Новости

03.03.2009 05:00
Рубрика: Экономика

Дело в гранте

В России может появиться более 50 тысяч новых малых компаний

Как при постоянном росте процентных банковских ставок получить щадящий микрокредит? И что делать, если муниципалитеты блокируют "льготный выкуп" помещений, взятых в аренду? На эти и другие вопросы, касающиеся проблем малых предприятий, отвечает директор департамента государственного регулирования в экономике минэкономразвития, один из членов "золотой сотни" - списка президентского кадрового резерва Андрей Шаров.

Российская газета : Андрей Владимирович, чтобы поддержать оказавшихся в трудной финансовой ситуации граждан, правительство приняло решение выделить 3 миллиарда рублей на гранты и безвозмездные субсидии для открытия собственного дела. Максимальная сумма одного гранта - 300 тысяч рублей. Как получить эти деньги?

Андрей Шаров : Общая схема такая. Если вы студент или уже окончили колледж, ПТУ, вуз, если вы безработный или вас собираются уволить, если вы в административном отпуске или, допустим, одинокая мама с ребенком, инвалид или военный в отставке, то попадаете в приоритетные категории граждан, которые могут в первую очередь рассчитывать на субсидии и гранты. Однако это не означает, что другие на них претендовать не вправе.

Дальше есть два условия. Первое - пройти 2-3-недельное обучение в центрах занятости, поддержки малого предпринимательства, бизнес-инкубаторах. Они есть в каждом регионе. Человек должен получить элементарные навыки ведения бизнеса, понять, как его выстраивать, нанимать людей. Изучить Трудовой кодекс, знать, как платить налоги, вести бухучет, сбывать продукцию. В конце учебы, как правило, вы сдаете экзамен. Он включает в себя защиту вашего бизнес-плана: каким делом вы решили заняться, какие будете привлекать ресурсы. Потом проводится конкурс бизнес-планов. Грант на максимальную сумму достается победителям конкурса.

РГ : Учиться придется за свои деньги? И как распределяются гранты на меньшие суммы? Кстати, какие они?

Шаров : Это зависит от бизнес-плана или от конкретного вида бизнеса. Обучение планируется бесплатным.

РГ : Отчитываться за деньги надо?

Шаров : Безусловно. В конце года предприниматель должен отчитаться, на что он их потратил. А сделать это можно на самое первоочередное - на съем помещения, офисной или промышленной площадки. На оборудование - стол, стул, компьютер или автомобиль. На обучение сотрудников, на создание веб-сайта.

РГ : Деньги в регионы начали поступать?

Шаров : По линии минздравсоцразвития финансирование уже началось. Это 6 миллиардов рублей. По одному миллиарду рублей выделяют регионы. По программе поддержки малого бизнеса - еще 3 миллиарда рублей. На днях я говорил с администрацией Кемерово - там гранты с ждут с нетерпением. Провели конкурс бизнес-планов, составили список людей, которые вправе получить такую поддержку. И они ее получат в ближайшее время.

РГ : Сколько россиян, по вашим подсчетам, получат доступ к грантам?

Шаров : Мы ставим региональным администрациям задачу, чтобы до 10 процентов людей, потерявших работу, могли воспользоваться такой возможностью. По сути, это будет альтернатива пособию по безработице или общественным работам. Если удастся задействовать все 10 процентов, то появится более 50 тысяч новых малых компаний. На наш взгляд, это максимальная планка. В среднем на российском микропредприятии работают 7 человек, то есть до 70 процентов людей смогут снова найти работу в чьем-то новом бизнесе. Конечно, государство иллюзий не строит - за три года из этих предприятий выживет, может быть, половина. Но и этого достаточно, чтобы не только окупить вложенные в гранты средства, но и увеличить поступления налогов в бюджет, обеспечить занятость населения.

РГ : Так где все-таки получать потенциальным бизнесменам гранты?

Шаров : У себя в регионе. Если вы из Москвы - есть московская программа. Из Костромы - костромская. В администрации региона надо узнать, какая организация занимается выдачей грантов на открытие собственного дела. В приоритетном порядке федеральные целевые средства будут направлять в те регионы, где сейчас самая сложная ситуация на рынке труда. В основном это промышленные Кемеровская, Свердловская, Челябинская области и ряд других. Как правило, речь идет о моногородах, где всего одно предприятие, да и то сокращает сотрудников. Там мы должны в первую очередь дать людям шанс начать свое дело. А что это значит? По сути, изменить свою судьбу, из наемного рабочего превратиться в собственника.

