Новости

12.02.2009 03:30
Рубрика: Общество

118 лет в разведке

Разведчику-нелегалу, полковнику внешней разведки Герою Советского Союза Геворку Андреевичу Вартаняну - 85

Геворк Андреевич и Гоар Левоновна Вартаняны - семейная пара нелегалов, считающаяся самой результативной в истории современной разведки. Во многом благодаря им в 1943-м в Тегеране удалось предотвратить покушение на Сталина, Рузвельта и Черчилля.

А потом несколько десятилетий нелегальной работы по всему миру, присвоение в 1984-м звания Героя и только через несколько лет возвращение на Родину. Горжусь тем, что в 2000-м мне первому довелось слегка "рассекретить" героев, рассказав о суровых годах в Тегеране.

Их квартира в тихом переулке всегда поражала невиданной чистотой и даже изысканностью, однако без всяких переборов. Гоар Левоновна моложе отмечающего юбилей мужа на пару лет. Встречает гостей в элегантных платьях и умело подобранных к ним туфельках на высоких каблуках. Смеется: "Вы же тогда написали про эти каблучки, вот и приходится держаться". Блюда на столе не по-нашему, не по-московски, вкусны. Но главный рассказчик, бесспорно, Геворк Вартанян.

Российская газета: Геворк Андреевич, юбилеи - юбилеями, но по-прежнему на службе?

Геворк Андреевич Вартанян: Отъезд на работу каждое утро - в девять, и минут через 40 уже на месте. Вот обратно иногда на час-полтора - в пробке. А на работе - все свои, обстановка и деловая, и дружеская. Пока приношу пользу, мне самому приятно.

РГ: Если можно, в общих словах, чем сейчас занимаетесь?

Вартанян: В общих: с молодежью встречаюсь, готовим их к такой же работе, как моя. Плюс много езжу по России, и один, и с Гоар, стараемся не отказывать, когда приглашают.

РГ: Работаете с молодыми ребятами. Значит, есть продолжатели вашего дела? Та часть разведки, к которой принадлежите вы, остается?

Вартанян: Конечно. И дает результаты. Люди, которых мы годы назад готовили, возвращаются с боевого поста. Хорошие ребята - у нас отличная смена.

РГ: Догадываюсь, вы с ними сегодня занимаетесь не языками...

Вартанян: Нет. Просто напутствия, пожелания. Иногда у них возникают вопросы - отвечаю. А так - есть у нас, можно сказать, тренеры, которые дают им все что надо.

РГ: С какого примерно времени вы в разведке?

Вартанян: Почему примерно? У меня свой праздник: 4 февраля на работе отмечали 69 моих календарных лет в разведке - с 4 февраля 1940 года и по сегодняшний день. 45 лет, считая иранский период, в нелегальной разведке в зарубежье. Со льготами, которые полагаются, выходит 118 лет.

РГ: Вы всегда работали под армянскими фамилиями?

Вартанян: Под разными. В зависимости от обстановки.

РГ: Вы вообще считали страны, в которых пришлось побывать?

Вартанян: Доходит, наверно, до ста. Но это не значит, что в каждой из них мы работали. Бывали проездом или неделю, пару, месяц. Но под сотню за 45 лет - точно. Основная работа была в нескольких десятках стран.

Гоар Левоновна: В тех, где я вновь выходила за мужа замуж. Когда вместе с группой женщин мы встречались с Владимиром Владимировичем Путиным под 8 Марта, он задал мне вопрос: в каких странах вы были? Я честно ответила: во многих. И он, мгновенно все поняв, посмотрел, засмеялся.

РГ: Я слышал, как свободно говорили вы с внучкой Черчилля на английском.

Вартанян: Ну не очень. Все же два десятка лет здесь. Но языки сидят в нас с Гоар крепко.

Гоар Левоновна: Иногда я предлагаю: давай поговорим на других языках, чтоб не забыть. Не соглашается.

Вартанян: Надоело они мне. Хочется на своих.

РГ: И сколько же языков вы знаете?

Вартанян: Этот простой вопрос для нас сложен.

РГ: Извините.

Вартанян: Русский, армянский, английский, итальянский... Другие тоже. Языков семь-восемь набирается. Фарси по-прежнему хороший.

Гоар Левоновна: Недавно встречались с Игорем Костолевским - он играл главную роль в "Тегеране-43". Актер прекрасный, человек милый, не знал, что за встречу готовят ему в театре. Когда нас увидел, сразу встал, обнял. Так хорошо поговорили. Но я спросила, почему у вас Тегеран, гостиница такие обшарпанные? В ту пору был красивый город. И Костолевский ответил, что снимали в Баку. Я ему: но и в Баку могли подобрать что-то поприличнее.

