02.06.2009 02:00
    Рубрика:

    Михаил Дмитриев: Не нужно останавливать укрепление рубля

    Эскалация "антикризисных" мер приведет к новым проблемам

    Возобновившийся приток капитала открывает возможности для ускоренного преодоления кризиса. Но в новых условиях антикризисные меры становятся прокризисными, считает директор Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев. Если приток капитала продолжится, правительству придется быстро избавляться от "кризисной ментальности", отказываясь от многих пунктов антикризисного пакета. Иначе страну ждет ускорение инфляции, поскольку прирост денежной массы может удвоиться по сравнению с ожидавшимся в начале года. Откуда взялись новые реалии - об этом в интервью с директором ЦСР.

    - Что происходит с рублем?

    - Укрепление рубля идет быстрыми темпами на фоне высокой инфляции (это вообще типичная черта российской экономики последних 10 лет). Если тенденция сохранится, реальный курс рубля к концу года выйдет на преддевальвационный уровень.

    - Чем это чревато?

    - Это новые проблемы для промышленности. Хотя в целом экономика замедлила падение (с исключением факторов сезонности: январь - минус 3,2%, апрель - минус 0,4%), в промышленности в апреле ускорился спад. Обрабатывающие отрасли попали в ножницы: тут и укрепление рубля, и скачок цен на сырье при очень медленном росте цены на продукцию, и снижение спроса, которое "докатилось" до них с опозданием. В целом падение обрабатывающих отраслей составило 25% (в торговле - 5%).

    - Как помочь промышленности?

    - Многие видят панацею в дешевых кредитах. Но они дадут эффект на пару месяцев: без рефинансирования внешних долгов крупные компании до конца года будут вынуждены отдать зарубежным кредиторам свыше 130 млрд долл., то есть свыше 10% ВВП.

    Значит, примерно настолько может сократиться и внутренний спрос. Именно проблему возврата долгов нужно решать в первую очередь. Если компании найдут способ рефинансировать долги, отток за год составит всего 50-70 млрд долл., а не 170 млрд в самом пессимистическом сценарии. При таком оттоке сжатие внутреннего спроса будет минимальным.

    - Их съест новое падение цен на нефть.

    - Нет. Возьмем модель, по которой минэкономразвития прогнозирует рост ВВП. В сентябре 2008 года при прогнозной цене в 50-60 долларов за баррель минэкономразвития предсказывал рост в 6% в 2009 году, полагая, что падение цен на нефть не вызовет оттока капитала. Сегодня эта же модель при тех же 50 долларах, но с нынешним оттоком дает минус 6%. Разница в 12% ВВП! То есть цены на нефть сами по себе мало на что влияют, зато колоссальную роль играет фактор оттока или притока капитала!

    - Как компаниям перекредитоваться?

    - Не нужно останавливать укрепление рубля, как бы это ни было больно промышленности сейчас.

    - Какая связь?

    - В январе из России утекло 29 млрд долл., в апреле - 1,5 млрд, а в мае ожидается приток в 2 млрд. Что случилось? Мировые игроки очнулись от шока и впрыснули в фонды акций развивающихся стран свыше 20 млрд долл., немалая часть из которых досталась нам. Почему? Россия для долларовых вложений сейчас дает одну из самых высоких доходностей в мире. Среди крупнейших стран у нас самые высокие процентные ставки плюс идет быстрое укрепление рубля. Иностранный инвестор, который вложил доллары в рублевые активы сейчас, может получить доходность в 30-40%. При этом Россия больше не выглядит слишком рискованной страной: пошел рост цен на нефть, фондовый рынок стал самым быстрорастущим в мире, финансовая система показала свою устойчивость.

    - Пришли спекулянты, и что хорошего?

    - Приток капитала дал сигнал кредиторам российских компаний - риски снизились, можно наконец начать рефинансирование российских долгов. Процесс уже пошел: перекредитовываются "Мечел", МТС и "Газпром", и это только начало. Чтобы это окно возможностей не закрылось преждевременно, нужно поддерживать уверенность зарубежных инвесторов, что в Россию вкладывать деньги выгодно. А для этого у нас должна быть высокая доходность, а значит, высокие процентные ставки, и мы должны как минимум не сильно тормозить укрепление рубля. Повторяю, ставка огромная: либо 170 млрд долл. потерь, либо нулевой отток или даже чистый приток капитала в оставшуюся часть года.

