Новости

19.03.2009 04:55
Рубрика: Экономика

Штатная ситуация

В условиях экономической нестабильности власть и бизнес стремятся сохранить кадровый потенциал региона

Массовое высвобождение работников с уральских предприятий - одна из самых актуальных проблем региона. О том, какие программы реализует государственная служба занятости населения, рассказал директор Департамента ГСЗН Свердловской области Вячеслав Кривель.

Российская газета: Вячеслав Николаевич, прогнозы роста уровня безработицы, которые делались в конце прошлого года, не оправдались. Количество потерявших работу оказалось значительно большим. Какова на сегодняшний день ситуация на рынке труда Свердловской области?

Вячеслав Кривель: Ситуация действительно усложняется. Количество безработных увеличивается каждый день, и мы от еженедельного мониторинга перешли на ежедневный. По состоянию на 16 марта в Свердловской области было зарегистрировано 70874 человека, уровень безработицы составил 2,91 процента (на 1 октября 2008 года - 1,08 процента). Количество вакансий, напротив, с октября сократилось более чем в три раза - до 14,8 тысячи. Безусловно, все это затруднило работу. Одно дело, иметь 46 тысяч вакансий и предлагать их на выбор 24 тысячам безработных. Другое - когда на одну вакансию приходится несколько кандидатов.

Правда, обнадеживает, что если в течение четырех месяцев количество вакансий лишь уменьшалось, то последние две недели оно увеличивается. Пусть незначительно, но это тенденция: ряд предприятий, которые в декабре-январе простаивали, теперь во­зобновили производство, получив заказы. Например, металлургический комбинат в Нижнем Тагиле уже загружен на 80 процентов. Руководство планирует к апрелю запустить все мощности.

РГ: В каких отраслях в основном происходят сокращения?

Кривель: С октября прошлого года 97 предприятий заявили о массовом высвобождении работников - это порядка 18 тысяч человек. Фактически уволено 12 тысяч. Из них кто-то трудоустроился сразу, на этом же предприятии или на соседнем. К нам обратилось лишь семь тысяч человек, 1300 мы уже устроили. Для остальных организуем обучение, общественные и временные работы.

Изначально мы ожидали всплеск безработицы в моногородах. Но в центры занятости пошли… селяне. 17,5 процента - доля сельского населения Свердловской области, а доля сельских жителей в структуре безработных - 23 процента. Многие встали на учет, услышав о высоком пособии - 5635 рублей. Но это максимальная сумма. Большинство обратившихся годами не работали, соответственно, имеют право лишь на минимальные выплаты в 977 рублей.

В промышленности сокращения по большей части происходят на средних и крупных предприятиях. Прежде всего увольняют работников вспомогательных производств, сотрудников офисов. Основной кадровый потенциал, как рабочих, так и инженерных профессий, стараются сохранить. Есть сокращения и в торговле, финансовой сфере, где тоже уменьшился объем работы.

РГ: Какие специальности сейчас наиболее востребованы?

Кривель: Порядка 70 процентов вакансий - рабочие. Остаются востребованными высококвалифицированные токари, слесари, механики, операторы станков с ЧПУ, крановщики, бульдозеристы... Требуются и неквалифицированные кадры - подсобные и дорожные рабочие, сантехники... Среди вакансий для людей с высшим образованием - экономисты, бухгалтеры, врачи, учителя, инженеры. Для служащих подобрать работу сложнее, но есть возможность за счет службы занятости направить их на курсы повышения квалификации, переподготовку. Можно получить востребованную специальность, даже если человек не имел никакой профессии. За 2,5 месяца 2009 года мы обучили около трех тысяч безработных.

РГ: Что предпринимается, чтобы не допустить дальнейшего роста напряженности на рынке труда?

Кривель:  В конце февраля Свердловская область подписала договор с Рострудом: Федерация выделила более 1,4 миллиарда рублей на реализацию целевой программы поддержки занятости населения в 2009 году. Это дополнительные средства к тем суммам, которые были запланированы ранее. В итоге финансирование нашей службы в текущем году увеличилось более чем в четыре раза - до 4,5 миллиарда рублей по сравнению с прошлогодними 970 миллионами. В целом программа предусматривает оказание содействия в трудоустройстве более чем 80 тысячам человек.

