Новости

27.04.2009 05:00
Рубрика: Власть

Идеальный посредник

Глава МИД России предложил Сеулу не поддаваться эмоциям

Перемещение министра иностранных дел Сергея Лаврова от Северной до Южной Кореи заняло немногим более часа - и то без пересечения демаркационной линии между странами, через Китай.

Если же напрямую, то от границы КНДР до столицы Южной Кореи каких-то 50 километров. Но это крошечное расстояние не соответствует той пропасти в образе жизни и мировоззрении, которые существуют между государствами, чьи народы сегодня объединяет лишь то, что говорят они на одном языке.

Для того чтобы понять, как трудно северо- и южнокорейцам вести диалог по любым, иногда самым простейшим проблемам, приведу несколько примеров, демонстрирующих "планетарную разницу" даже на бытовом уровне. В Пхеньяне с иностранцев берут в качестве оплаты только евро, а в Сеуле основная валюта - доллар. После девяти вечера столица КНДР погружается в кромешную темноту. На улицах не горят фонари, и только в некоторых квартирах еле заметно мерцают слабые энергосберегающие лампочки. Вечерний Сеул, напротив, всю ночь переливается огнями. Жители Пхеньяна встают в шесть утра по гудку, который звучит над городом. К семи вечера магазины закрываются. Люди на улицах, и это бросается в глаза, редко улыбаются и выглядят очень сосредоточенными. В столице Южной Кореи улыбка - непременный атрибут общения.

В Пхеньяне иностранцам запрещен вход на продуктовые рынки, за исключением одного, специально отведенного для этих целей. Выйти из гостиницы на улицу без сопровождающего невозможно. Без него вас не повезет в город таксист, не продадут ничего в магазине. В Пхеньяне не купишь билет в театр, их просто нет в свободной продаже. В городе мало деревьев, практически нет машин, а те, что ездят, в основном 70-80-х годов выпуска.

И, наконец, в Пхеньяне трудно найти на улице урну для мусора, а в Сеуле они на каждом углу. Тем не менее парадокс - Пхеньян выглядит неправдоподобно чистым, а в Сеуле даже в районе президентского дворца можно найти брошенный на улице мусор.

И, наконец, в Пхеньяне невозможно представить ситуацию, которая произошла на пресс-конференции российского министра в Южной Корее, когда один из местных телевизионщиков прямо во время выступления Лаврова вышел в прямой эфир и стал что-то громко говорить, заглушая слова главы внешнеполитического ведомства. Министр был вынужден прервать речь, достаточно резко предупредив, что не желает быть "декорацией", в то время как его южнокорейский коллега лишь беспомощно развел руками.

Но при этом бедная, испытывающая во всем трудности Северная Корея демонстрирует характер, заставив весь мир считаться с ее позицией. Она самостоятельно запускает спутник, стремится войти в "клуб ядерных держав" и обладает одной из самых мощных армий в регионе.

Надо признать, что в реализации своих, прежде всего экономических интересов власти КНДР нередко провоцируют международное сообщество. Последний пример - запуск северокорейской ракеты, которая, как утверждал Пхеньян, вывела на орбиту спутник, транслирующий песни в честь лидеров страны. Удался запуск или нет - на этот счет существуют разные мнения, но Северная Корея взорвала политическую ситуацию в регионе. После того как Совбез ООН, что было вполне предсказуемо, единогласно согласился с заявлением своего председателя, где осуждался пуск ракеты, Северная Корея вышла из шестисторонних переговоров о своем ядерном разоружении. И выслала из страны инспекторов МАГАТЭ.

Собственно формальный выход Пхеньяна из диалога лишь закрепил ситуацию, которая сложилась к апрелю. К этому моменту шестисторонние переговоры не проходили уже больше года, а ряд стран в одностороннем порядке отказались выполнять соглашение об экономической помощи КНДР, заключенное в 2005 году в Пекине. Именно эти договоренности были основой для будущего ядерного разоружения Северной Кореи. Возникла тупиковая ситуация, обсудить которую прилетел в Пхеньян и Сеул Сергей Лавров. Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что из всех участников диалога именно к нашей стране власти КНДР испытывают наибольшее доверие. Мы никогда не "топтали" эту страну, всегда выполняли взятые экономические обязательства. Именно в Северной Корее на базе пхеньянского института иностранных языков Сергей Лавров и глава фонда "Русский мир" Вячеслав Никонов открыли первый на полуострове Центр русского языка.

В Южной Корее Москву также считают стратегическим партнером. Подобная расстановка сил делает из России идеального посредника не только в межкорейском диалоге, но и при обсуждении таких глобальных мировых проблем, как денуклеаризация полуострова. "В Пхеньяне мы почувствовали, что ситуация не безнадежная", - заявил на пресс-конференции Лавров. Но тут же признал: Северная Корея не готова вернуться за стол переговоров. В этой ситуации глава российского МИДа предложил не раскачивать искусственно ситуацию, создавая новые военные блоки в регионе или же делая заявления о возможном создании собственного ядерного оружия. С такой инициативой выступил ряд японских политиков.

Предложения России, которые были озвучены в Пхеньяне и Сеуле, были по сути обращены ко всем участникам шестисторонних переговоров. Их можно свести к известной русской поговорке "не путать божий дар с яичницей".

Определив четыре года назад условия, при которых начнется ядерное разоружение КНДР, недальновидно требовать от Северной Кореи больше того, о чем были заключены соглашения. И пытаться выкрутить Пхеньяну руки, увязав безусловно значимые, но сугубо двусторонние гуманитарные проблемы в отношениях между КНДР и Японией или КНДР и Южной Кореей с решением такой стратегической задачи, как денуклеаризация полуострова. В противном случае политические кризисы в регионе станут неизбежными, а переговоры будут топтаться на месте, регулярно переходя от "оттепели" к "холодной войне".

Между тем

Сумеет ли Сеул быть более самостоятельным в отстаивании своих интересов и убедить других участников "шестисторонки" полностью и без предварительных условий выполнить экономические обязательства, взятые по отношению к Пхеньяну в 2005 году, покажет время. Но также очевидно, что без такого болезненного для многих стран политического решения дальнейший диалог о ядерном разоружении Северной Кореи обречен на провал.

Власть Работа власти Внешняя политика В мире Восточная Азия Северная Корея В мире Восточная Азия Южная Корея Правительство МИД Корейский кризис