Вартанян: А я заметил не Костолевскому, а для истины, что зря он там все время стрелял. Разведчик перестает быть разведчиком, если начинает применять оружие.

РГ: Геворк Андреевич и Гоар Левоновна, вы оптимисты, но были же и трудные моменты, которые переживались тяжело.

Гоар Левоновна: Когда первый раз после Тегерана мы уехали далеко и надолго, мне не давало покоя то, что расстались с родителями. Я очень любила маму, без нее тосковала. Чтоб обидеть ее, сказать что-то не так - в жизни моей даже близко не было. Но три года мама моя плакала из-за нас. И у Жоры отец тоже мучился. Переживал и каждый день ходил к моей маме.

Вартанян: Но отец знал нашу работу. (Отец Геворка Андреевича тоже работал в Тегеране на советскую разведку. - Авт.) Хотя каждые два-три года вырывались в отпуск.

Гоар Левоновна: И письма им мы издалека писали. Но какие. Одно и то же: чувствуем себя хорошо, не волнуйтесь, у нас все нормально, желаем, чтобы у вас тоже все было хорошо. Вот и все. Потом уже сами над собой начали смеяться. И решили, что больше посылать этих писем не будем: ну что мы пишем?

РГ: А что получали в ответ?

Вартанян: Ответ по радио получали такой: дома у вас все нормально.

Гоар Левоновна: У нас в Ереване живет племянница - дочь моего брата. Ее дочка нам как внучка. Мы наших младших любим - они наши дети, так мы их воспринимаем.

РГ: Они все о вас знали и знают?

Гоар Левоновна: Ну, что-то и знают, многого - нет. Конечно, жить вдали от близких - очень непросто.

РГ: И все-таки почему вы решили возвратиться: устали, требовался отдых?

Вартанян: В 1984 году мне первому из Службы внешней разведки после легендарного Николая Кузнецова присвоили в мирное время звание Героя Советского Союза. Выдали, даже здесь, в Москве, на другие документы, чтобы никуда не просачивалось. Но в 1985-1986 годах были уже и предательства. И мы с Гоар подумали, что проработали столько лет. Перешагнули за 60 годков. Мы не то что устали, но решили, что хватит скитаться, когда подходит такой возраст. Что если пожить спокойно? И получить звание Героя - высшее счастье. Весть эта как-то все же могла просочиться. Неизвестный Герой-нелегал - кто он, откуда, что это за шишка? Контрразведка любой страны могла начать искать, наводить справки. И во время очередного отпуска, когда мы приехали сюда в 1984-м, попросили о том, чтобы потихоньку возвратиться. Тогда во главе разведки стояли Чебриков, Крючков, Дроздов. Нам разрешили, дали пару лет на спокойное завершение дел. И мы вернулись. Работать можно было еще лет десять. Потому что нам везло: не было вокруг предателей. И мы, не разрушая мостов, приехали. Прошло еще полтора десятка лет. Никто нами не интересовался, не искал. И только в конце 2000 года появилась ваша статья о нашем тегеранском периоде, пошли телепередачи. По словам многолетнего руководителя нелегальной разведки Дроздова, "все эти цэрэушники и контрразведчики, которые дружили с вами десятки лет, не пойдут и не скажут, какие же мы дураки. Эти советские разведчики работали у нас под носом".

РГ: А позвольте житейский вопрос. Все, что было нажито там, в чужих странах, - это все осталось по ту сторону?

Вартанян: Мы вернулись с двумя туристическими чемоданами.

Гоар Левоновна:  Все вещи, нажитые честным трудом, там - и машины, и телевизоры, и обстановка. Виллы у нас не было: два-три года в одной стране, и нужно было уже ехать в другую. А из Тегерана в 1951-м мы кое-что привезли, потому что возвращались официально. Посмотрите, эти воспоминания молодости - они с нами. Вот подстаканники, из которых мы с вами пьем чай, - свадебный подарок. Шесть штук с подносом. Скоро будет 63 года со дня нашей свадьбы.

О самых рискованных эпизодах из жизни разведчика-нелегала Геворка Вартаняна читайте в день его 85-летия 17 февраля в "Российской газете".

Общество История Общество Семья и дети Иосиф Сталин
Добавьте RG.RU 
в избранные источники