    - В чем может ошибиться регулятор?

    - Риски сейчас связаны не с поведением регулятора. Они лежат в совершенно другой плоскости. Над этими рисками власти прежде не задумывались, поскольку не ждали оживления экономики и находились в плену "кризисной ментальности". В этом году практически весь объем дополнительной эмиссии будет происходить за счет финансирования бюджетного дефицита: дефицит - 8% ВВП, объем рублей для его покрытия - больше 3 трлн рублей. Для сравнения: денежная база в узком определении составляет всего 3,9 трлн руб, М2 - около 12 трлн. Нам говорят: ну это же не эмиссионное финансирование бюджета, из нефтегазовых фондов берется валюта и продается ЦБ за рубли. Но с точки зрения увеличения денежной массы разницы между этим механизмом и ничем не обеспеченной эмиссией практически никакой!

    - Просчитался все-таки регулятор?

    - Все сложнее: бюджет формировался, когда правительство было уверено, что пойдет большой отток капитала. Банк России полагал, что рублевая масса отчасти стерилизуется за счет этого оттока. Но начался прямо противоположный процесс.

    2 млрд долл. притока в мае - это, конечно, пустяки, но это может быть только начало. Если сейчас компании рефинансируют долги, а приток капитала продолжится, то с учетом торгового профицита и неизбежной в этом сценарии продажи валюты населением Банку России придется приобрести до 100 млрд долларов, эмитировав до 3 трлн руб. И это в дополнение к тем триллионам рублей, которые уже предусмотрены на финансирование дефицита бюджета. Фактически объемы прироста денежной массы могут удвоиться по сравнению с первоначальными ожиданиями, на которых строился бюджет. Такое количество дополнительных денег экономика, скорее всего, переварить не сумеет.

    - Какие варианты стерилизации есть у ЦБ?

    - Да почти никаких. Банки сейчас в тяжелом положении, поэтому намного поднять резервные требования к комбанкам никто не решится, равно как и прекратить их кредитование. Теоретически можно поговорить об увеличении госдолга через эмиссию государственных ценных бумаг, но спрос на госбумаги остается низким. 29 апреля минфин вынужден был отказаться от размещения ОФЗ по двум допэмиссиям - на общую сумму 20 млрд руб. было собрано заявок менее чем на 5 млрд руб., а нам может потребоваться стерилизовать многие сотни миллиардов! Плюс ЦБ предполагает передавать на балансы комбанков государственные бумаги в обмен на плохие активы банков. Потребуются новые эмиссии госбумаг, но без стерилизации рублей. А у коммерческих банков желания дополнительно покупать госбумаги поубавится. Как сверх этого размещать ОФЗ для финансирования бюджетного дефицита?

    - Выход?

    - Многие сотни миллиардов рублей в бюджете - это антикризисные меры. Но если экономика начнет выходить из кризиса, они в таком объеме уже не понадобятся! Если компании рефинансируют долги, а спрос на их продукцию растет, то им не нужны государственные вливания! Мы направляем огромные деньги на антикризисные мероприятия, но с началом роста экономики они станут избыточными и даже прокризисными. Если отказаться от излишних антикризисных расходов, Россия сможет проползти между Сциллой инфляции и Харибдой спада.

    - Удручает одно: экономика выйдет из кризиса со старой структурой, а компании, отложившие час расплаты, только возрадуются и примутся за старое.

    - Я бы так не сказал. Хотя перемены могли быть и более глубокими, но они уже происходят. Пошли серьезные сдвиги в строительстве - если правительство их поддержит, мы получим новую, более конкурентную отрасль. Другой пример: все говорят, что автопром испытывает глубочайший спад, но на заводе "Вольво-Рено" в Калужской области досрочно собираются вводить вторую линию. Там же полным ходом строятся мощности по производству комплектующих для "Магны", огромный электрометаллургический завод, появился завод по выпуску сельхозтехники "Джон Дир", развивается современное аграрное производство, строится целый город на 300 тысяч человек. И все это - на фоне упадка старых предприятий вроде АвтоВАЗа. Если эти предприятия будут продолжать прежнюю стратегию, они не выдержат конкуренции с новыми производителями.