РГ : По данным общественной организации малого и среднего бизнеса "Опора России", более 40 процентов из опрошенных предпринимателей утверждают, что за последние три месяца стало значительно труднее получить займы, а почти 50 процентов отмечают рост кредитных ставок в банках, которые до кризиса активно финансировали малый бизнес. Как следствие, 60 процентов компаний заявили о падении рентабельности своего бизнеса. Что, кризис добрался и до малого бизнеса?

Шаров : Начну с первой цифры. На мой взгляд, в ней заложены "негативные ожидания". 40 процентов говорят, что нельзя получить кредиты. Значит, 60 процентов их все-таки получают. И это отчасти радует.

Малые компании всегда более устойчивы, чем крупные, так как легко и быстро способны изменить специализацию, найти новые ниши. И сегодня идет активный процесс перепрофилирования: открываются новые виды бизнеса, которые еще вчера были нерентабельны. Возьмите жилищно-коммунальное хозяйство. Регионы получили деньги на реновацию (обновление) жилого фонда: сносят пятиэтажки, ремонтируют ветхое жилье. И тут же начинает образовываться огромное количество малых строительных компаний, берут подряды. Интересный пример - КамАЗ. Два года назад при заводе создали промышленный парк и 50 процентов компаний региона были заточены на работу с КамАЗом. Но авторынок пока замер. А в Татарстан сейчас тоже пошли финансовые ресурсы для обновления жилого фонда. И вот уже многие компании срочно переориентируются, чтобы выпускать под этот заказ стройматериалы.

Еще одна ниша - ремонт одежды и обуви, сложной бытовой техники, например, холодильников, телевизоров, компьютеров. Сегодня спрос на них в торговле падает. Значит, будет расти спрос в ремонте.

РГ : А как продвигаются дела с организацией микрозаймов для малого бизнеса?

Шаров : Микрозаймы сейчас предоставляют уже в 15 регионах. И мы стремимся, чтобы в этом году такие программы заработали как минимум в 40 регионах. Кредитные кооперативы, микрофинансовые организации, которые дают небольшие займы - от 30 тысяч рублей до 300 тысяч, - самая востребованная тема. Кроме того, к кредитованию малых предпринимателей подключились лизинговые компании, с помощью которых можно приобрести оборудование, транспортные средства. Так что, думаю, через 3-4 месяца ситуация с кредитованием малого бизнеса нормализуется.

РГ : И все-таки, по статистике, больше или меньше стало малых предприятий за эти полгода?

Шаров : Первые официальные данные появятся в мае. Но недавно мы впервые получили цифры по средним компаниям, то есть тем, в которых работают от 100 до 250 человек. Теперь мы знаем, сколько их в стране - около 17 тысяч. Если выстроить оптимальную структуру бизнеса по количеству работающих, то в основании пирамиды окажутся микрокомпании - 80 процентов от общего количества предприятий. Потом 17-18 процентов - малые компании. И 2-3 процента - средние. В мае мы увидим их вклад в торговый оборот, выручку.

РГ : Судя по звонкам и письмам в редакцию, самая больная для малого бизнеса проблема - рост арендной платы. А льготный выкуп малыми фирмами арендуемых помещений практически застопорился. С одной стороны, из-за дорогих кредитов порой от этой идеи временно вынуждены отказываться сами предприниматели. С другой - местная власть блокирует процесс, переводя помещения в муниципальный фонд. Министерство планирует какие-то решительные действия в защиту малых предприятий?

Шаров : Мы исходим из того, что местная власть на то и местная, что максимально приближена к населению. Значит, вопрос "льготной приватизации" - сугубо местный. Разбирайтесь со своей властью, убеждайте. У вас есть депутаты, избранный мэр. И здесь многое зависит от позиции предпринимательского сообщества. Например, в Красноярске приняли решение, что большинство помещений будет выкупаться, а не включаться в перечень для аренды. Правильный подход. Но предприниматели там много работали с местной властью, с муниципалитетами. И никаких административных решений из Москвы. Не должны из министерства в рупор кричать, мол, на улице Ленина в городе Ижевске помещение в 50 квадратных метров должно быть отдано под выкуп, а не под аренду.

Впрочем, я почти уверен, что многие муниципалитеты, которые тормозят льготный выкуп, вскоре изменят свою политику. Почему? Потому что надо будет пополнять бюджет. И в ряде регионов, кстати, уже готовятся решения о пересмотре списка помещений, выставленных на продажу малому бизнесу. А в Кемерово, например, муниципальные власти объявили акцию: "Недвижимость в движении". И в два раза уменьшили цены на выкуп помещений. И сразу появилось много желающих поучаствовать в аукционе.

