Новости

16.04.2009 03:00
Рубрика: Общество

Сбежавшая из ада

Актриса Татьяна Догилева - о том, как она победила депрессию

Во времена финансового кризиса проблемой для многих становится депрессия.

Как распознать ее симптомы? Кто и почему впадает в непреодолимую тоску? Почему мы стыдимся психических заболеваний?

Сегодня на эти вопросы мужественно отвечает человек, испытавший на себе весь ужас психического заболевания. Бойкая, жизнерадостная на экране и в жизни, она никогда не думала, что когда-нибудь ей поставят диагноз - "глубокая депрессия". Известная актриса Татьяна Догилева рассказала, как ей удалось выкарабкаться из многолетнего кошмара.

Российская газета: Татьяна Анатольевна, слово "депрессия" в последнее время стало одним из популярных. Друзья в депрессии, экономика в депрессии. Как вам кажется, так ли страшна депрессия?

Татьяна Догилева: Я сама лечусь от этого заболевания. Причем мои дела были так нехороши, что пришлось обратиться к врачам. Мне был поставлен диагноз "глубокая депрессия, острый период".

РГ: В чем это проявлялось?

Догилева: Я никого не хотела и не могла видеть. Вообще не понимала, как живут люди. У меня стали трястись руки, прыгать давление. И физически стала ослабевать. Рыдала с утра до ночи. Если вынуждена была играть спектакли, меня просто физически тошнило.

РГ: Как в таком состоянии вы умудрялись выходить на сцену?

Догилева: Ну вот так. Все спектакли приобрели трагический оттенок, даже комедия. Мне все виделось в черном свете. Самый ад моей болезни пришелся на лето, а летом спектаклей все же поменьше. Осенью меня отвели к доктору.

РГ: То есть это состояние, из которого самому уже не выбраться?

Догилева: Да, сами вы ничего не можете сделать. Я делала все: ходила в бассейн, пыталась заниматься спортом. В конце концов я достаточно сильный и волевой человек. Но мне становилось все хуже, уже начала ощущать себя инвалидом. Эта болезнь опасна тем, что развивается незаметно. Ты борешься, пытаешься противостоять ей разными способами. Слава богу, мне помогли врачи.

Многие думают, что депрессия - это смена настроения. Но это жестокая болезнь. Потому ни в коем случае нельзя себя до этого доводить. Она лечится очень тяжело, врагу не пожелаешь. Теперь я всем советую пристально наблюдать за своим настроением, состоянием и если станет совсем плохо, то надо обязательно обращаться к врачам, без них не справиться.

РГ: Но у нас сложился довольно скверный образ врача-психиатра. А с психиатрической лечебницей и вовсе связаны страшные ассоциации.

Догилева: Согласна, само название "психбольница" звучит страшно, но я пошла именно туда. И готова была делать все что угодно. То есть мое состояние было таково, что его нельзя было терпеть.

РГ: И все-таки зачастую люди просто боятся обратиться к врачу. Любой специализации. К сожалению, доктора, которые помогут, а не навредят, - сегодня большая удача. Как думаете, где найти хорошего доктора?

Догилева: Согласна, таких докторов мало. Мне помогла моя подруга, которая побывала в таком же состоянии. Она месяцами лежала в различных клиниках Европы, но ей становилось только хуже. Наконец, ее отвели в психбольницу к опытному врачу, которая сразу поставила ей диагноз и подобрала терапию. Только тогда она стала жить полной жизнью.

Думаю, чтобы найти такого врача, надо просто у всех спрашивать. Люди почему-то скрывают свои заболевания, особенно психические. Но в них нет ничего стыдного, как и в любой другой болезни.

РГ: Действительно, о психических расстройствах принято умалчивать. С чем, на ваш взгляд, это связано?

Догилева: Даже не знаю, что вам сказать. Мне уже было не до стыда. Я всем говорила и всех просила, потому что просто умирала. Было так плохо, что никакого стыда я не испытывала. Теперь у меня есть два доктора, на которых я просто молюсь. Самым большим страхом для меня было вернуться опять в депрессию. Наверное, нужно больше писать об этом. Ведь мало кто знает, что плохое настроение - часто не каприз, как принято думать. Может, узнав больше о болезни, люди перестанут стыдиться и диагноза.

РГ: В бытовом понимании депрессия - это грусть и тоска. Как думаете, быть в печали больше свойственно русскому человеку?

Догилева: Да сегодня вся Европа сидит на антидепрессантах! И там это уже давно в порядке вещей. Видимо, такова наша жизнь. Я тоже раньше и тосковала, и грустила, но это бывало несколько дней, а потом случалось что-нибудь хорошее и настроение менялось. А тут я потеряла все, только плакала. Казалось, жизнь ужасна и жить незачем. Понимаете, с плохим настроением можно справиться: мне, например, очень помогали йога и пилатес, но во время болезни я просто не могла туда ходить.

РГ: Как вы себя сейчас чувствуете?

Догилева: Врачи говорят, что именно весной эти болезни обостряются. Но сегодня мне намного лучше. Сейчас я на лекарствах, и, думаю, не обойдусь без них еще долго. Хотя, видите, уже могу спокойно говорить о том, что со мной произошло. Раньше об этом не могло быть и речи. Я хожу в театры, играю. Появились творческие планы, которых раньше не было, потому что я уже решила завязывать с профессией. Единственное, мне ни в коем случае нельзя переутомляться. А так, я наполнена огромной радостью, что выскочила из этого ада.

РГ: Что вас сегодня радует?

Догилева: То, что я не пребываю в этом состоянии. Снова смеюсь, хохочу. Радует, что могу общаться с людьми, что наладились отношения с близкими. Радуют встречи с подружками. Вчера вот была в немыслимом восторге, посмотрев балет "Светлый ручей". Я в упоении от хорошей погоды, от запаха весны. Все хорошее радует. А больше всего радует, что я могу этому радоваться.

Общество Здоровье Культура Театр Борьба с депрессией Мир женщин