Новости

05.02.2009 02:00
Рубрика: Общество

Над гнездом кукушки

Женщины и мужчины сравнялись в нежелании платить алименты

Статистика утверждает, что в России только 16 процентов разведенных мужчин платят алименты на детей. Однако в браке, как и в разводе, две стороны. И в последнее время от ответственности за "бывших" детей все чаще убегают матери.

Какую долю из более чем полутора миллионов дел о неуплате алиментов составляют женщины, никто точно не скажет - понятие "неплательщик" пока не имеет пола. Но если ни тысяча, ни даже миллион отцов-беглецов нас уже не шокирует, то безразличие матери к судьбе ребенка до сих пор кажется чем-то немыслимым и пугающим.

- Стоит ли удивляться, что женщины сегодня претендуют на право равнодушно относиться к собственным детям наравне с мужчинами, ведь мы так долго боролись за равноправие, - считает Ирина Корчагина, директор центра психологической помощи "Счастливая семья". - Хотя, с другой стороны, брошенные дети всегда были и будут. Кто-то отказывается от детей сразу после рождения, кто-то "забывает" о них позже. Такова природа человека, мы не святые. Общество понемногу отходит от представления о женщине как хранительнице очага, грубо говоря, ответственной за все в семье. Идеальный папа сегодня не сочтет за труд сварить ребенку кашку, поменять подгузник или обсудить школьные проблемы. И тем не менее за дурные поступки мужчин могут и оправдать, зато женщин осудят непременно. По-моему, неправильно разделять людей, бросивших своих детей, на какие-то группы, отцы виноваты ничуть не меньше, чем матери.

Дела матерей-алиментщиц сегодня есть практически в каждом региональном отделении Федеральной службы судебных приставов. Где-то к ним только привыкают, где-то уже привыкли, но все равно признаются: женские случаи запоминаются лучше мужских. Есть мнение, что с матерями-кукушками приставам работать сложнее, но его разделяют далеко не все. Пол, как оказалось, здесь значения не имеет: немало отцов, которые, всеми способами обманывая родных детей, остаются глухи и к уговорам, и к угрозам. В то же время в некоторых матерях при виде официальных бумаг и людей в погонах может проснуться совесть.

- У нас так было с одной неплательщицей, ее фамилия Юсова, - рассказывает Светлана Фадеева, специалист по работе со СМИ Управления ФССП по Ленинградской области. - Женщина бросила мужа и несовершеннолетнего сына и, видимо, даже не думала, что что-то должна своему ребенку. Очнулась только тогда, когда узнала о возбуждении дела, о том, что ей не позволят выехать из страны, принудительно опишут имущество. Долг к тому времени уже составлял 119 тысяч рублей. Теперь она понемногу его выплачивает, правда, с переменным успехом: работает она непостоянно, то там, то здесь, часто пьет.

Но такие случаи среди алиментщиц - исключение. Среди злостных неплательщиц чаще всего оказываются мамаши, которым нечего терять, а значит, нечего и бояться. От судебных приставов можно услышать немало историй о "неимущих" отцах, разъезжающих на иномарках, и поддельных справках о смерти должника. Но среди матерей-кукушек такого пока не бывало. Подавляющее большинство неплательщиц - алкоголички. Они перебиваются редкими заработками, а иногда даже не знают имени отца своего ребенка. Впрочем, и о детях они забывают задолго до того, как лишаются родительских прав или уходят из семьи.

- Алкоголизм - страшное заболевание, никакими санкциями или запретами его не вылечить, - говорит Ирина Корчагина. - И все равно люди ждут, что больная женщина поведет себя иначе, чем мужчина-алкаш, что материнский инстинкт не позволит ей отвернуться от детей. Но сохранился ли в нас этот инстинкт - большой вопрос. Люди живут разумом, только поэтому мы сумели выжить как вид, и животных инстинктов у нас практически нет. Зверь, например, всегда определит своего детеныша по запаху, а мы не сможем. На мой взгляд, материнский инстинкт у женщины - явление скорее социальное, чем природное, это мораль, требования общества по отношению к матери, нормы поведения. Родительская любовь в современном понимании существует лет 200, до того дети, служившие продолжению рода и рожаемые, потому что иначе нельзя - хоть и были объектом любви, но не в теперешнем варианте.

