Новости

05.03.2009 05:00
Рубрика: Общество

А третьим был Хемингуэй

Летчик-космонавт Алексей Леонов о том, как начиналась их дружба с Юрием Гагариным

Девятого марта Юрию Гагарину исполнилось бы семьдесят пять. Но уже в сорок первый раз день рождения первого космонавта планеты друзья, коллеги и родные отмечают без него - в Москве и на Байконуре, в Королеве и Слуцке, в Минске и Звездном городке. В Гагарине, на родине первого космонавта, пройдут традиционные XXXVI Общественно-научные чтения его памяти. С председателем Оргкомитета летчиком-космонавтом СССР, дважды Героем Советского Союза Алексеем Леоновым мы встретились накануне.

- По заведенной традиции, 9 марта друзья-космонавты из первого отряда и те, кто принял вашу эстафету, проделывают один и тот же путь. А нынче, я слышал, было предложение все юбилейные мероприятия провести в Москве...

- Мы с друзьями по первому отряду раз и навсегда договорились: день рождения Юры отмечаем на его родине. А двенадцатое апреля - в Москве, в Саратовской области и в Гагарине. И мы "делим" космонавтов - чтобы и туда, и туда могли попасть. Ведь так, как организуют этот день в Саратовской области, даже в Москве не могут. На Гагаринском поле собирается до 200 тысяч человек! Идет показ пилотажных групп, специально для этого из Кубинки прилетают "Стрижи" - удивительный праздник. И мы в нем участвуем. Если ничего не делать, все постепенно будет забываться. Пока живы, надо это стимулировать.

- На Гагаринские чтения, которые с недавних пор проводятся как международные, приезжает много гостей, в том числе делегации из Беларуси. Они смогут полюбоваться мастерством "Стрижей" и "Русских витязей" в небе над Гжатью?

- Мы хотим, чтобы это случилось. Чтобы в этот день, как и в день 70-летия Юрия Гагарина, был выполнен пилотаж замечательными летчиками из Кубинки. Ведь время полета всего 5-7 минут. Если бы звено Су-27 прошло над городом и показало несколько фигур - это подъем на целый год, да и впечатление на всю жизнь. Но не все, как вы понимаете, зависит от нас. Если "Стрижи" 9 марта прилетят, на что я очень надеюсь, сообща скажем спасибо нынешнему главкому ВВС России генерал-полковнику Александру Зелину.

- Вы уже много лет - бессменный председатель оргкомитета Гагаринских чтений. И лишь однажды они проходили без вашего участия. Была какая-то веская причина?

- В том году меня свалило крупозное воспаление легких. Выручал Герман Титов. Сейчас из первого отряда нас осталось только пятеро - Валерий Быковский, Борис Волынов, Виктор Горбатко, Павел Попович и я. Все получили приглашение, хотя и без этого знаем, что нас рады видеть в Гагарине. Рассчитываем, что в этом году к нам присоединится много коллег из Звездного городка и первая в России космическая династия - отец и сын Волковы. А как здорово, если бы и Юра Романенко был со своим сыном Ромой, который готовится к космическому полету!

Я человек не суеверный, но это много раз подтверждалось: тем новобранцам из отряда, кто приезжал вместе с нами в Клушино, кто отведал воды из гагаринского колодца, выпадал удачный космический жребий. Вот и младшего Волкова, Сергея, мы представляли в Гагарине, когда он еще не летал. А теперь вернулся с орбиты. И по заведенному обычаю должен приехать, отчитаться о проделанной работе.

Судите по делам

- Год назад, по итогам предыдущих Гагаринских чтений, вы подписали обращение к руководству России призывом достойно встретить 50-летие первого полета человека в космос. Какие шаги за этим последовали?

- Вышел указ президента. Причем подписан он в тот самый день, 31 июля 2008 года, когда Дмитрий Медведев побывал на родине Юрия Гагарина, провел здесь рабочее совещание и посетил дом-музей первого космонавта. Среди прочего глава государства поручил правительству сформировать оргкомитет по подготовке юбилейных мероприятий. Очень важно, чтобы там не оказались одни чиновники. В этом смысле может быть полезным опыт работы членов нашего оргкомитета - многолетний и безвозмездный.

