Новости

18.03.2009 04:00
Рубрика: Культура

Свет в зале

Мастер-класс от Никиты Михалкова
Психологический жест (ПЖ) от Никиты Михалкова. Фоторепортаж Виктора Васенина

В Доме кино в рамках ХVI открытого фестиваля студенческих и дебютных фильмов "Святая Анна" прошел мастер-класс Никиты Михалкова.

Режиссерам, актерам, операторам, сценаристам и продюсерам - как будущим, так и уже состоявшимся - Никита Сергеевич рассказывал о том, как скорости, пришедшие в нашу жизнь, лишают нас возможности созерцать. О том, что сам он вот уже тридцать лет спит только по четыре часа в сутки. О крупных планах в кино и в жизни. О паузах, которые не становятся дыркой в тексте, а только приумножают энергию. И о том, что такое есть энергия - не темперамент, не выпученные глаза, пот на лице и надутые жилы, а влияние на партнера, в конечном счете - на зрителя, читай - вообще на другого человека. И что энергия одного взгляда может быть сильнее, чем три страницы текста, - был бы глубоким взгляд...

О магии Алексея Петренко, о феномене Олега Меньшикова, о силе Нонны Мордюковой и "приговоренности" к шпорам Михаила Боярского. Впрочем, на личности на этом мастер-классе решительно не переходили. Учили ПЖ - психологическим жестам, демонстрировали, как сделать из зрителя ребенка или кролика, как втянуть его в свой энергетический круг. И как заставить актеров не бояться друг друга, а режиссеров уметь отличить психологический зажим от "понтов", бороться с которыми совершенно бесполезно... Словом, преподавали магию кино.

 

Про режиссеров, актеров и продюсеров

-  При сегодняшнем уровне режиссуры не актеров надо пробовать на роль, а режиссеров на то, имеют ли они право снимать или нет. Это проблема современного кино, когда есть все: бандана, серьги, синема-синема, мачо в камуфляже, а профессии - ноль...

Скорости, которые пришли в нашу жизнь и стали ею руководить, лишают нас возможности созерцать Мы не имеем возможности сосредоточиться внутри роли. Мы не имеем репетиционного периода. Огромное количество работы на телевидении лишает возможности того внутреннего движения, того поиска, той концентрации, которых требует эта профессия.

Что такое сегодня крупный план. Артист может выпучить глаза и страшно кричать. Вы посмотрите, как работают на телевидении актеры в этих бесконечных сериалах. Все вроде органично,  нормально, и думаешь: елки-палки, и я бы так смог. Но в этом нет самого главного - личностного отношения. Я обращаюсь в основном к трем людям: к Станиславскому, к Михаилу Чехову и к Питеру Бруку. Посмотрите, что пишет Михаил Чехов: ничего не стоит актеру сидеть на сцене, вальяжно развалившись и в такт своим словам размахивать рукой. И все думают, что это актерское мастерство. Ну а что же такое тогда включение всего аппарата, когда работает каждая клетка, когда ты получаешь наслаждение от того, как движется твое тело, когда во взгляде у человека есть характер, ситуация, а самое главное, энергия и атмосфера? Мы этим не занимаемся. У нас нет времени, с одной стороны, с другой стороны, мы об этом просто не знаем. Мы забыли, что существуют такие невероятные актерские возможности.

Нужно добиваться у продюсера репетиций. В этой борьбе режиссера и продюсера верх одерживает  тот, кто более настоящий. Вообще работать с продюсером, который является твоим работодателем, а не человеком, который счастлив, что вы вместе снимаете фильм, это проблема. Продюсера нужно завоевывать таким образом, чтобы он тебя искал, ждал, хотел и пакетировал под тебя свой проект,  и чтобы твой образ мысли и твоя энергетика  были ему необходимы. Это сложно. И для этого должен быть продюсер, который хочет это делать. А не просто человек, который не знает, куда девать деньги. 

Про Петренко, Богатырева и Меньшикова

Иногда смотришь на экран, Господи ты Боже мой, актер в крике уже до потолка дополз, а тебе его не интересно слушать. Он тебя не волнует - только нагружает децибелами твои уши. А души твоей не касается. Почему? Потому что заменяет голосовыми связками то внутреннее влияние, без которого все остальное - пустота. Причем, это не значит, что энергия нужна только в драматических, серьезных ролях, подобных Королю Лиру, - она и в легчайших вещах может быть, в водевилях, где угодно.

Возьмите артиста Алексея Петренко. Когда смотришь на него, думаешь, как он может вообще артистом быть, - такой здоровенный мужик, мрачный, как с ним работать? Начинает говорить текст, кажется, как он наигрывает. Ничего подобного: проходит минут пять, и он заставляет тебя принимать правила его игры. Он тебя накрывает своим бесстрашием, и ты становишься маленьким, потому что он бесконечно верит - это раз, а во-вторых, он настолько заряжен энергией, что то, что тебе поначалу казалось наигрышем, на самом деле - величайшее русское актерское исполнение, лучше которого нет на свете.

