Новости

07.05.2009 16:50
Рубрика: Происшествия

Курс "200"

Десять сослуживцев первокурсника Новосибирского высшего военно-командного училища Минобороны РФ Радмира Сагитова, покончившего жизнь самоубийством в марте прошлого года, получили от двух до пяти лет колонии - суд Новосибирского гарнизона вынес приговор по делу о неуставных взаимоотношениях в элитном учебном заведении.

Марат Бекоев, Николай Болатаев, Хетаг Чехоев, Автандил Гиголаев, Аляс Пилия и другие - по мнению следствия, уроженцы Южной Осетии и Абхазии, оказавшись в одной роте факультета разведки военного института, объединились по принципу землячества. В их действиях не было национальной подоплеки, утверждают следователи. Но было огромное желание продемонстрировать и утвердить собственное превосходство. 18-летний Радмир Сагитов из Уфы стал их главной жертвой из-за неумения молчать и терпеть оскорбления: он заступался за товарищей, не выполнял мелких поручений, отвечал ударом на удар. Именно поэтому его, способного противостоять, били группой: один из свидетелей описал очередную расправу над Радмиром как "столпотворение". Именно поэтому его, не способного прогибаться, ломали психологически - уже в сентябре, всего через несколько дней после начала учебы, у Сагитова в тумбочке был прилюдно обнаружен пропавший ранее у кого-то из курсантов и подкинутый Радмиру мобильный телефон. С тех пор большинство сослуживцев, даже не участвующих в издевательствах, стали относиться к Сагитову настороженно, и в конце концов он стал изгоем: обвиняя в воровстве, его называли "крысой", за попытки решать проблемы с помощью офицеров - "стукачом", "краснопером".  

Эксперты-психиатры, анализируя личность Радмира Сагитова, впоследствии назовут главные качества его характера: честность, принципиальность, целеустремленность. У него была четкая жизненная программа, основным пунктом которой являлась военная карьера. В НВВКУ его мир разбился на кусочки - очевидно, что первокурсник разочаровался даже в самом понятии "офицер". Ведь эти самые офицеры, прекрасно видевшие его синяки и раны (получив от Марата Бекоева штык-ножом в плечо, Радмир ходил с повязкой), не обращали на это никакого внимания, а его просьбы (а вернее, мольбы о помощи) о переводе в другую роту не удовлетворялись. По данным экспертов, временное психическое расстройство - реактивная депрессия развилась у Радмира уже в декабре, но до психологического состояния курсанта "отцам-командирам", не замечавших кровоподтеков, тем более не было никакого дела.

За несколько дней до трагедии Радмир Сагитов спрашивал у сослуживца, терпящего такие же притеснения, - не думает ли он о самоубийстве? "Нет", - слегка удивленно отвечал тот. "Ну разве ты не видишь, какой беспредел творится в училище? - говорил Радмир. - У меня как раз такое настроение"… 5 марта 2008 года Радмира нашли истекающим кровью в квартире знакомой его родителей. Спасти его не удалось. Перед тем, как перерезать вены, он написал записки семье и сослуживцам: "Я думал, здесь действует военный устав, а не зоновские понятия". Основной мотив этого поступка Радмира, по мнению экспертов, - привлечь внимание к проблеме неуставных взаимоотношений.  

За использование "зоновских понятий" осуждены десять курсантов: Марат Бекоев как неформальный лидер группы приговорен к пяти годам, столько же проведет в колонии младший сержант Николай Болатаев, четыре с половиной года - Хетаг Чехоев, четыре - Автандил Гиголаев. К последнему суд отнесся снисходительно - по представленным документам, во время войны на Кавказе у него был разрушен дом, ранена мать. Еще четверо получили от трех с половиной до двух лет лишения свободы, а двое курсантов, которым во время совершения преступления не было 18-ти, - Тимур Бегиев и Виктор Петров - осуждены условно.

- Суд назначил им то наказание, которое счел нужным, - сказала после приговора сестра погибшего Лилия Сагитова. - К сожалению, в приговоре не нашли отражения нарушения, допущенные командованием училища, - я считаю, что именно командование виновато в смерти Радмира. После получения копии решения суда мы будем решать, к кому предъявлять гражданский иск о возмещении морального ущерба. 

На недостатки воспитательной работы в НВВКУ указывал и гособвинитель Александр Ефимов: по его словам, непонятно, почему трое из обвиняемых (Хагба, Панжев и Болатаев) в свое время были назначены на должности сержантов и получили возможность творить беспредел в отсутствие старших офицеров. Кроме того, неясно, почему к просьбам Радмира Сагитова перевести его в другую роту командование осталось равнодушным. По результатам расследования дела, в училище было направлено объемное прокурорское представление, ряд офицеров был уволен, оставил должность начальника НВВКУ и полковник Михаил Тихомиров. Кроме того, вместе с приговором судья Новосибирского гарнизонного суда Вячеслав Иванов вынес и частное постановление в адрес главкома Сухопутных войск генерала армии Владимира Болдырева - об устранении причин и условий для подобных трагедий. Таким образом, спустя больше года после протестного самоубийства, первокурсник Радмир Сагитов все-таки будет услышан в Министерстве обороны РФ.

Происшествия Правосудие Суд Филиалы РГ Сибирь СФО Новосибирская область Новосибирск РГ-Фото Фото: Сибирь