Новости

Глава Высшего арбитражного суда первым внедряет электронные технологии правосудия

Высший арбитражный суд разрабатывает проект об электронном правосудии, который должен узаконить такие непривычные для судов вещи, как иски по Интернету, копии судебных актов по SMS и, возможно, даже прямые трансляции процессов.

Подробности научно-технической революции в правосудии сообщил "Российской газете" председатель Высшего арбитражного суда России Антон Иванов.

Судья пришлет SMS

Российская газета: Это что, реально - получить решения суда по SMS?

Антон Иванов: Да. Резолютивную часть можно сразу после вынесения решения получить даже на мобильный телефон.

РГ: Как?

Иванов: Подписавшись на соответствующий сервис на нашем сайте.

РГ: Адрес сайта не подскажете?

Иванов: Официальный сайт Высшего арбитражного суда - www.arbitr.ru.

РГ: Тем не менее некоторые формы электронного правосудия уже внедряются. Вы читаете жалобы, пришедшие по электронной почте?

Иванов: Процессуальные? Нет.

РГ: А обычные?

Иванов: Да. Мы уже полтора года проводим эксперимент по внедрению электронного документооборота в Екатеринбурге и в Санкт-Петербурге. Он себя оправдал. Сейчас эта система будет внедрена в Московском округе и в нескольких других округах. Думаю, в течение двух-трех лет у нас есть возможность при нормальном финансировании из бюджета реализовать эту систему практически во всех наших судах. Движение дел между инстанциями будет идти в электронном виде.

РГ: Добрались ли высокие технологии и до высшей инстанции?

Иванов: Высший арбитражный суд уже перешел на систему электронного судопроизводства. Например, у нас все судебные акты составляются в электронной форме.

РГ: И публикуются в Интернете?

Иванов: Да. Напомню, что Госдума недавно приняла закон об обеспечении доступа к информации о деятельности судебной системы.

Этот законопроект был внесен Верховным судом, но при подготовке ко второму чтению значительно переработан так, чтобы его действие могло распространяться на все ветви судебной власти.

РГ: Почему?

Иванов: До переработки этим законопроектом предлагалось изымать различные фрагменты, что делало публикацию обезличенной и бессмысленной. Ради чего мы публикуем судебные акты? Только ли для того, чтобы их могли использовать в своей работе представители научной общественности? Безусловно, это важно. Но главное, на мой взгляд, чтобы каждый гражданин мог посмотреть: в какой стадии находится то или иное дело, в том числе его собственное, какое решение вынесено по каждому конкретному спору.

РГ: Но ведь есть же и тайна: личная, коммерческая, служебная.

Иванов: Необходимо закрепить узкий круг судебных актов, не подлежащих публикации. В отношении всех остальных должна быть принята максимальная открытость. Нельзя изымать, даже менять фамилии, имена, отчества. Иногда можно "прятать" адреса физических лиц, но не юридических.

Банкротство в прямом эфире

РГ: Вы предлагали начать трансляцию судебных заседаний. У этой идеи немало противников. Они говорят, что нигде в мире такого нет.

Иванов: Почему нет? Не все суды закрыты. В некоторых латиноамериканских странах показывают даже обсуждение в совещательной комнате. Есть и такой подход. Да, в англосаксонской системе на процессах запрещают видео- и фотосъемку. Поэтому журналисты нанимают художников, которые делают зарисовки. В некоторых иностранных судах и аудиозапись запрещена. А у нас аудиозапись разрешена, причем без согласия суда. Так что это просто вопрос подхода. Президиум Высшего арбитражного суда готов транслировать в Интернет картинку с открытых заседаний.

РГ: Планируется вести трансляции только из Высшего арбитражного суда?

Иванов: Мы думаем, что в ряде судов надо оборудовать хотя бы по одному залу заседаний, откуда можно было бы вести трансляции. Можно транслировать процесс на экранах в холле суда или на интернет-сайте. Это повысит доступность правосудия.

РГ: Не получится ли, что суд будет просто удовлетворять чье-то праздное любопытство?

Иванов: Нам трансляции нужны не меньше, чем публике. Например, некоторое время назад было вынесено решение по банкротству некоего российского банка, у которого были десятки тысяч вкладчиков. Понятно, что мы не могли пустить всех в зал заседания. Один из тех, кто не попал на процесс, подал жалобу в Европейский суд по правам человека и выиграл дело. Понятно, что в целом присутствие этого гражданина на процессе никак не могло повлиять на исход дела, но тем не менее мы обязаны были предоставить ему возможность присутствовать на заседании. Как это сделать? Решить проблему в таких случаях может трансляция процесса.

Закон высоких технологий

РГ: Наши законы разрешают применение высоких технологий в правосудии или надо скорректировать какие-то правовые нормы?

Иванов: Сейчас Высший арбитражный суд разрабатывает законопроект об электронном обеспечении правосудия. Это сложная работа. Аналогов такому закону в нашей системе и в мире нет.

РГ: Какие предложения рассматриваются? Иски через Интернет возможны?

Иванов: Планируется, что иски через Интернет будут дополнительным способом обращения в суд. Для удобства сторон надо сохранить и бумажную процедуру, чтобы представители сторон сами выбирали, в какой форме удобнее подать документы.

РГ: Обычно стороны арбитражных процессов достаточно продвинуты в электронных технологиях.

Иванов: В наших процессах участвуют не только адвокаты, представляющие крупные корпорации или предприятия, но и обыкновенные граждане. Как-то на президиум Высшего арбитражного суда приходил фермер, у которого не было юридического образования. Но он пришел, чтобы самостоятельно рассказать о своей позиции на президиуме. Так что далеко не все стороны наших процессов готовы пользоваться электронными средствами.

РГ: К тому же в виртуальном мире велика вероятность подделок.

Иванов: Как и в реальном тоже. Особое внимание надо уделить идентификации лиц, предъявляющих иски через Интернет. Если бы граждане имели электронную цифровую подпись, это облегчило бы задачу. Но ее пока в широких масштабах не применяют.

РГ: Какие возможны варианты?

Иванов: Цифровой аналог собственноручной подписи, заменяющий электронную цифровую подпись. Его можно выдавать тем лицам, которые предпочитают общаться с судом посредством Интернета. В разных странах проблема решается по-разному. Где-то человеку выдают логин и пароль, с их помощью он входит в сеть суда. Где-то выдаются идентификационные карточки, которые надо вставлять в специальное устройство. Но в этом случае надо прописать правовые последствия передачи карточки неуполномоченному лицу.

РГ: Когда, скажем, один адвокат передал свой "ключ" другому?

Иванов: Например. Для профессиональных участников процесса должны быть санкции за передачу "в аренду" своей цифровой подписи или личной карточки. На самом деле далеко не все детали, связанные с использованием электронных средств, ясны нашим разработчикам. Многое еще только обсуждается. Это не простой закон. На его разработку уйдет минимум полгода.

Сто тысяч за прогул

РГ: Ассоциация юристов России предложила ввести административный арест для свидетелей за неявку в суд без уважительной причины. Вам предложение нравится?

Иванов: Я бы предложил ввести для начала значительный денежный штраф за неявку и посмотреть, как эта мера будет работать. Все-таки административный арест как принудительная мера выглядит несколько пугающе. А если штраф будет крупным - от 50 до 100 тысяч рублей, думаю, люди начнут более ответственно относиться к процессу.