Новости

07.04.2009 03:00
Рубрика: Власть

Защитная реакция

Сегодня открывается IV Всероссийский съезд адвокатов

На форум профессионального сообщества защитников собрались делегаты от 83 адвокатских палат страны. О проблемах, волнующих сообщество, "Российской газете" рассказал президент Федеральной палаты адвокатов Евгений Семеняко.

Российская газета: Евгений Васильевич, на прошлых съездах особенно бурно кипели страсти вокруг взаимоотношений адвокатуры и власти. Делегаты говорили о многочисленных попытках лишить адвокатуру независимости. Удалось решить больную проблему?

Евгений Семеняко: Совет палаты наладил устойчивый контакт с государственными органами как в центре, так и на местах. В том числе с профильными министерствами и ведомствами. Сегодня с адвокатурой считаются, к нашему мнению прислушиваются.

РГ: Иными словами, в отношениях между адвокатурой и государством все стало благостно и гладко?

Семеняко: Конечно нет. К сожалению, не прекращаются попытки чиновников нарушить баланс взаимоотношений между адвокатурой и государством в свою пользу. В прошлом году, например, пытались внести такого рода изменения в закон об адвокатуре. К счастью, безуспешно. Сейчас на волне борьбы с коррупцией среди судей началась настоящая дискриминация адвокатов.

РГ: О взятках в судах нынче не говорит только ленивый. Как и о том, что судей подкупают чаще всего через адвокатов. Может быть, по пословице, нет дыма без огня?

Семеняко: Такое расхожее мнение бытует. Но оно несправедливо и обидно для профессиональных защитников. Коррупционную погоду делают все-таки не они. Шумиха по этому поводу и поиск "виноватых" в тех или иных профессиональных группах больше напоминает имитацию борьбы с коррупцией, рассчитанную на неосведомленных людей. Настоящие коррупционеры при этом остаются в тени.

РГ: А как вы оцениваете такую антикоррупционную меру, как запрет на профессию адвоката для бывших судей и родственников судей? Ведь по закону судья, ушедший в отставку, имеет полное право работать защитником. Как можно лишить его этой возможности?

Семеняко: Нашли прием, можно сказать, почти иезуитский. Пригрозили, что тот, кто ослушается, будет лишен статуса судьи в отставке и соответственно судейской пенсии.

РГ: И что в итоге?

Семеняко: Около 200 высококвалифицированных защитников - судей в отставке были вынуждены прекратить статус адвоката. Еще несколько десятков адвокатов пожертвовали своей профессией, чтобы не препятствовать судебной практике близких родственников. Между тем действующее законодательство и без того эффективно препятствует использованию родственных связей в судебном процессе. Уголовно-процессуальный закон содержит запрет на одновременное участие в процессах лиц, находящихся в родстве.

РГ: Как отразился уход бывших судей из адвокатского сообщества, его ряды поредели?

Семеняко: Сегодня в адвокатуре трудятся около 62 тысяч защитников. Говорить о том, что адвокатура стала менее профессиональной или менее востребованной, я бы не стал. Она несет на себе бремя защиты в уголовном судопроизводстве, выполняя ежегодно до 5 миллионов поручений.

РГ: Защитники говорят, что государство слишком скупо платит им за труд. В частности, за так называемые дела по назначению. Для многих такие дела - едва ли не единственный источник дохода, а баснословные адвокатские гонорары если и существуют, то лишь у избранных. Плата действительно скудна?

Семеняко: Адвокаты получают за свой труд совершенно небольшие деньги. За день участия в процессе защитнику платят 298 рублей. На порядок ниже, чем получают судья и прокурор. Эксперту, например, за один час работы выплачивают 400 рублей. Но даже и такой невеликий заработок адвокат не всегда получает вовремя. В прошлом году задолженность по оплате составила более 224 миллионов рублей. А с командировочными расходами такая чехарда, что Федеральная палата адвокатов обратилась с жалобой в Конституционный суд - статья 131 УПК ущемляет права адвокатов.

РГ: В последнее время все чаще звучит фраза, что адвокат - профессия опасная. Вы разделяете такую точку зрения?

Семеняко: Реальность такова, что адвокатам действительно приходится думать о своей безопасности. Лишь за последнее время - 24 случая тяжких побоев и травм. Шесть адвокатов погибли. У всех на слуху громкое убийство адвоката С. Маркелова уже в этом году, в самом центре Москвы. Двое адвокатов подверглись вооруженному нападению с угрозами убийства, еще двоим причинен имущественный вред...

РГ: На фоне таких трагедий неудобно и говорить, но из песни, как известно, слова не выкинешь. Многие считают, что адвокатов убивают в двух случаях: либо он ввязался в криминальную бандитскую разборку, либо взял деньги, а обещание не выполнил.

Семеняко: Согласен, авторитет адвокатуры в обществе зависит от чистоты ее рядов и профессионализма защитников, а следовательно, от уровня и качества юридической помощи, которую они оказывают людям. Советы палат эффективно реагируют на факты нарушения профессиональной этики. Коллегиальные органы прин ципиально очищают сообщество от лиц, случайно оказавшихся в адвокатуре.

РГ: Многих наказали или выгнали по таким делам?

Семеняко: За период между съездами к дисциплинарной ответственности привлечено более 4300 адвокатов. Прекращен статус 892 адвокатов. Это реакция на действия, а иногда и на бездействие адвокатов, порочащих свою честь и достоинство, умаляющих авторитет адвокатуры.

РГ: И куда уходят люди, которым вы указали на дверь?

Семеняко: Как правило, в частную юридическую практику. Нужно честно признаться, что сфера юридических услуг у нас, в отличие от других государств, остается практически бесконтрольной. Парадокс ситуации: на фоне требований установить более жесткий контроль над адвокатами другие юристы могут работать без оглядки на какие-либо профессиональные стандарты и моральные критерии. Даже люди, не имеющие юридического образования, получили нынче возможность оказывать так называемые юридические услуги, рекламируя себя в качестве профессиональных защитников. Очевидно, что этот вопрос нужно решать, в том числе и с использованием законодательства об адвокатуре.

РГ: А защитники, работающие в составе адвокатских палат, отвечают высоким стандартам профессии?

Семеняко: Я просто уверен в этом. Большинство моих коллег - истинные профессионалы, грамотные, честные, опытные. За последние годы 248 адвокатов награждены орденом "За верность адвокатскому долгу", более тысячи - медалями. А в прошлом году состоялась первая церемония вручения Национальной премии в области адвокатуры и адвокатской деятельности.

Власть Работа власти Госуправление