Новости

07.05.2009 01:00
Рубрика: Культура

Живу за двоих

Жена знаменитого русского писателя Федора Абрамова готовится к 90-летнему юбилею мужа

За 26 лет, пока она живет без Абрамова, она издала 30 книг. По черновикам закончила его рукописи, написала свои о нем и их совместной жизни.

Высокая планка Верколы

Одновременно с Федором Александровичем Людмиле Владимировне Крутиковой, его жене, тоже исполняется 90.

Каждый год она ездит на родину Абрамова в Архангельскую область, где проходит фестиваль имени ее мужа, несмотря на то что ходит на костылях, мучается давлением. Летит самолетом, потом едет на поезде-дежурке, потом автобусом. Встречается там с земляками Федора Александровича, не устает поддерживать память о нем, заразила всех там своим энтузиазмом. Есть в этом элемент чуда, что в селе Верколе, где родился Абрамов, появился полный его тезка. Восьмилетний мальчик по имени Федя Абрамов создал в своем доме музей, вместе с мамой проводит там для односельчан праздники, печет пироги, проводит экскурсии. Тезка писателя не состоит вообще с ним ни в каком родстве. Но считает, имя обязывает, надо что-то делать, если Федор Абрамов, значит, не такой, как все.

Людмила Владимировна восстановила на свои деньги веркольский храм. Местный священник ей говорил: "Не женское это дело". А она посчитала, что как раз женское, конкретно ее дело. Теперь ходит туда причащаться. Однажды советовалась с настоятелем, может, ей уже умирать пора, все-таки 90 лет! И услышала гневную отповедь:

- Не дело это человеку самому устанавливать себе срок жизни, это решается без него, потому и болеешь, что так думаешь и против воли неба идешь.

И, как ни странно, самочувствие ее улучшилось.

Два характера

Замир Усманов/У Людмилы Владимировны непростая судьба. Один год и десять месяцев она была в оккупации. Ей было тогда чуть больше 20. Но не испугалась ослушаться немцев, когда они приказали ей прийти в казарму и помыть там пол.

- Я сказала, а пусть мне ваш офицер прикажет, - рассказывает Людмила Владимировна.- Тут они и замешкались. Сыграла на том, что у немцев была железная дисциплина, - рассказывает Крутикова. - А так неизвестно, что они могли бы со мной там сделать.

Во время оккупации умер ее сын от первого брака. Но и это не сломало ее характера, который проявился в совместной жизни с Федором Александровичем.

И тут в один прекрасный момент выяснилось, что у него есть другая женщина. Он стал очень часто исчезать из дома, все время ездил в Москву "по делам". Однажды Людмила Владимировна позвонила в гостиницу, где он должен был остановиться, и услышала - каким-то образом соединились провода - разговор мужа с той, другой женщиной.

- Потом он мне говорил, что подкупил телефонисток, - смеется Крутикова.

За свою жизнь в Петербурге они сменили шесть квартир, до тех пор пока не получили ту, в которой она живет и по сей день.

- На эту я столько сил потратила! За это время могла еще книжку написать, - говорит Людмила Владимировна.

- Вот теперь поживем и поработаем, - говорил Абрамов.

Однажды, когда отрицать что-либо стало бесполезно, Абрамов сказал: "Так долго мы все это с тобой наживали, а достанется все это другой женщине!"

Чего стоило Людмиле Владимировне тогда промолчать и не сорваться, знает только она одна.

- Допиши свой роман, а потом уходи! - только сказала она. Абрамов тогда писал "Дом", свой лучший роман, по мнению Крутиковой.

Эти слова так подействовали, что никуда Абрамов не ушел. Говорил, у какой из вас больше терпения окажется, с той и останусь. Железное терпение оказалось у Людмилы Владимировны.

Но одновременно она могла выставить из дома его собутыльников, которых вдруг стало очень много, заставить его перестроить дом в Верколе и вообще держать его в узде.

Абрамов обижался, но слушался.

Кто, если не она

Так же истово, как ей приходилось с ним жить, она теперь сохраняет его память. Чтобы закончить то, что не успел ее муж, она в 85 лет научилась работать на компьютере.

За 26 лет, что живет без него, издала 30 книг своих воспоминаний о нем, собрала из черновиков его незаконченные произведения. Самым главным из опубликованного ею наследия считает "Чистую книгу", публицистические размышления писателя о смысле бытия. В свои почти 90 собирается выпустить еще семь книг.

За то, чтобы пророческие, по ее мнению, слова были услышаны, она и борется. Накануне 90-летия писателя выпустила "абрамовский манифест". "Со страстью праведника он неустанно повторял мысль о нерасторжимости проблем социально-экономических и духовных, нравственных. Социальная перестройка жизни, не подкрепленная душевной работой каждого, не может дать должных результатов. Нельзя заново возделать русское поле, не возделывая души человеческие, не мобилизуя всех духовных ресурсов народа, нации. Духовные потери чреваты, быть может, еще большими последствиями, чем разрушение природы". Свой призыв и слова писателя она разослала по редакциям газет Санкт-Петербурга, требуя опубликовать текст именно в том виде, в котором она написала. Текст резали, "смягчали", переделывали. А она продолжала звонить в редакции, добиваясь своей цели.

- Все равно будет по-моему, - упрямо повторяет Крутикова. - Уверена, что справлюсь, найду "своих" журналистов.

Прошлый юбилей писателя, его 85-летие, показ по телевидению фильмов об Абрамове, статьи в центральных изданиях, семинары и абрамовские фестивали она организовала практически в одиночку. Сейчас у нее проблемы со здоровьем, и такая нагрузка ей не под силу. Но ничего! Она уже нашла людей, которые ей помогут. Прежде всего это, конечно, Лев Додин, художественный руководитель Театра Европы, который вырос как режиссер на произведениях Абрамова в то время, когда его еще никто практически не знал. Благодаря Театру Европы Абрамова знает весь мир.

- "Братьев и сестер" мы сыграли более чем в пятидесяти городах Европы и мира, практически во всех европейских столицах, в Японии, Южной Корее, Австралии, - говорит Лев Додин. - Пять или шесть раз мы приезжали с ним в Париж, и не исключено, что в 2009 году снова привезем.

Первый раз мы играли "Братья и сестры" в Америке в Сан-Диего, это город на западе Калифорнии. Мы сыграли там тридцать четыре полных представления, то есть шестьдесят восемь спектаклей.

Между тем

Горячим своим сторонником Людмила Владимировна считает режиссера "Ленфильма" Лидию Боброву, лауреата Государственной премии, автора "непопулярного" кино о сострадании людей друг к другу, о жестокости по отношению к пожилым брошенным людям.

Не так давно Боброва тоже задумала снять фильм по "Братьям и сестрам".

- Это наш долг перед тем поколением, которое уходит. Абрамов называл женщин, детей, стариков военного времени "вторым фронтом". Именно благодаря им мы и живем сейчас на белом свете. Почему я хочу снимать картину по Абрамову? Потому что он классик. Как Пушкин, Гоголь... И если фильм выйдет, значит, это правильно, значит, так и должно быть...

Культура Литература Мир женщин
Добавьте RG.RU 
в избранные источники