Новости

12.05.2009 01:00

Сделано в России

Российская военная техника - одна из самых востребованных на мировом рынке оружия
Текст: Михаил Ненашев (председатель подкомитета по военно-техническому сотрудничеству комитета Государственной Думы по обороне)

Продукция военного назначения - это изделия самых высоких технологий. И конкурентоспособность их свидетельствует о реальном потенциале отечественной промышленности.

Условия, в которых работает наш оборонно-промышленный комплекс, сегодня значительно отягощены мировым финансово-экономическим кризисом. Но те, кто умеет и желает действовать в интересах своего предприятия и, пусть это звучит громко, в интересах России, и в нынешние времена успешно реализуют ранее сформированные программы.

Недавно были обнародованы результаты деятельности "Рособоронэкспорта". В прошедшем 2008 году, когда уже вовсю развивался мировой кризис, "Рособоронэкспорт" добился самого высокого уровня поставок вооружения и техники, отправив зарубежным странам продукции военного назначения на сумму 6,725 млрд долларов. Отлично поработали и другие субъекты военно-технического сотрудничества России с зарубежными государствами, которые добавили в общую копилку еще 1,6 млрд долларов. Особенно следует отметить тульское "Конструкторское бюро приборостроения", преодолевшее в истекшем году планку в 600 млн долларов, таким образом удвоив за два последних года объем экспорта продукции военного назначения. Обнадеживающие перспективы открываются и на текущий год, когда, по расчетам, стоимость поставок должна превысить 8,5 млрд долларов.

Несмотря на эти факты, свидетельствующие об успешной реализации намеченной ранее программы, среди определенной категории экспертов и журналистов вошло в моду выступать глашатаями упадка российского оборонного экспорта. Такую позицию можно отнести, корректно говоря, к неинформированности отдельных "специалистов" в этой области. Ведь обычно в качестве негативных примеров приводят ситуацию с авианосцем для Индии, возвратом Алжиром партии истребителей МиГ-29, задержку в реализации программы разработки и серийного производства зенитного ракетно-пушечного комплекса "Панцирь-С1". А что происходит в реальности?

Если говорить об алжирской ситуации, то для ее анализа пришлось бы затронуть тонкие политические материи, обзор которых не всегда уместен на страницах открытой печати. Обратим внимание читателя лишь на тот момент, что сейчас все эти машины поступают на вооружение российских Военно-воздушных сил. То есть качество возвращенных МиГов - на самом высоком уровне.

Посмотрим внимательнее и на историю с модернизацией для Индии российского авианосца, названного "Викрамадитья". Сколько было чрезмерно острых комментариев по этому поводу в ряде средств массовой информации! Дескать, и промышленность не в состоянии выполнять подписанные соглашения, и наши торговцы не способны правильно рассчитать истинную стоимость работ по контрактам. Отчасти это действительно так: были допущены и просчеты по цене, имела место и недооценка сложности предстоящих работ. Однако при всех имеющихся проблемах история с авианосцем - это повод не столько для огульной критики, сколько для добросовестного анализа и принятия системных управленческих решений по развитию всего национального машиностроения.

Несмотря на кризисные времена - это еще и символический момент для воздания должного рабочим, инженерам, конструкторам как старшего поколения, так и современного отечественного судостроения. В мире найдется меньше стран, чем пальцев на одной руке, способных выполнить работу такой сложности. Фактически речь идет о постройке почти нового корабля. К сожалению, изначальный четырехлетний график работ оказался нереальным. Но и постройка такого крупного и сложного корабля к 2011-2012 годам станет одним из самых значимых достижений "Севмаша".

Кстати, выход из первоначального графика сплошь и рядом случается и с западными производителями. К примеру, уже на два года сдвигается срок передачи индийским ВМС французской подводной лодки "Скорпена", и индийская пресса опасается, что отставание от графика будет только нарастать.

При согласовании контракта на авианосец, увы, были допущены ошибки в оценке реальной стоимости работ. Она оказалась заниженной. Но ведь сходные проблемы возникают не у одних лишь российских экспортеров. Так, английская компания BAe Systems вынуждена была договариваться с индийскими ВВС о повышении стоимости поставляемых ею учебно-тренировочных самолетов Hawk ...аж на 50 процентов!

По имеющимся оценкам, при прежнем руководстве "Севмаша" допускались грубые управленческие просчеты, не всегда рационально использовались средства. Но все непредвзятые наблюдатели, и прежде всего сами индийские заказчики, признают, что после смены руководства, невзирая на финансовые трудности, работы пошли ритмично и быстро. Заметим, что в последние полтора-два года "Севмаш" фактически продолжает модернизацию корабля на собственные средства. Сегодня уже есть уверенность, что грандиозный и сложнейший проект будет успешно завершен и индийский флот получит совершенный и мощный авианосец.

