Новости

19.01.2009 04:00
Рубрика: Культура

Я привык грустное выдавать за смешное

В Театре имени Ермоловой поставили ранние пьесы Александра Вампилова

Под занавес юбилейного для Александра Вампилова года в Театре им. Ермоловой поставили неожиданный спектакль - "Исповедь начинающего".

Он объединяет юношеские зарисовки, фрагменты записных книжек и две комедии рано ушедшего из жизни драматурга - "Дом окнами в поле" и недописанный фарс (остались лишь две его сцены) "Несравненный Наконечников". Свободные от большой постановочной судьбы (впрочем, "Дом окнами в поле" виртуозно сыграли на телевидении Ирина Купченко и Станислав Любшин), эти пьесы легко попали в совершенно иной контекст: они стали частью того "винтажного" настроения, которое сегодня возвращает нам стиль, моду и музыку 60-х годов прошлого века.

Если великие вампиловские пьесы "Утиная охота", "Старший сын" и "Прошлым летом в Чулимске" ставили, прежде всего пытаясь постичь их вневременной, метафизический смысл, то сквозь эти юные опыты прямо видно время, их породившее. Его легко и простодушно воспроизвели на сцене режиссер Владимир Андреев и художник спектакля Евгений Никоноров. Пользуясь аляповато-цветочным языком женских платьев и мешковатых очертаний мужских костюмов, несколькими белыми занавесками, которыми до поры прикрыто голубое небо с нарисованными облаками и тополиными стволами на горизонте, они вернули не только стиль жизни, но и самого театра тех лет.

Благодаря стилизованной среде возникает странное сходство этого спектакля с "Рассказами Шукшина" Алвиса Херманиса. Впрочем, ощущение сходства дает и сам язык, фактура повествования, мир советской провинции 60-х годов, утопающей в тополином пухе и редко преодолеваемой робости его персонажей.

Здесь так же, как у Шукшина, живут чудаки и недотепы, пошляки и романтики. Учитель Третьяков (Александр Лобанов), который через три года работы по распределению уезжает в город и только тут понимает, что встретил здесь свою любовь, заведующую молочной фермой Астафьеву (Мария Бортник). Парикмахер Наконечников (Сергей Бадичкин), который решил стать драматургом и (подобно самому Вампилову) безуспешно обивает пороги театров. Редактор издательства, сходящий с ума от графоманов (Валерий Зотов), соблазнительница из Госстраха (Людмила Шмелева), массивная и порывистая жена Рая с двумя девочками (Ольга Волкова). Только то, что позже у самого Вампилова обретет черты печальных, а порой и безнадежно-черных комедий, здесь беззаботно плещется в бесстрашном жанре водевиля. Не случайно в программке к спектаклю цитируют самого Вампилова: "Я привык грустное выдавать за смешное - такова моя жизнь".

Поразительно, но драматург, которого позже будут так доказательно сравнивать с Чеховым, свою драматургическую работу, как и Чехов, начал с водевиля. В этих связях ранних комедий и водевилей с поздними пьесами (хоть, увы, не было позднего Вампилова - он утонул, не дожив двух дней до 35-летия) и пытается разобраться Владимир Андреев.

Театр им. Ермоловой и Андреев первыми после Иркутска стали ставить пьесы Вампилова. Быть может, поэтому в инсценировке, сделанной режиссером, есть та степень свободы, которая позволяет ему легко вставлять в диалоги печальные и веселые заметки Вампилова (многие из них до сих пор не опубликованы, а предоставлены женой Вампилова - Ольгой), его виртуозные афоризмы, а его стихи превращать в песни, которые распевают то и дело герои спектакля.

Лирического героя комедии "Дом окнами в поле", учителя Третьякова, Андреев наделяет страстью сочинительства. Его устами начинает говорить сам Вампилов, пространство роли расширяется, и в смешном мы начинаем открывать серьезное. Еще разительнее этот режиссерский прием виден во второй части спектакля, герой которой, парикмахер Наконечников, тоже одержим писательской манией, но уже в совершенно гротескном, фарсовом виде. И чем смешнее и нелепее его конфликт с непонимающим его миром, тем острее вдруг мы осознаем, что и здесь Вампилов виртуозно аранжировал свою собственную, исполненную драматизма судьбу, как легко он варьировал жанры от фарса и водевиля до парадоксальных психологических драм вроде "Утиной охоты".

А Андрееву того и надо - он закручивает гайки до опасного предела, не боясь самых грубых фарсовых поворотов. В какой-то момент начинаешь легче понимать, отчего Вампилов так любил пьесы Булгакова.

Когда же несравненный парикмахер и графоман Наконечников в элегантном костюме выходит из зала на сцену, воображая свой театральный триумф, сквозь фарсовый драйв слышны горькие интонации драматурга, так и не увидевшего на сцене всех своих самых важных пьес.

Культура Театр
Добавьте RG.RU 
в избранные источники