- Вспомнилось из Маяковского: "Пускай нам общим памятником будет построенный в боях социализм..." А что, на ваш взгляд, могло бы стать лучшим памятником Юрию Гагарину и его друзьям - первопроходцам космоса?

- Если в духе того же Маяковского, то это, конечно, сохранение за Россией лидирующих позиций в освоении космоса. А если на землю спуститься - память наша должна быть предельно конкретной. Есть город его имени, есть село Клушино, где он родился. В советское время много делалось для их развития. В город приезжали десятки студенческих строительных отрядов со всей страны. Комсомол, что бы ни говорили, был созидающей силой. А деловое общение с комсомольскими лидерами тех лет - Евгением Тяжельниковым, Борисом Пастуховым - продолжается и по сей день. Я надеюсь, они приедут на юбилей и вместе с нами порадуются пуску новых объектов на родине первого космонавта.

- Вы имеете в виду Гагаринский фанерный завод?

- Не только. В городе сдаются жилые дома, рядом с ним строятся и проектируются современные коттеджные поселки, новые объекты инфраструктуры, Гагаринский район активно газифицируют. Но пуск фанерного завода - это, конечно, событие особое. Два года назад, в день открытия XXXIV Гагаринских чтений, мы залили первый символический куб бетона. Тогда в ровном поле только палатки стояли. Сейчас это предприятие, в которое вложено 240 миллионов долларов. Выпускает около 500 кубометров ламинированной ДСП. Построен жилой поселок - 24 коттеджа. И дальше будем строить. Вот это и есть зримый вклад в память о Гагарине. Я горд, что все так получилось, а участники Гагаринских чтений были тому свидетелями.

- На вашей родине, в Кемеровской области, не ревнуют за то, что так много времени и внимания уделяете родине Юрия Гагарина?

- Бывает. Но ведь расстояния - их не сбросишь со счетов: где Гагарин, и где мое Кемерово. Хотя и там я бываю регулярно. А в день шахтера - это уже традиция. Если в чем-то бывает нужна моя помощь, никогда не отказываю.

Подъемная сила

- Вы умеете дружить - это известно. А когда и при каких обстоятельствах в первый раз встретились с Юрием Гагариным?

- Почти пятьдесят лет назад - осенью 59-го. А если быть точным, 4 октября. Нас вызвали в Москву для прохождения медкомиссии и поместили в одну госпитальную палату. Когда я появился на пороге, Юра уже успел освоиться - сидел в кресле и читал книгу. Как оказалось, "Старик и море" Хемингуэя. Я еще подумал: смотри-ка, интересный парень! Будет, о чем поговорить...

До этого мы не были знакомы, хотя летали на одинаковой технике. Только он на Севере, я на юге - в 69-й армии на Украине. После того, как прошел медкомиссию и вернулся в свою часть, меня приказом главкома откомандировали в 24-ю армию в Группу советских войск в Германии - назначили старшим летчиком в 294-м особом разведывательном полку. А снова в Москву меня вызвали только весной. К той группе, где уже были Юра и другие ребята, вошедшие потом в первый отряд космонавтов, я присоединился 14 марта 1960 года. Вот тогда уже мы с Гагариным сошлись по-настоящему. И семьями потом дружили...

- Вы были не только друзьями, но и одногодками. В конце мая у вас личный юбилей. А как отмечали дни рождения, когда был жив Юрий?

- В 64-м нам исполнилось по тридцать. Сначала ему, а 30 мая - мне. Собрались у меня в квартире, сидим, шумим, а Юры все нет. Часов в десять заходит. Самого не видно - в руках огромная охапка сирени. Даже не знаю, где взял. Застолье продолжилось. Часа в три гости стали расходиться. Гагарина я вышел проводить ближе к четырем. Тут он мне и говорит: "Знаешь, давай завтра - ты, Волынов, Горбатко - на моем катере рванем на водохранилище, на лыжах походим. Подъем - в семь". Я ему: "Юра, да ты что? Уже половина четвертого..." - "Я тебе сказал?"