Есть актеры, которые приговорены  своей фактурой. Они прекрасны, они популярны, их узнают на улице, но фактура обязывает их играть только определенные роли. Например,  замечательный артист Михаил Боярский "приговорен" к шпорам - и в этом нет ничего плохого, это не вина, это ограничение. Или был актер Юра Богатырев, который однажды звонил мне, жаловался: "Никита, можешь представить, по телевизору сейчас идут "Два капитана". Я вчера стою в очереди, мордой верчу, но ни одна сволочь меня не пропустила, - никто не узнает. Я же не могу сказать, что я тот самый артист... А вечером ведь будут сидеть и смотреть, и плакать..."  В быту это обидно. Но для профессии это потрясающая возможность - быть любым на сцене и на экране. Не от лица и от фактуры идти к роли, а заполнять свое нутро необходимой энергией и атмосферой, которая потом выбивается в гриме, в костюме, во внешний форме...

...Есть актеры, которые не любят пробовать. Скажем, Олег Меньшиков в кино не любит репетировать. (В театре без этого не возможно). Мы обрисовываем общую канву, а дальше он работает сам. В этом смысле, я должен сказать, он один из тех, в ком есть совершенно потрясающая тайна,  когда ты совершенно не понимаешь, как это делается... А как я оцениваю его работу в "12 стульях"?..  Дело в том, что Олег, как и любой актер, если он не чувствует режиссерской руки, абсолютно интуитивно использует все те штампы, которые ему легко даются. Он знает, что у него это выигрышная фишка, он ее берет, он умеет сделать взгляд,  он его сделает.  А режиссер счастлив, что в фильме снимается крупный артист, который принесет ему кассу и славу. Вот и все...

Про психологический жест и закон сохранения энергии

Как учиться психологическому жесту? Сидеть и зубрить текст не имеет значения. Важна концентрация энергии. Если для того, чтобы заплакать, артисту нужно вспомнить Сталина или Гитлера, ему лучше уйти из профессии. Действительно, если актриса так играет истерику, что после ее откачивают в госпитале, ей не нужно этим заниматься. Великий Шаляпин говорил: "Я не плачу в своих ролях, я оплакиваю моего героя". Что это значит? Это значит, что он не упадет в оркестровую яму, рыдая в "Борисе Годунове", потому что он так страдает. Он знает мизансцену, он  видит дирижера, он слышит музыку, но он обливается слезами. Потому что он существует и внутри своего персонажа, и не теряет способности видеть себя со стороны. Артист, теряющий контроль - это страшно. Он может тебя ударить ножом на сцене, въехать тебе автоматом в челюсть. Но это недопустимые абсолютно вещи.

...Всё актерское мастерство - это штампы. Только у хорошего актера их пять тысяч, а у плохого - два. Но количество штампов - это и есть возможность обустраивать энергию и владеть ею.

Как работать с энергией при тотальном дефиците времени на площадке? Надо просто работать. Дома работайте, ё-моё! Репетируйте ночью,  днем. Я сплю 4 часа. Уже 30 лет. А как иначе?

 Где взять силы? Их дает природа и Господь. Энергия тратится попусту, когда надо поругаться с тем-то, надо машину починить... Я это не к тому говорю, что не занимайтесь бытом. Хотя я не люблю снимать в Москве, потому что актер, да и неважно кто - любой член группы , возвращаясь домой, теряет 30 процентов наработанного на площадке. Эти 30 процентов я должен наверстывать на следующий день во время репетиции. Он возвращается домой, - жена, дети, разговоры: я знаю, что ты устал, что снимаешься, я все понимаю, но , между прочим, давно пора починить… Или: звонила  Лена, она просила... Это все так или иначе обволакивает и высасывает  силы. Я предпочитаю уехать, чтобы всем жить вместе. Мало того, я включаю в контракт с продюсером, как это например было на "Сибирском цирюльнике", чтобы вся группа жила в гостинице. Никто не имел права ночевать дома. Условие - не быть в привычной обстановке. Кажется блажью. Неправда! Я это проверял...

Как добиться от актера при озвучании такого же энергетического посыла, какой был на съемочной площадке? У хорошего актера все идеально получится. Существует такая вещь, как биологическая память. Актер, уже сыгравший и видящий себя на экране, достает нужную эмоцию из  матрицы и синхронно попадет. Я имею в виду не статиста, которому во время съемки вы дали по затылку бейсбольной битой, он страшно заорал, упал, плакал, и после этого его увезли в больницу. Эпизод снят, необходимо озвучивать, но он его не озвучит, потому что его надо опять бить палкой по затылку. Но если это актер, он помнит хорошо. И чтобы ему не дали опять, он все  сыграет...

P. S.

Вопрос из зала: "Никита Сергеевич, скажите пожалуйста, актером нужно родиться или можно стать?" Ответ со сцены: "Ну, чтобы стать, надо родиться, как минимум..."

Культура Кино и ТВ Видео дня Никита Михалков Персона: Алексей Петренко РГ-Видео РГ-Фото