Новости

26.02.2009 01:00
Рубрика: Культура

Горькое веселье

В Минске состоялась премьера российско-белорусского проекта

Премьера "Свадьбы" ("Вяселле" по-белорусски), сыгранная в Национальном академическом театре им. Янки Купалы 20 февраля нынешнего года, стала уникальным событием в жизни России и Беларуси. Впервые в новейшей истории был создан совместный российско-белорусский театральный продукт самого высокого европейского качества.

Этот уникальный проект был задуман директором Международного фестиваля им. Чехова и руководителем Конфедерации театральных союзов Валерием Шадриным для юбилейной программы 2010 года, посвященной 150-летию великого писателя. Его совместные усилия с театром им. Янки Купалы, российским и московским правительствами, Министерством культуры Республики Беларусь, поддержанные Межгосударственным фондом гуманитарного сотрудничества государств - участников СНГ, дали прекрасные плоды. Давно театральный Минск не видел столько разнообразных гостей: руководители фестивалей из Германии, Эстонии и Франции, российские и белорусские критики и тележурналисты, директор Французского культурного центра в Москве и, наконец, сразу три министра Республики Беларусь приехали на премьеру, подчеркнув ее значимость в европейском культурном сотрудничестве.

Не только в Беларуси, но и в Москве еще не имели опыта такого решительного соединения академической национальной сцены и вполне радикальных театральных художников. Режиссер Владимир Панков, актер Андрей Заводюк (Жених), музыканты его московской студии SaunDrama, сценограф Максим Обрезков и художники по костюмам Наталья Жолобова и Сергей Агафонов, хореограф Елена Богданович принесли в Минск острое ощущение современной художественной формы. Хорошо известные в Москве создатели жанра саунддрама, авторы спектаклей "Переход", "Док.тор" и "Гоголь. Вечера" в прямом смысле наэлектризовали театр им. Янки Купалы атмосферой эксперимента.

Сюжет чеховской "Свадьбы" Панков, хорошо знающий ее богатую театральную историю, развернул в пространстве снов, наваждений и гротескных перевертышей. Огромная, раскрытая во все пределы вплоть до рабочей стены сцена театра заполнена сразу всеми исполнителями. Здесь музыканты перемешаны с гостями на свадьбе и персонажами чеховского водевиля, а музыка Игоря Стравинского то и дело срывается на древний славянский фольклор и обрядовое белорусское пение. А то виртуозная музыкальная стихия спектакля вдруг возьмет и прорвется эстрадными мелодиями 70-х или музыкой греческой речи. Вообще спектакль Панкова, как заколдованная сказочная избушка, поворачивается во все стороны света: то обернется Грецией как образом мечты и отголоском древней трагедии, то Советским Союзом, то древним плачем, то бесшабашным роком (подружка невесты вдруг так заголосит в микрофон, точно настоящая рок-звезда).

Это заколдованное пространство с двух краев отмечено признаками советского быта: рукомойник и сушка для рук с одной стороны и металлическая подставка для цветов, выкрашенная под березу, с другой - полузабытые приметы нехитрого советского быта. Чеховский жених в спектакле - москвич, а невеста и ее родня - белорусы. Два мира, на первый взгляд, мало различимы, но постепенно возникает легкое головокружение - дежавю, аберрация памяти. Одетые в пальто с "бобриком" мужчины и женщины в белых атласных блузках с кружевами - точно полузабытые образы вчерашнего сна. Жениху явно не по себе, прежде всего потому, что здесь все - до боли родное и знакомое, только он позабыл правила поведения. На этом несовпадении атмосфер и миров Панков строит весь трагикомизм актерской игры.

Самое поразительное - это то, как легко и радостно работают здесь не только молодые актеры, но и премьеры прославленной труппы: народный артист СССР и Беларуси Геннадий Овсянников в роли Ревунова-Караулова уж точно не забудется всем, кто видел его в этой роли, равно как и острая, европейская актриса Зинаида Зубкова в роли немолодой невесты, похожей на сказочную Смерть с косой.

Панков слышит текст чеховского водевиля как музыку, полную жизненного и языкового абсурда. Все эти "кренделя" и "силь-ву-пле" - смесь французского с нижегородским, недотыкомский, страшный по своей непросветленности язык, из которого произошла едва ли не вся поэтика русского абсурда - вот на чем вдохновенно и страшно строят свой музыкальный джем-сейшен Владимир Панков и его команда.

Знаменитое змеюкинское "дайте мне атмосферы!" становится здесь ключом ко всему строю спектакля. Главное, что в нем есть, - это тягучая, точно молочный кисельный туман, атмосфера полусна-полуяви. Она не обрывается - нет, а медленно истончается под нескончаемое свадебное застолье, больше похожее на поминки.

Овации, которыми сопровождает спектакль его молодая аудитория, явно подтверждают своевременность этого проекта, насущную необходимость объединения некогда общего театрального пространства. Уже в декабре этого года спектакль увидят в Москве. А летом 2010 года он будет сыгран в рамках Международного театрального фестиваля им. Чехова.

Культура Театр В мире экс-СССР Беларусь