Поэтому не нужно считать, что любовь к ребенку, чувство ответственности за него - это что-то само собой разумеющееся. Родительскую любовь и заботу в человеке тоже нужно воспитывать.

Подмосковный Волоколамск за последнее время приобрел немалую известность среди приставов и журналистов. Из пресс-службы ФССП интересующихся проблемой женщин-алиментщиц за примерами отсылают именно сюда. В Волоколамске есть алиментщики, что называется, на любой вкус - и мужчины, и женщины, и даже целые семьи. Кроме того, если человеку нечем платить собственному ребенку, местные приставы всеми силами стараются заставить его заработать себе на алименты.

В списке у каждого пристава наверняка найдется такой тупиковый случай - грязная, практически пустая квартира-хибара с пьющим, неработающим хозяином, к которому ходи не ходи толку не будет. Приставы Московской области с такими должниками борются вместе с Государственной службой занятости населения. По совместному договору двух служб должники могут без проблем найти себе работу.

- Конечно, должность в банке им никто не предложит, но и на простой низкоквалифицированной работе можно при желании избавиться от долгов, - рассказывает старший судебный пристав Волоколамского межрайонного подразделения Петр Лазарев. - Результаты у нас уже есть.

Елену и Александра Осиповых приставы называют не иначе как "сладкой парочкой". Супруги лишились родительских прав, а их пятнадцатилетний сын пока живет с опекуном. Платить алименты непутевым родителям было нечем, и около полугода назад суд обязал их устроиться на работу. Через службу судебных приставов Осиповы нашли себе место на шоколадной фабрике "Аладдин", она работает фасовщицей, он - электриком. Большая часть их зарплаты идет на уплату долгов. Впрочем, такой "сладкий" случай в Волоколамске всего один. В похожей ситуации оказались супруги Самойловы - родители четверых детей, - их суд "приговорил" к работе на местном хлебокомбинате. Папаша сопротивляться не стал - добросовестно ходит на работу, неприятностей руководству не доставляет, собирается работать и дальше, когда истечет назначенный ему срок. Зато мать работать на собственных детей не захотела и теперь отбывает реальный срок в колонии за уклонение от исправительных работ.

Еще один безнадежный случай: в доме у Людмилы Николаевой волоколамские приставы бывали не раз, описывать там нечего - все захламлено старым тряпьем и пустыми бутылками. Родительских прав на свою несовершеннолетнюю дочь Людмила лишилась в 2007 году и обеспечивать "отобранного властями" ребенка не собирается.

- Мы с каждым из них разговаривали, и не раз. Взрослые люди - а мы их за ручку, как детей в школу, отводим в центр занятости, - рассказывает Петр Лазарев. - Они уже и забыли, что такое дети. Нам же приходится постоянно им об этом напоминать. Особенно печально видеть женщин, которых уже не заботит ничего, кроме бутылки, кое-кто из наших неплательщиц уже по второму-третьему разу попадают в колонии за уклонение от работы. Срок дают небольшой - вот им и не страшно. А дети - те, ради кого мы и работаем, - остаются ни с чем.

Женщине, которая забыла о собственном ребенке, не поможет психолог, считает Ирина Корчагина: "Помочь в такой ситуации можно только ребенку, причем через суд, через жесткий, четко работающий закон. Пора нам избавляться от того, что весь сор, каким бы он ни был, мы оставляем в избе".

Кстати

Осенью минувшего года на наплыв матерей-неплательщиц пожаловались уже приставы Приморского края, там в одном a Чугуевском районе с начала года возбудили шесть уголовных дел в отношении алиментщиц. Решением суда женщин приговорили к исправительным работам, но только три из них стали трудиться, остальные за принципиально наплевательское отношение к собственным детям будут отбывать срок уже не у станка, а за решеткой.

Общество Семья и дети Разводы и алименты