Новости

03.03.2009 06:00
Рубрика: Экономика

Кризис сыскался в головах

Красноярский мозговой штурм наметил первоочередные туманные приоритеты

Парадокс: получив в руки микрофон, человек рассуждает об истоках кризиса, а в кулуарах признается: "Я ничего не понимаю". Красноярский форум лишь обнажил глубину непонимания.

Дорога в не туда

"Нам не нужны дороги в никуда". Эта фраза председателя совета директоров "Норильского никеля" Александра Волошина стала негласным слоганом форума. Суть дискуссии: стоит ли форсировать старые инвестпроекты, какие?

Помощник президента Аркадий Дворкович считает - нельзя отказываться от приоритетов, но "реализовывать их надо быстрее и дешевле". Приоритеты хороши, исполнение ужасное, а хуже всего, что исполнители и не собираются учиться. Так, Дворкович резко осудил "индульгенцию", которую получили правоохранительные органы: "Человек боится не криминала, а правоохранительных органов". Управляющий директор "Тройки Диалог" Андрей Шаронов его поддержал: органы "враждебны" бизнесу, у них наступил пир во время чумы, пора объявить "перемирие, как у зверей в засуху, когда они друг друга у водопоя не едят". "Во всем мире сейчас чиновники умалчивают, - добавил свои пять копеек Волошин, - что регулирование было некачественным. Вместо этого они говорят, что регулирование было слабым, и требуют его усилить". Но если чиновники за экономику возьмутся всерьез, "кризисы будут не раз в 50 лет, а раз в 5, это я гарантирую".

Губернатор Красноярского края Александр Хлопонин рулевых ругать не стал, но идею не-отказа от начатого поддержал горячо. По его словам, заморозка проекта Нижнего Приангарья - это 8-10 миллиардов потерь.

Но большая правда в том, что инвестпроекты завели переполненный ими край едва ли не в пропасть. Губернатор признался, что запас прочности его собственной бюджетной системы истекает в конце марта. "Это я заявляю ответственно. Уже сейчас есть кризис неплатежей, потом будет парализована банковская система, и к концу марта кризис парализует регион".

Что же случилось в Красноярке? Взять упомянутое Хлопониным Нижнее Приангарье, Богучанскую ГЭС. В 2006 году Герман Греф принял решение о ее достройке, но поскольку ее энергия не очень нужна в тайге, главе "РУСАЛа" Олегу Дерипаске "поручили" построить рядом алюминиевый завод. Не очень довольный заданием, Дерипаска все-таки согласился, заметив, что "мы такие заводы пачками строим". Государство взяло на себя затраты по инфраструктуре. Нынче алюминий упал, завода нет, но государство упорно продолжает строить дорогу к ГЭС. Вот эта дорога: "куда" или "в никуда"? Энергетики верят, что электричество и без завода найдет "внутренний спрос", да и завод пригодится лет через 10-15, когда другие заводы устареют. Их расчет грешит одним нераскрытым неизвестным: длиной кризиса. Как сказал один из участников, если кризис затянется, бессмысленно доводить инвестиционные объекты, которые все равно не будут доведены, но отнимут деньги, нужные для социальных программ.

Видимо, понимая, что тема оказалась как-то неразвита, Дворкович устроил голосование по вопросу "где локомотивы роста?", на котором максимум набрали строительство и стимулирование спроса. Как мрачно резюмировал Сергей Алексашенко из ВШЭ, два предыдущих кризиса, 1991 и 1998 годов, приводили страну ко все большей зависимости от экспорта ресурсов, и если этот приведет к тому же - конец. Чего испугался Алексашенко? Позиции "поддер жка экспорта", "стимулирование покупок отечественных товаров", "венчур и инновации", и даже "поддержка машиностроения" почти не набрали голосов. Шаронова вывели из себя голоса против категории "рост производительности труда". "Говоря, что нам нужно больше электростанций, мы мыслим категориями XIX века", - заявил он, добавив, что станций вполне достаточно, пора учиться экономить. Так вы, г-н Шаронов, за Нижнее Приангарье или против? Но этого у него никто не спросил.

Зачем ЦБ плохой банк

В сфере финполитики порешили объявить борьбу с инфляцией приоритетом номер один. "Это хорошо, - мрачно сказал Жуков, - но нужно резать социально расходы, и участники дискуссии не сказали какие".

План по плохим долгам оказался прост: не создавать новых плохих долгов. Принятый на днях норматив 2-процентного в месяц роста кредитования - плохое решение, как и форсирование поддержки госбанков. Вместо этого нужно создать "плохой банк", куда бросить все плохие долги.

Другая сторона борьбы: ликвидация должника; участники форума высказались за реформу института банкротств, за уравнивание прав кредиторов через кросс-дефолт и за отстранение собственников и менеджеров при сохранении бизнеса созданием публичного списка плохих менеджеров.