В Красноярске - интересный случай. Два небольших павильончика по 50 квадратных метров. Один в региональной собственности, другой - в муниципальной. Стоят стенка к стенке. Разница в цене на выкуп - в два раза. Городское здание оценено гораздо ниже. Очевидно, что дорогой павильон просто никто не сможет выкупить. Но хочу напомнить, что есть стандарты оценки. И если они нарушены, то недовольные предприниматели, объединившись, могут пожаловаться на оценщика в саморегулируемую организацию. И он может потерять свой бизнес.

РГ : Предприниматели жалуются, что не работают меры по налоговой поддержки малого бизнеса. Не более десяти регионов снизили свои коэффициенты для компаний, работающих по упрощенной системе взимания налогов. Остальные - скидок на кризисную ситуацию не делают. А помощь могла бы быть весомой - регионам дали возможность снизить нагрузку на 10 процентов.

Шаров : Те регионы, которые не сократили налоговые платежи, рискуют потерять своих предпринимателей. И, естественно, доходы в бюджет. На одном из заседаний Правительственной комиссии по развитию малого и среднего предпринимательства мы доложим правительству о том, в каких регионах не воспользовались предоставленной возможностью.

Кстати, в этом году правительство планирует внести поправки в Бюджетный кодекс. Когда они вступят в силу, доходов от патентов на предпринимательскую деятельность будут зачислять в муниципальные бюджеты. Потому что услуги нянь, гувернанток, репетиторов, пастухов, парикмахеров, небольших кафе, где пять человек трудятся, на региональном уровне администрировать бессмысленно. Зато в муниципалитетах таких налогоплательщиков, как доходную базу, будут холить и лелеять. Тем самым мы простимулируем выдачу патентов. И одновременно - выход индивидуальных предпринимателей из тени. Сколько у нас объявлений: "Починю стиральную машинку, компьютер"? Море. Есть еще репетиторы, продавцы домашних пирожков. И все они сегодня нарушают закон, не платят налоги. Альтернативой будет - патент. Заплати небольшую сумму, допустим, 6 тысяч рублей в год, и занимайся бизнесом. И налоговую отчетность сдавать не надо.

РГ : Андрей Владимирович, в Воронежской области предприниматели, торгующие на необорудованном "пятачке", волнуются, что власти приняли решение его снести и переселить всех в крытый рынок. А недавно они услышали, что якобы депутата Госдумы на пять лет отсрочили срок вступления закона N 271 о рынках, предписывающего "великое переселение" торговцев.

Шаров : Пока такие поправки не приняты. Но минэкономразвития поддерживает отсрочку. Год это будет, три или пять, неважно. Главное - откладывается. Во-первых, муниципалитеты пока не готовы. Столько ресурсов сейчас нет ни у кого, чтобы построить крытые рынки. Во-вторых, сегодня, считаю, ликвидировать "пятачки" нельзя. Это рынки - это занятость, которая сегодня важнее всего. Здесь ежемесячно, ежедневно создается и поддерживается огромное количество рабочих мест.

РГ : Галина Николаевна Германенко из города Лиски Воронежской области - владелец автобизнеса. Долгое время местная власть с нее взимала деньги за аренду остановок, которыми она не пользовалась. В итоге после многочисленных жалоб она теперь не может попасть на местный рынок автоуслуг. Спрашивает, как можно туда вернуться и какими методами повлиять на местную администрацию?

Шаров : По поводу рынка автоуслуг. С 1 июля 2009 года в России весь малый бизнес по автоперевозкам до 20 человек и еще по 12 видам деятельности (бытовые услуги, оптовая торговля, производство мебели, одежды, кожи) будет осуществляться исключительно в уведомительном порядке. Так что Галина Николаевна на местный рынок автоуслуг может запросто вернуться. Что касается поборов. В настоящее время раз в квартал Генпрокуратура отчитывается перед правительством о мерах в защиту предпринимателей. Это один из приоритетов в деятельности Генпрокуратуры. Жалуйтесь.

РГ : Еще один вопрос от читателей. Имеет ли право предприниматель, который работает по единому вмененному налогу на доход продавать чебуреки, хот-доги и другую продукцию "фастфуд" без применения кассовых аппаратов?

Шаров : Нет. Все, кто платит "вмененку", обязаны иметь контрольно-кассовую технику. К сожалению, проблема кассовых аппаратов пока так и не решена. Поправки к закону дошли только до первого чтения, хотя правительство поддерживает этот законопроект.

РГ : Почему не введено преимущественное право на продление аренды земельного участка действующему арендатору?

Шаров : Сначала, до 1 июля 2010 года, надо обкатать этот механизм на аренде помещений. А потом будем смотреть по земле.

Продолжение темы читайте в "Российской бизнес-газете".

Экономика Бизнес Малый бизнес Экономика Бизнес Правительство Минэкономразвития Кризис в отраслях и регионах