Или взять другой пример: выполнение программы разработки и постановки в серийное производство новейшего зенитного ракетно-пушечного комплекса "Панцирь-С1". Мы видим почти тот же набор условий, как и в случае с авианосцем: излишне оптимистичные сроки выполнения контракта, ошибки финансового порядка. Но, к чести конструкторов и рабочих заводов и КБ, занятых в программе (прежде всего, конечно, головного предприятия - тульского "Конструкторского бюро приборостроения"), в 2007-2008 годах положение удалось выправить, программа встала на прочные "рельсы" стабильного развития.

Но обо всем по порядку. История создания "Панциря" уходит еще в советское время, когда он разрабатывался в интересах Воздушно-десантных войск и назывался тогда "Роман". В постсоветское время новый импульс работам был дан в 2000 году, когда тульское КБП подписало контракт с Объединенными Арабскими Эмиратами на разработку и поставку этой стране нескольких десятков ЗРПК "Панцирь-1С". Арабские военные выдвинули очень высокие технические требования, в соответствии с которыми предстояло создать фактически новый комплекс. В соответствии с контрактом руководство КБП взяло на себя, как теперь хорошо видно, слишком смелые обязательства.

В КБП намерены были создать эту систему всего за три года и уже с 2003 года начать поставки заказчику. Но из-за чрезвычайной сложности задачи и высоких технических рисков уложиться в первоначальный график не удалось, и в 2003 году пришлось начать переговоры о переносе поставок на более поздний срок. К примеру, тогда существовала основная, но не единственная проблема, которая заключалась в том, что никак не удавалось создать достаточно эффективную станцию сопровождения цели. Начались поиски компании, способной создать эту станцию, но работы в этом направлении не сложились. Было принято решение разрабатывать радар собственными силами. Но и здесь работа шла очень тяжело. Неудивительно, что к 2005 году отношения КБП с заказчиком стали очень напряженными. Однако и в данном случае, при всех допущенных ошибках в контрактной работе, при всех сложностях технического и финансового порядка, с осени 2006 года положение стало постепенно выправляться.

В декабре 2006 года первый образец "Панциря" для испытаний поставили в ОАЭ. К марту следующего года оценочные испытания были проведены и результаты их заказчиком признаны как положительные. Осенью 2007 года удалось завершить второй этап испытаний, когда "Панцирь" демонстрировал свои возможности в условиях жаркого климата. Начальник Генерального штаба ОАЭ вновь дал высокую оценку российскому ЗРПК. В 2008 году начались первые поставки этих комплексов и другому заказчику в рамках заключенного контракта.

А в ноябре того же года закончились полигонные испытания "Панциря", которые проводились уже в рамках выполнения госзаказа для Российских вооруженных сил. И наконец, в марте 2009 года делегация заказчика - Объединенных Арабских Эмиратов провела заводскую приемку комплексов с положительными результатами.

Таким образом, как и в случае с индийским авианосцем, несмотря на фактически запрограммированные в 2004-2006 годах, и даже ранее, проблемы, в последующем благодаря упорному труду рабочих, инженеров КБП, а также усилиям госкорпорации "Ростехнологии" и Федеральной службы по ВТС ситуацию удалось значительно выправить. Причем особое значение имеет то обстоятельство, что были не просто завершены НИОКР по комплексу, но и проведен большой объем работ по его постановке в серийное производство: сформирована кооперация, подрядчикам выданы субконтракты. Одновременно создавалась необходимая организационная инфраструктура - формировались сдаточные, ремонтные и гарантийные бригады. Успешно велась напряженная работа с инозаказчиками: началась отгрузка первых машин на экспорт, были согласованы уточненные графики финансирования работ. Хотя и сегодня еще предстоит решить ряд сложных проблем, связанных прежде всего с необходимостью повышения надежности комплекса.

Но главное заключается в том, что в последние два года Тульскому КБП удалось добиться позитивной динамики в отношениях с зарубежными заказчиками. Были сданы первые партии имущества, сняты многие замечания по технике, успешно проведены стрельбы по нескольким целям одновременно, началась опытная войсковая эксплуатация комплексов. А с учетом повышенного интереса к "Панцирю" со стороны Российской армии все это позволяет уверенно заявить: комплекс состоялся, новой системе зенитного вооружения - служить!

Сегодня и в долгосрочной перспективе расширение масштабов российской системы военно-технического сотрудничества с другими государствами немыслимо без конкурентоспособного качества исполнения заключенных ранее контрактов. А все развитие нашего ВТС должно строиться на национальном высокотехнологичном машиностроении, отечественной науке и эффективном управлении как на самих предприятиях, так и во всем оборонно-промышленном комплексе.

Русское оружие Прямая речь