В первую очередь важно оказать помощь тем людям, которые находятся под угрозой увольнения. Главная задача - сохранить высококвалифицированных работников, кадровый потенциал предприятий. В целевой программе несколько направлений, в том числе организация общественных работ как внутри предприятий, так и в коммунальных службах муниципалитетов. Если производство простаивает, персонал может заняться озеленением, ремонтом жилого фонда, вспомогательной деятельностью. Конечно, компенсация, которую предусматривает программа, невелика - минимальный размер оплаты труда плюс уральский коэффициент. Но за человеком сохранится рабочее место, и когда ситуация стабилизируется, он приступит к привычным обязанностям.

Еще одно направление программы - компенсация переезда к новому месту работы. Скажем, у завода филиал в другом городе, где есть вакансии. Работник может переехать туда, а служба занятости компенсирует оплату проезда, суточные в размере 100 рублей и проживание - 550 рублей в сутки в течение трех месяцев.

РГ: Одно из направлений содействия занятости - предоставить безработным возможность открыть собственное дело. Насколько реально таким людям стать предпринимателями?

Кривель: До кризисного периода мы тоже помогали безработным открыть свое дело, но помощь была в основном методическая и психологическая, в частности, тестирование, позволяющее определить, способен ли человек заниматься бизнесом. Проводили краткосрочные курсы по основам предпринимательской деятельности, помогали составить бизнес-план, зарегистрироваться. Но материальной поддержки не оказывали. Теперь по целевой программе предусмотрено финансирование. Служба занятости будет заключать с безработным, пожелавшим заняться бизнесом, договор, по которому он сможет получить сумму, равную 12-месячному пособию. Если человек имел максимальное пособие, ему выплатят более 60 тысяч рублей. Эти средства безвозвратны. Но если деньги ушли не по назначению или бизнес "прогорел", то он обязан будет их вернуть.

РГ: Многие скептически оценивают выделяемые по программе суммы. Зачем идти на общественные работы, если можно получать те же деньги в качестве пособия по безработице? Да и на 60 тысяч рублей свое дело в селе, может, кто-то и откроет, но в Екатеринбурге это просто нереально…

Кривель: Мы прекрасно понимаем, что завод на эти деньги не купить. Но, к примеру, можно приобрести швейную машинку или организовать мини-фотоателье, мастерскую по ремонту часов. Я не думаю, что все эти люди будут процветать, но пережить тяжелые времена можно, а кто-то будет развивать свой бизнес и дальше.

РГ: Для успешной реализации программы необходима заинтересованность трех сторон: государства, бизнеса и человека. Государство стремится не допустить социальных потрясений и поэтому вкладывает средства в содействие занятости. Каков интерес работодателей? И какова активность самих безработных?

Кривель: Мы еще не начинали работу по программе: ждем поступления средств. Так что могу судить лишь по опыту других регионов. В Челябинске люди отказываются идти на общественные работы. Та же история в Ульяновске: там готовы создать 10 тысяч временных рабочих мест, а желание заниматься таким трудом изъявили лишь 300 человек. И у нас есть опасения, что реакция свердловчан будет такой же. Финансирование программы в Свердловской области - самое большое в стране, поэтому нельзя допустить провала. Позиция такова: служба занятости - не благотворительная организация. Мы оказываем помощь в трудоустройстве и не будем потворствовать тем, кто работать не хочет. По закону человек, который дважды отказался от предложенной подходящей работы, лишается пособия.

Что касается работодателей, многие крупные промышленные предприятия подали заявки на опережающее обучение персонала, на переезд сотрудников в другие регионы. Бизнес готов на паритетных началах участвовать и в организации общественных работ.

РГ: Как вы оцениваете предложение областных властей сократить квоту для трудовых мигрантов? Поможет ли это изменить ситуацию на рынке труда?

Кривель: Эта мера актуальна и своевременна. Я думаю, она принесет плоды, но не сразу. Пока что наши земляки не идут работать на те места, которые изначально предполагались для мигрантов. Причина - низкая зарплата и большой объем работы, который нужно выполнять. Возможно, после сокращения квоты работодателям придется улучшить условия труда, чтобы привлечь местных работников.

РГ: Можно ли спрогнозировать, как ситуация на рынке труда будет развиваться дальше?

Кривель: Я опасаюсь делать прогнозы на далекую перспективу. В конце прошлого года мы предполагали, что к 1 июля в регионе будет 65 тысяч безработных - а перешагнули мы этот барьер еще в начале марта. Сейчас рассчитываем, что этот показатель будет порядка 78 - 79 тысяч человек.

Экономика Работа Занятость Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область