Странно, но налоговую тему взяли наискось, хотя глава "Роснефти" Сергей Богданчиков выдвинул ультиматум с далеко идущими последствиями: отрасль больше не в состоянии существовать под прежним налоговым прессом: "Мы благодарны за разовые меры, но нам не нужны больше разовые меры".

Приоритетами финподдержки объявили Человека и Регион. Дальше пошли расхождения: так и не выяснили, нужно ли поддерживать моногорода. Поддерживая моногород, мы поддерживаем граждан? Но Шаронов заметил, что государство решило реанимировать трупы. Его успокоили - будет список неэффективных проектов.

Интересно, но тему национализации во имя спасения сначала подняли, потом заретушировали. Шаронов ярко ругал национализацию - правительство мнит, что в состоянии дойти до каждого предприятия, его поддержал Дворкович ("власть берется за все, а ей нужно сосредоточиться на избранных направлениях"). "Нельзя бороться с дорогами, изобретая велосипед с особой формой колес!" - вскричал наконец Шаронов, и лозунгом все и кончилось.

Деньги на лопаты

Коли человек теперь у нас в приоритете, так впору подумать, за что и куда увольняют человека. Никто и словом не обмолвился, что увольнения - тайный козырь антикризисной экономполитики, не будь их - ресурсов и до лета не хватит. А раз об этом умолчали, и все остальное вышло вялым.

От главного профбосса страны Михаила Шмакова мир узнал, что Шмаков "людоедского трудового законодательства не допустит". Сразу от многих - о том, что нужно массово перемещать по стране людей именно сейчас, а то в мегаполисах делать нечего, а в других местах рук нет. "Как в войну, как в войну", - приговаривал один из апологетов идеи. Хвалили и идею общественных работ, хотя признавали: придуманы они вовсе не для безработных, а чтобы дать денег руководителю предприятия и удержать его от увольнений. Порадовались оттоку гастарбайтеров и пригрозили, если кризис затянется, ввести визы и ужесточить квоты.

Бесплодность дискуссии стала очевидна после невинной ремарки руководителя ЦСР Михаила Дмитриева. Он вспомнил, как еще в хорошие годы в Нижнем Новгороде, на ГАЗе, существовало не эффективное производство комплектующих, но его не закрывали, боясь сократить несколько тысяч человек. В то же время в области не реализовывался ряд инвестпроектов из-за отсутствия именно такого числа рабочих рук. Но власти области не смогли состыковать два этих факта, а теперь сократить людей на ГАЗе все равно придется, но уже нет и инвестпроектов. "Сколько вам нужно рук, каких, где?" - вопрошали у представителя минздравсоцразвития, который парировал - этого никто в мире не знает.

Банк без активов

Общее впечатление: несмотря на изящно задуманную и качественно реализованную идею формирования банка антикризисных идей, форум лишь обнажил их бедность.

Что в самом деле обидно, правильные слова звучали, но их не заметили. Один из неименитых гостей сказал, что Россия именно сейчас должна срочно создать суперблагоприятные условия для иностранных инвесторов. Это куда как умно, если представить, какая борьба развернется вокруг стран, способных принять инвестиции, после кризиса. Коли нанизать на эту идею бесчисленные детали и рецепты, то писать антикризисную программу станет куда проще. В понятии "климата" - и обуздание разгула чиновников, и усмирение аппетитов государства, и налоговые преференции, и, наконец, ответ на главный вопрос: что строить, что заморозить? Правильный ответ: эффективно использовать то, что построено. Так, особые экономические зоны строили несколько лет, потратив кучу денег, но они не работают по одной причине: ими управляет агентство, а не сам бизнес. Другой пример: проголосовав за наращивание внутреннего спроса, люди не отдали ни единого голоса категории "покупайте отечественное". "Я сам их сбил, - признался модератор, - приведя в пример отечественного машины ВАЗ. Все подумали и решили, что не хотят их покупать". Но за рамками оргвыводов осталась брошенная опять же кем-то из неименитых идея: переоборудовать АвтоВАЗ на производство комплектующих для новых сборочных заводов. И на поддержание ВАЗа, и на сборку потрачено так много сил - изящная связка? Но находить и даже замечать такие связки чиновники, кажется, органически не умеют. Кажется, им проще спасти мир. Спасти "малый бизнес", а не сделать так, чтобы регистрация кассового аппарата в налоговой не занимала 15 дней. Переселить куда-то кучу народа вместо того, чтобы люди хотя бы не занимали очередь у биржи труда в 5 утра. Возможно, именно в этом парадоксе и заключается настоящая причина кризиса, который, как и учили нас классики, вновь сыскался не в подъезде, а в головах.

Экономика Бизнес Крупные компании Власть Работа власти Регионы Филиалы РГ Восточная Сибирь СФО Красноярский край Финансовый кризис в России Бизнес - Главное