Ну, думаю, ладно, сейчас уляжется спать - там уже не до катера. Ведь выпивал он наравне с нами. Проснулся от телефонного звонка. В трубке Гагарин: "Ну, готов?" - "Да ты очумел? Куда?" - "Забыл что ли? Мы же договорились. Я жду внизу. Звони Волынову и Горбатко". Звоню. Они в ответ: да ну тебя, время - семь утра! Теперь уже я не отступаю: человек ведь приглашает. Ждет уже! А на Чкаловской, где мы тогда жили, до гаражей минут двадцать идти. Так вот Гагарин уже успел сходить за машиной, заправил ее, подогнал к дому, загрузил продукты, одежду, снасти - и хоть бы в одном глазу!

- Как будто и не сидел с вами за одном столом?

- Абсолютно! Смотрю - ну ничто его не выдает. А прошло всего три с половиной часа. Человек с громадной внутренней энергией. Мы целый день тогда провели на Пироговском водохранилище. Вода была еще холодной, и задача заключалась в том, чтобы не упасть.

- А лыжи на всех одни?

- Нет, два комплекта. И мы как-то сразу приноровились. Даже умудрялись прямо на берег выскакивать. Народу собралось на дамбе - водные лыжи тогда были в диковинку. А мы стол накрыли на камбузе, налили по стопочке. Гагарин все время за штурвалом. Поднимаем рюмки: "Будь здоров, капитан!" А он к нам в пол-оборота: "Пейте, ребята!". Я даже интонацию его помню. Это был просто замечательный день - 31 мая 1964 года... Солнечный, красивый. Мы пристали к острову, приготовили что-то поесть. Очень теплая, уважительная атмосфера. Он умел это организовать.

Белые наступают!

- А бывать вместе с Гагариным на его родине, у его родителей вам часто доводилось?

- Вместе - только один раз: 18 августа 1967 года. Хотя и отца, и маму я знал до этого - они приезжали в городок, где жили космонавты. А когда мы с ним выбрались в Гжатск, нас уложили в родительском доме в одной комнате. Две кровати стояли рядом - они и сейчас там стоят. На одной спал я, на другой - Юра. Побыли вместе мы совсем не долго. Уже утром - звонок из Москвы: Гагарину надо срочно вернуться и быть на торжественном заседании по случаю Дня авиации. Я, конечно, пытался говорить: да не рвись ты! Ну зачем поедешь? Посидишь там в президиуме... Могут один раз и без тебя обойтись... А он - нет, не могу. Константин Андреевич (это Вершинин, тогдашний главком ВВС, мы его очень любили) попросил. И поехал. А я остался в доме его родителей.

- С условием, что он вернется?

- Да какое там! Ведь это обычные выходные. В воскресенье мы без него съездили за грибами. А утром в понедельник я уехал. И привез тогда домой три тысячи шестьсот белых грибов.

- 3600?! Где столько набрали?

- Под Величковом. Есть такое место недалеко от Минского шоссе. Тогда дожди шли целую неделю, а потом дня два-три - жара, градусов под тридцать. В те места еще попробуй попади. А у меня была такая возможность - вместе с директором завода "Динамик" на его "газике".

- Собирали в одну корзину?

- Да. Мне все подкидывали. Ведь надо было и Юре привезти. В результате багажник моей "Волги" набили под завязку. А по дороге я в азарте еще два ведра белых прикупил - по два рубля.

- Выходит, вместе с Гагариным по грибы не сходили?

- На его родине - нет. Но бывали иногда в других местах. У меня есть картина "Последняя охота с Гагариным". Это в Спас-Клепиках, под Мещерой. Тогда тоже в одной комнате останавливались. И день я навсегда запомнил - 22 октября 1967 года.

Но еще до этого, летом 1964-го, когда я интенсивно готовился к своему первому полету, мне вдруг предложили отдохнуть. Я в ответ: да все нормально, нет необходимости.... А у Юры тогда уже был катер. И он мне твердо: поехали. Он с Валей и я со Светланой на неделю ушли по каналам на Московское водохранилище, что в районе Дубны. Жили на катере. И, наверное, там я впервые посмотрел на Юру с другой стороны. Человек природы! Уважаемый, уважающий, внимательный. Я и не слетал еще, а он сделал так естественно и тактично - "тебе надо отдохнуть". И сам мне этот отдых организовал.

- Теперь так дружить не умеют?

- Не знаю. И сравнивать не хочу. Но Юру мы никогда не забудем.

Общество История Общество Космос 12 апреля - День космонавтики Персона: Юрий Гагарин
Добавьте RG.RU 
в избранные источники