Новости

25.03.2009 03:00
Рубрика: Общество

Сирота за океаном

Механизмы контроля за международным усыновлением требуют корректировки

Ровно через день после проведенного президентом Дмитрием Медведевым в начале прошлой недели совещания по вопросам борьбы с преступлениями против детей ("Спокойное детство" - "РГ" N 44 от 17.03.2009 г.) депутаты Госдумы на своем пленарном заседании занялись проблемой международного усыновления.

Как было заявлено, Дума "чрезвычайно озабочена ситуацией, возникшей в связи с фактами гибели российских детей, усыновленных иностранными гражданами и вывезенных за пределы территории РФ". И после довольно эмоционального обсуждения парламентарии приняли обращение к премьер-министру РФ Владимиру Путину, в котором просят его ускорить подготовку международных договоров об усыновлении российских детей. Предполагается, что такие договоры Россия станет заключать с каждой страной, чьи граждане усыновляют наших сирот. Эти соглашения будут предусматривать обязанность принимающего государства обеспечивать контроль за условиями жизни каждого усыновленного малыша и представление отчетов о его жизни, а также "контроль за постановкой на учет в консульском учреждении государства происхождения ребенка". Депутаты выразили мнение, что подобный документ о сотрудничестве в области усыновления, уже заключенный между Россией и Италией, но пока не ратифицированный национальными парламентами, может стать модельным.

Дискуссия о целесообразности межгосударственных договоров по международному усыновлению началась не вчера. Многие эксперты и правозащитники не поддер живают их введение. Вот и на этот раз принятое депутатами обращение к премьер-министру вызвало их острую реакцию. Так, например, известный правозащитник в сфере детства Борис Альтшулер назвал действия парламентариев очередной попыткой всеми правдами и неправдами оттянуть введение в законную силу Гаагской конвенции о международном усыновлении:

- Только после ратификации Гаагской конвенции, которую Владимир Путин, в то время президент России, а ныне премьер, подписал еще в сентябре 2000 года, можно говорить о таких соглашениях. Тогда это будет разговор всерьез, а сейчас это... просто разговоры. Во-первых, вне рамок конвенции инструментов влияния на страну усыновителей все равно будет недостаточно. Соглашения - чисто бумажное дело, и, как показал опыт, они помогают мало. Во-вторых, для федеративных государств система двусторонних договоров без действия Гаагской конвенции может означать просто прекращение усыновлений из России. Представьте, сколько потребуется времени и усилий заключить 50 таких двусторонних договоров с правительствами 50 штатов Америки, каждый из которых имеет свою правовую систему, свой суд, свое законодательство...

Помочь разобраться в ситуации мы попросили председателя Комитета ГД по вопросам семьи, женщин и детей Елену Мизулину:

Российская газета: Елена Борисовна, можно ли назвать введение межгосударственных договоров ужесточением Россией процедуры международного усыновления? В некоторых СМИ это определяется именно так.

Елена Мизулина: Ну нет, конечно! Есть подписанная Россией Гаагская конвенция о международном усыновлении. Все эксперты нашего комитета полагают, что эта конвенция очень приличная, действительно решает многие проблемы защиты прав усыновляемых за рубеж детей. Она, кстати, предусматривает заключение двусторонних договоров между странами, устанавливает порядок обмена информацией о жизни усыновленного ребенка, возможность доступа к нему проверяющих. Проще было бы ее ратифицировать, как это сделали уже 40 стран. Но какие-то есть к тому препятствия, какие - я не знаю. Потому что минздравсоцразвития, за которым остается последнее слово в необходимом заключении ведомств, не приводит внятных аргументов, с которыми можно было бы согласиться либо хотя бы поспорить. Есть противники и в Думе, не так много, но есть.

Но тогда можно пойти по другому пути: заключить договор, защищающий детей, с каждой из принимающих сирот стран. Это тоже хороший путь. И, конечно, скорее не ограничительный, не ужесточительный, а защищающий детей. Никакого другого, потаенного смысла в этих договорах нет. Подобные соглашения есть, например, и у США с Вьетнамом. Что касается временных затрат на их подготовку и заключение, после того как в полную силу заработает уже подготовленный договор с Итальянской Республикой, с договорами по другим странам все пойдет быстрее и проще.

РГ: А как это будет происходить в отношении государств с федеративным устройством - США, Канадой, Германией? Некоторые эксперты полагают, что для этих стран вопрос усыновления сирот из России отпадет сам собой.

Мизулина: Это не так. Например, США недавно, в прошлом году, ратифицировали Гаагскую конвенцию. И в соответствии с ее требованиями создали Национальный комитет по усыновлению. То есть в отличие от России у них теперь есть общенациональный, вневедомственный, государственный комитет, в чьей полной компетенции находятся все вопросы международного усыновления и жизни сирот. И коль скоро там уже имеется такая единая федеральная структура, мы сможем заключить двусторонний договор и с Америкой, несмотря на различающиеся законодательства ее штатов. Кстати, и в Германии, и в Канаде конвенция также давно вступила в силу. Так что я не считаю, что соглашение с Россией по международному усыновлению является для них непроходным вариантом.

РГ: И все же получается, более надежным механизмом, защищающим маленьких россиян, усыновляемых иностранцами, стала бы ратификация нашей страной Гаагской конвенции? Депутаты намерены возвратиться к этому вопросу?

Мизулина: Что касается меня, я это и делала. Мы вместе с Константином Косачевым, председателем Комитета ГД по международным делам, в прошлом году направляли в правительство запрос, почему затянулась ратификация Гаагской конвенции. Как раз тогда ее противники стали внедрять в общественное сознание то, что конвенция якобы позволит усыновлять детей людям, состоящим в однополом браке. Что, разумеется, неправда, ничего подобного там нет. Абсолютно! И, кроме того, если бы Дума, приняв соответствующий федеральный закон, ратифицировала бы этот международный документ и если у кого-то такие опасения на перспективу и были бы, можно было в том же федеральном законе сделать на этот случай оговорку, - никаких проблем! И, я думаю, мы, конечно, не перестанем настаивать на необходимости ратификации Гаагской конвенции Россией.

Справка "РГ"

В 2007 году в РФ выявлено 3569 случаев жестокого обращения с детьми. К уголовной ответственности за совершение преступлений в отношении детей, принятых на воспитание в семью, привлечено 93 гражданина (усыновителей, опекунов, попечителей или приемных родителей), из них 27 - за совершение преступлений, повлекших гибель либо причинение вреда здоровью детей. За 12 лет - с 1996-го по 2008 год - в США погибли 15 россий ских детей, усыновленных американскими гражданами.

Общество Семья и дети Власть Работа власти Госуправление