Новости

30.03.2009 05:40
Рубрика: Власть

Не проскочить развилку

Что стоит за позитивными импульсами в адрес России со стороны администрации США
Текст: Константин Косачев (Председатель Международного комитета Госдумы РФ)

Оценивая нашу реакцию на те отчетливо, а в чем-то соблазнительно позитивные сигналы, которые поступают в последнее время в адрес России из Вашингтона, невольно возникает ощущение, что в России были не совсем готовы к такому ходу событий. Его, с одной стороны, предсказывали, ожидали, но, с другой стороны, не совсем понятно, что же делать в новой ситуации.

Можно вспомнить наши ожидания от предвыборной эпопеи в США, когда мы, в отличие от остального мира, всерьез размышляли над тем, не лучше ли для нас предсказуемо антироссийская линия республиканцев, чем потенциально также отнюдь не пророссийская, но "упакованная" во внешне привлекательные одежды и потому более коварная, политика демократов. И сегодня можно отметить две крайности в оценке импульсов из-за океана. С одной стороны, это, условно говоря, "обамомания", а, с другой стороны, столь же условная "обамофобия".

Конечно, наша "обамомания" не имеет тех масштабов, что в Европе или, например, в Африке. Но продиктована она прежде всего тем, что Россия, если задуматься, уже элементарно устала от во многом вынужденной и все чаще довольно бессмысленной конфронтации с США, что называется, по поводу и без.

В свое время много говорилось о том, что Россия после окончания "холодной войны" ушла для США на второй план (или даже еще дальше) в плане внимания и интереса. Возможно, так оно и было. Но для России, что отмечается гораздо реже, Америка как таковая также сильно утратила в весе на фоне повышенной сосредоточенности на внутренних проблемах. Однако со временем, при реализации своих интересов в третьих странах, мы стали все чаще натыкаться на следы присутствия былого оппонента № 1. Поскольку иного смысла, кроме сознательной игры против России, в этом не усматривалось (а зачастую это и было единственным объяснением), то нарастающее раздражение с нашей стороны было вполне объяснимым.

Ведь мало кто, к примеру, будет возражать, если США станут активным покупателем среднеазиатского газа. Мы даже могли бы помочь в этом, без всякой задней мысли, вроде контроля над поставками. Но понять, почему для этого Америке нужно осесть в регионе всей своей военно-политической массой и к тому же снова готовить очередные антироссийские "оранжевые" палатки, конечно же, довольно трудно.

А потому наша позиция, как она вполне логично сформировалась к концу правления Буша-младшего, звучала примерно так: Америки в мире должно быть меньше, и от этого всем будет лучше.

Отчасти этим обусловлена условная "обамофобия" при оценке нынешних новых веяний из Капитолия. Точнее, это, конечно, не фобия (страх и заведомое неприятие) в чистом виде, а скепсис и недоверие - не к личности, а к системе, - для которых, конечно, также есть немалые исторические основания. Самое простое было бы верить не словам, а делам и подождать реальных шагов. Тем более что по двум наиболее болезненным для России точкам (ПРО и перспектива членства Грузии и Украины в НАТО) осторожные намеки из Вашингтона вполне соответствуют нашим ожиданиям, так что есть, наверное, и шанс дождаться чего-то более осязаемого.

Но в этой, логически на первый взгляд неуязвимой, позиции "невесты на выданье" есть тем не менее определенные слабости, которые могут привести к тому, что "невеста", ищущая идеального "жениха" ("если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича…"), в итоге рискует прозевать свой шанс.

Ибо Обама, даже не столько как личность, сколько как явление, как тренд, - это действительно шанс. И это осознали очень многие в мире, спеша максимально использовать его в своих интересах. Это касается не только очевидных союзников Америки в мире. Ведь смысл и путь к безопасности для любой страны не только в том, чтобы всегда обязательно иметь сопоставимый военный потенциал с сильной державой, что вообще мало кому в мире под силу. А в том, чтобы в отношениях с этой державой не было конфликтного потенциала, если, конечно, цена такой дружбы не слишком высока.

Однако очень важно попытаться понять те мотивы, которыми может руководствоваться новая администрация США, посылая позитивные импульсы в адрес России. У нас зачастую в качестве отправных точек при оценке этих действий Обамы считают, что, во-первых, новый президент США желает буквально во всем отказаться от провальной политики своего предшественника и обречен на улучшение отношений с Россией и что, во-вторых, без окрепшей России у Америки в мире вообще ничего не получится.

