Новости

21.05.2009 02:00
Рубрика: Власть

Спор с большим боссом

Рабочий профсоюз держит в напряжении начальство

В кризисное время у профсоюзов - особая роль. Как защищают права рабочих на одном из самых знаковых предприятий? Своим опытом поделился руководитель профсоюзного комитета завода "Форд" в городе Всеволожске Алексей Этманов.

Российская газета: Ваш профсоюз стал известен еще в докризисное время. Тогда говорили, что люди с жиру бесятся. Теперь экономическая ситуация изменилась и на вас смотрят как на гуру в области трудовых отношений. Помогает работе такая известность?

Алексей Этманов: Скажем так, не мешает. Препятствия нам чинить уже, наверно, сложнее: задумываются оппоненты, прежде чем подступиться. Сейчас мы уверены, что в форме независимого профсоюза нам удалось создать один из наиболее действенных инструментов по защите прав трудящихся.

РГ: С чего все началось? Почему именно на заводе "Форд"?

Этманов: Он был первым иностранным предприятием такого масштаба в России. На него отбирались рабочие с образованием не ниже среднетехнического. Когда возникли первые недоразумения, мы стали изучать ситуацию. Оказалось все просто: не будет профсоюза - будут маленькие зарплаты и ужасные условия труда.

РГ: Весной на заводе был подписан новый коллективный договор. Труднее или легче стало договариваться в условиях кризиса?

Этманов: Конечно же, труднее. Теперь работодатель любое нежелание идти навстречу рабочим прикрывает кризисом.

РГ: В трудовом конфликте всегда задействованы как минимум две стороны. Какую позицию в споре профсоюзов и администрации занимают юристы завода?

Этманов: Юристы предприятия защищают только интересы работодателя. Кто платит, тот и заказывает музыку. У нас свой штат юристов-трудовиков. Они и отстаивают наши интересы.

РГ: Какую помощь оказывает вам Федерация независимых профсоюзов России?

Этманов: Никакой, мы не состоим в этой организации. Наш профсоюз вошел во Всероссийскую конфедерацию труда под руководством Бориса Евгеньевича Кравченко.

РГ: Почему влияние и опыт такой авторитетной организации, как ФНПР, оказались невостребованными в вашей борьбе?

Этманов: Просто потому, что опыта там нет. У нее нет опыта коллективных действий в рамках нового Трудового кодекса, который существенно ограничивает право трудящихся на самозащиту. Ряд профсоюзов в рамках ФНПР представляют собой желтые организации, которые являются дополнительной удавкой на шее трудящихся и возглавляются начальниками отделов кадров и директорами по производству. Отсутствие демократических принципов не позволило нам вступить в какой-либо профсоюз в рамках ФНПР. И побудило строить новый профсоюз, что мы и сделали. Во Всероссийскую конфедерацию труда вступили потому, что в этой организации есть реальная демократия.

РГ: В одном из недавних интервью председатель ФНПР М.В. Шмаков заявил, что сегодняшнее экономическое положение "будет способствовать росту недовольства". Можно ли его отнести к ситуации на заводе "Форд" теперь, когда коллективный договор уже подписан?

Этманов: Да, можно. Договор подписан, но борьба по многим вопросам продолжается. Сегодня одной из самых актуальных проблем для нас является попытка администрации ввести режим неполной рабочей недели. Эти действия могут привести к значительному сокращению заработка рабочих.

РГ: Считаете ли вы, что профсоюзному лидеру желательно иметь юридическое образование?

Этманов: Чем лучше профсоюзный деятель знает юриспруденцию, особенно в области трудового законодательства, тем быстрее он может оказать практическую помощь членам трудового коллектива. Но профсоюзные лидеры не должны пытаться подменять в своей работе профессиональных юристов.

Власть Работа власти Госуправление Власть Право Права человека Фонды, ассоциации и союзы Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР) Проект "Юридическая неделя"