вручена за наступательные бои в Прибалтике.

Экспонаты для музея, по словам директора школы Виктории Вадимовны Коломацкой, собирали всем миром - не каждый районный краеведческий музей может похвастать такой экспозицией. Здесь много подлинных предметов военной поры. Есть карты боевого пути дивизии и отдельных операций с ее участием. Здесь хранится китель командира дивизии Дмитрия Федоровича Алексеева, его футляр для очков. Под стеклом и на стендах - найденные на местах боев фрагменты боеприпасов, оружия и воинского снаряжения, а также личные вещи погибших.

В отдельной витрине - военная форма и личные вещи командира 1199-го полка Василия Ивановича Пятенко. Став после войны учителем начальных классов, он завещал похоронить себя на зеленоградском кладбище. Последнюю волю боевого товарища ветераны исполнили. А те, кто жив и здравствует, по заведенной традиции три раза в год - в декабре, феврале и мае - съезжаются в Зеленоград, чтобы повидаться друг с другом и пообщаться с детьми, побывать на месте первых боев и поклониться памяти погибших, обсудить с педагогами новые планы.

За 617-й школой закреплены пять обелисков защитникам Москвы, которые в школе считают продолжением музея под открытым небом и стараются ухаживать за ними в течение всего года. В этот раз фронтовики объехали все памятные места Зеленограда и горячо обсуждали, что и где нужно подправить, привести в порядок.

"Уймите ваших ветеранов!"

"К вам обращается, - читаю еще одно письмо, адресованное мэру Москвы Юрию Лужкову, - ветеран, стрелок 1199-го СП 354-й СД - непосредственный участник обороны Москвы и боев в декабре 1941 года за освобождение деревень Матушкино, Савелки, Александровка, Алабушево, Красный Октябрь, на месте которых ныне красуется гордость советско-российской электроники Зеленоград..."

Его автор, подсказывают мне, здесь же, за общим столом, гостеприимно накрытым педагогами. Выбрав момент, подхожу знакомиться.

- Фамилия у меня такая, что без ошибки с первого раза не напишешь, - глаза моего собеседника озорно улыбаются. - Диктую: Ди-нер-штейн.

Борис Моисеевич отводит меня в сторону и рассказывает, чего добиваются он и его товарищи из Совета ветеранов 354-й дивизии своими обращениями к властям Зеленограда и Москвы. Фронтовиков задевает, что бывшее Крюковское шоссе, щедро политое кровью их однополчан, именуется теперь Панфиловским проспектом.

- Части генерала Панфилова не вели боевых действий на этой территории, - убеждает меня ветеран. - Они держали оборону севернее, ближе к Волоколамску. А наша дивизия в боях за эти деревни у бывшего Крюковского шоссе только за одну неделю потеряла более 3 тысяч человек. Все это многократно подтверждено документами из Центрального архива Министерства обороны в Подольске. Вот мы и просим восстановить справедливость и увековечить в названии одной из улиц Зеленограда память о нашей трижды орденоносной 354-й стрелковой дивизии.

Как рассказала Светлана Федоровна Вострикова, одно время ретивые администраторы звонили в школу и требовали: "Уймите ваших ветеранов!" Но, к счастью, позиции таких чиновников оказались не столь прочны и долговечны, как фронтовая дружба. Во всяком случае нынешний заместитель префекта Зеленограда Сергей Гагин, который активно помогает и школе, и школьному музею, о последней инициативе Совета ветеранов 354-й дивизии в разговоре со мной отозвался одобрительно.

А лучшая подруга Востриковой Надя, или Надежда Александровна Гришуткина, которая в годы войны была фельдшером санитарной роты 1203-го стрелкового полка и удостоилась чести танцевать вальс с маршалом Рокоссовским - такая удача выпала ей в победном мае 45-го в немецком городе Штральзунде, верит, что будет вальс и на ИХ УЛИЦЕ в Зеленограде.

Общество История Без грифа "Секретно" с Александром Емельяненковым День Победы