27.03.2009 18:50
Поделиться

Голливудский актер Дуэйн Джонсон о съемках в фильме «Ведьмина гора» - "Российской газете"

Перед выходом в российский прокат научно-фантастического фильма от студии Уолта Диснея "Ведьмина гора" "РГ" связалась с актером Дуэйном "Скала" Джонсоном, сыгравшем в фильме главную роль - таксиста, который помогает двум инопланетным подросткам спасти Землю.

Российская газета: Мистер Джонсон, за вашу актерскую карьеру вы попробовали себя во многих жанрах. Был криминальный музыкальный фильм Ф. Гари Грэйя "Будь круче!", у режиссера Энди Фикмана снимались в семейной комедии "План игры", был хоррор-экшн "Doom" и комедийная роль Агента 23 у Питера Сигала в "Напряги извилины". Что вам как актеру дала работа над картиной "Ведьмина гора", которую можно отнести к жанру научной фантастики?

Дуэйн Джонсон: Прежде всего, это была уникальная возможность сняться в большом, веселом, приключенческом фильме. Мне действительно нравится экспериментировать с разными жанрами в кино, и я каждый раз влюбляюсь в своих персонажей.

"Ведьмина гора" - фильм для меня особенный. Это было мое первое погружение в кинематограф "большого приключения". Мой герой - Джек Бруно - парень, которому приходилось на протяжении всей его жизни сражаться, совершать ошибки и исправлять их для того, чтобы идти по жизни в правильном направлении.

Он был автогонщиком, был связан с мафией, и, покончив с этим, стал зарабатывать себе на жизнь честным трудом таксиста. Ему выпадает еще одно большое испытание в жизни. Бруно довелось получить великое благословение и одновременно принять на себя большую ответственность - помогать другим людям. По сути, ему выпадает честь и испытание - спасти мир. Именно это стало для меня тем самым манком, благодаря которому я взялся за эту роль. Я просто влюбился в идею сыграть такого героя. У него очень доброе сердце, но в начале фильма он об этом еще не подозревает. И вот постепенно он открывает в себе это доброе сердце. Именно благодаря тому, что он позволяет себе следовать зову своего сердца, он становится способным на невероятные поступки.

РГ: Вы сами любите научную фантастку?

Джонсон: Если честно, до сих пор я был не большим поклонником этого жанра. На подвиги меня вдохновлял режиссер Энди Фикман. Он - настоящий фанат скай-фай, всех этих уфологических обществ... Этот действительно увлекательный мир.

РГ: Вы сами верите в инопланетян?

Джонсон: О да, конечно. Было бы слишком самоуверенно считать, что мы -единственные разумные существа во Вселенной. Во Вселенной есть другие формы жизни. Готовясь к съемкам, мы все, актеры фильма, провели три или четыре месяца вместе с Энди. Он давал нам почитать научно-фантастические книги, показывал фильмы про научные исследование возможных форм инопланетной жизни. Я видел, как страстно он во все это верит, и его вера передалась мне.

РГ: Мистер Джонсон, в "Ведьминой горе" много экшн-сцен….

Джонсон: Вы даже не представляете, как мне это нравилось! Ведь за Бруно и его пассажирами ведется настоящая охота. А робот-аннигилятор - это же по-настоящему реалистичный монстр! К счастью, мне не нужно было представлять себе врага и драться с кем-то на фоне зеленого экрана, как это обычно бывает при компьютерном наложении. Мой враг, спасибо нашей технической команде, всегда был передо мной - робот был настоящий, его сделали специально для фильма. Работала та же команда, которая готовила чудищ для "Чужого против Хищника". Так вот, они и познакомили меня с этим железным монстром, который был почти два с половиной метра высотой. Знаете, мне понравилось с ним драться, потому что, когда тебя швыряет такое чудовище, ты действительно можешь почувствовать его силу, да и сам можешь к нему приложиться. Так сниматься намного веселее, чем изображать что-то перед зеленым экраном.

 РГ: Для успеха картины было важно установить доверительные отношения с молодыми актерами. Вам легко удалось установить контакт, и с каким настроением проходили съемки?

Джонсон: Для успеха картины важно, чтобы все актеры были на 100 процентов погружены в процесс. Мы все должны были поверить в реальность происходящего, в реальность той истории, которую снимаем. (Смеется). Конечно, для успеха картины еще требуется немного таланта у актеров. И немного удачи.

Для семейной комедии важна атмосфера фильма. Нужно вложить в него душу, юмор, воображение, - все то, что вовлекло бы юных зрителей в придуманный для них мир, чтобы позволило им жить внутри этой фантазии. Для меня именно это принципиально важно для хорошего семейного кино, а не просто - найти подходящих юных актеров.

Анна-София Робб и Александр Людвиг - потрясающие. Меня поражало, как они умудряются выстроить характер своих персонажей и показать его в развитии через всю историю, провести через наше совместное путешествие. А ведь они еще такие… молодые! Забавно было наблюдать, как они учились во время съемок, как у них постепенно совмещались теоретические знания и практические навыки.

РГ: Вы - профессиональный рестлер, есть что-то общее между съемками фильма и рестлингом?

 Джонсон: Сцены "экшн" в кино снимаются детально, продумывается каждое движение, бросок, удар. Так же, как и в рестлинге. Разница в том, что в рестлинге вы выкладываетесь для толпы фанатов, и поединок занимает всего лишь около 15 минут. По сути, вам приходится запомнить рисунок поединка, такого своеобразного танца, и показать его за эти 15 минут. Во время съемок экшн-сцен у вас есть преимущество: вы можете сесть, расслабиться, обсудить все сцены с режиссером, с постановщиком трюковых сцен, у вас есть достаточно времени, чтобы довести сцены боя до совершенства. Таким образом, к тому времени, как кричат "Мотор!", вы уже абсолютно в себе уверены. А уж к тому времени, как зрители увидят их на экране, все трюковые сцены уже выглядят ну просто чертовски хорошо.  

РГ: Режиссер Энди Фикман добросовестно подошел к работе над картиной. Насколько нам известно, он консультировался у экспертов-уфологов, военных, и представителей ЦРУ, чтобы использовать необходимые для фильма сведения.

Джонсон: Я люблю Энди. Мы работали с ним над фильмом "План игры", после этого я не хотел упустить следующую возможность поработать с ним еще. Он - самый подходящий режиссер для семейного кино, со своим юмором и бурной фантазией, со своим умением сочетать в кино настоящее приключение и семейные ценности.

Когда он говорит про уфологию, про НЛО, про методологию и историю исследований, про то, какими могли бы быть инопланетные формы жизни - это, знаете, как лекция любимого преподавателя в колледже. Единственное, что вы можете сказать на такой лекции - Вау! Невероятно, сколько он всего знает, сколько держит в голове.