Прежде всего полезно было бы вспомнить, что наш предвыборный скепсис в отношении перспектив отношений между Америкой и Россией в случае победы любого из кандидатов имел под собой вполне материальное основание. Многие из наших экспертов и политиков сходились во мнении о наличии довольно заметного консенсуса между позициями республиканцев и демократов по России. Консенсус этот был, во-первых, отнюдь не позитивным для нас и, во-вторых, вполне отвечал соответствующему запросу американского общества, среднего избирателя. Никакого мощного давления на будущего президента на предмет обязательного улучшения отношений с Россией не было. Скорее наоборот: Маккейн с его обещанием изгнать Россию из "большой восьмерки" вполне мог рассчитывать на понимание у многих в Америке.

Но это означает, что администрация Обамы, идя сегодня явно дальше своих предвыборных обещаний, действует сугубо по своей инициативе, не будучи принужденной к этому внутренними обстоятельствами. Больше того: она во многом рискует - как лично Обама, если говорить о перспективе перевыборов, так и те из его команды, из экспертного сообщества, кто сделал ставку на "перезагрузку" в отношениях с Москвой. Рискуют тем, что расчеты могут не оправдаться, и это непременно вменят им в вину республиканцы (а атаки уже идут, и нешуточные).

Кроме того, было бы неправильно переоценивать и влияние внешних факторов на формирование новой российской политики Вашингтона. Мы справедливо говорим о том, что без России сегодня невозможно решить большинство мировых проблем. Но, оценивая возможные взгляды на ситуацию со стороны Вашингтона, можно вполне предположить, что там могут смотреть на это несколько иначе. Скажем, ключевой момент, в котором от нас ожидают встречных шагов, - Иран. Однако так ли реально велико наше влияние на политику этой страны, чтобы США могли всерьез рассчитывать на некий прорыв на этом направлении, если Россия однозначно поддержит американскую линию в отношении Тегерана? Особенно если учитывать, что наши позиции и сейчас во многом созвучны, а разногласия больше в методах и тактике действий…

На постсоветском пространстве, в том числе в плане расширения НАТО и наращивания американского присутствия по нашему периметру, в решении проблем стратегической безопасности (которые Америка собирается, по возможности, решать в одиночку, иначе бы не было планов создания глобальной ПРО), в отношениях с другими центрами силы (ЕС, Китаем, Индией), тем более в преодолении кризиса и в экономике в целом - если оценивать трезво, то практически нигде нет такой ситуации, что Америка потерпит полное фиаско без помощи России и "обречена" на уступки и взаимодействие. С нами многое может пойти быстрее, а без нас что-то не получится. Не менее, но и не более.

Зато для нас многие факторы международной политики, напрямую зависящие от США (например, вступление Украины в НАТО), начинают получать подчас чуть ли не судьбоносное, апокалипсическое звучание, что делает нашу позицию гораздо более уязвимой, а потому дает гораздо больше козырей вашингтонской дипломатии без всякой необходимости к серьезной смене концепции в отношении России в целом.

А потому нам очень важно не повторить ошибку Запада, который когда-то повел себя по отношению к России как к побежденной в "холодной войне". Который воспринимал все ее шаги навстречу и уступки как своего рода контрибуцию и естественное следствие исторической капитуляции не системы, а СССР/России как геополитического игрока. Нам не следует брать плохой пример у Запада и впадать в излишнюю эйфорию от собственных возможностей.

Да, налицо наша несомненная заслуга в том, что к России сегодня прислушиваются совсем иначе, чем в 90-е. Что игнорировать ее интересы не получается даже у самой сильной державы планеты. Но это не означает, что наше укрепление всех устраивает и тем же США просто некуда деваться, как улучшать с нами отношения. Если мы будем воспринимать новые вашингтонские сигналы именно в таком ключе, нас постигнет очень скорое разочарование.

Мы видим, как и Вашингтон, и Москва, отягощенные грузом взаимного недоверия, боятся сделать лишний шаг навстречу, чтобы он не был неправильно интерпретирован визави как уступка и признак слабости, как согласие и в тех моментах, где наши позиции явно расходятся. Отнюдь не считаю, что нам нужно вместо "головокружения от успехов", от собственной незаменимости впасть в другую крайность и, в стиле конца 80-х - начала 90-х, надавать "авансов" без встречных шагов, без договорно-правового закрепления всех нынешних позитивных сигналов.

Но тем не менее сегодня есть сильное ощущение некой развилки истории, проскочив которую можно опять попасть на десятки лет в тупик "холодной войны" или "холодного мира". Обидно будет, если мы "проскочим" этот поворот (как проскочила его, к примеру, администрация Буша, не осознавшая в сентябре 2001 года весь потенциал поддержки со стороны России), в ожидании лучших времен. Если их не приближать сознательно, используя исторические шансы, они могут и вообще не наступить…

Власть Работа власти Внешняя политика Власть Работа власти Внутренняя политика В мире США Законодательная власть Госдума Прямая речь Россия и США
Добавьте RG.RU 
в избранные источники