Новости

03.06.2009 03:00
Рубрика: Экономика

Подмастерья

Почему на российском рынке труда не хватает квалифицированных рабочих
Текст: Евгений Гонтмахер (член правления Института современного развития)

Уже не первый раз еженедельный мониторинг рынка труда, который проводит минздравсоцразвития, фиксирует снижение роста официальной безработицы. Это радует. Однако говорить, что ситуация близка к стабилизации, думаю, преждевременно. Трудности, которые сегодня переживает российский рынок труда, были запрограммированы еще до открытой фазы кризиса.

Сегодня он не может обеспечить устойчивый экономический рост. Почему? Во-первых, будем говорить откровенно, система высшего образования стала производить небывалое прежде число самых разнообразных массовых специалистов (менеджеров, экономистов, юристов) в ущерб качеству их подготовки.

Причины такого сбоя - стремление государственных вузов наращивать бюджетное финансирование "от достигнутого", резкое ослабление требований к качеству учебного процесса, а также ширящаяся доступность платного высшего образования. Демпинг заменил качество. В этих условиях только самые большие неудачники из выпускников школ не становились студентами. Сложился своеобразный негативный отбор. Очень немногие выходили на рынок труда без высшего образования. А те, кто имел рабочие специальности, были слабо подготовленными выпускниками ПТУ или техникумов, которые стали не образовательными, а скорее социальными учреждениями.

Во-вторых, сам рынок труда не требовал большого числа рабочих мест с высокими профессиональными качествами. Ведь наш "реальный сектор" (включая строительство и сельское хозяйство), за редким исключением, так до сих пор остается реликтом индустриальной эпохи с высокой долей физического монотонного труда, не требующего никакой квалификации (даже в объеме полной средней школы). Причины известны: мы так и не приступили, несмотря на несколько "тучных" лет, к структурной перестройке экономики, выведению ее на наукоемкие, инновационные рельсы. Более того, за последние годы зависимость нашей экономики от экспорта сырья еще больше усилилась.

Вот мы и получили своеобразные "ножницы", когда примитивный рынок труда требовал большого числа людей с рабочими специальностями, в основном самыми малоквалифицированными, а система образования плодила специалистов с зачастую псевдовысшим образованием. Отсюда - миллионы незанятых вакансий на всевозможных слесарей, токарей, не говоря уже о водителях и просто подсобных рабочих. И совсем непростая ситуация у некоторой части дипломированных специалистов, которые вынуждены были соглашаться на любую, но только не на "рабочую" занятость. К их счастью, в последние годы стала бурно расти торговля, всевозможный сервис (например, туристский). Не менее быстро росла армия чиновничьих вакансий (сейчас в России, как известно, чиновников больше, чем во всем перестроечном СССР).

Кроме этого, открылась и другая ниша, где можно было с дипломом о высшем образовании худо-бедно пристроиться. Это вспомогательные подразделения крупных компаний, которые благодаря феноменальной внешнеэкономической конъюнктуре получали рекордную рентабельность - несколько десятков, а то и сотен процентов в год. Вот откуда появился типаж секретарши, помощника, ассистента обязательно с высшим образованием, хотя работа этого явно не требовала. Зато зарплата платилась не самая маленькая.

Но вернемся к незанятым малопривлекательным вакансиям. Из вышесказанного очевидно, что нашего, российского гражданина затащить на них было большой проблемой. Как показывают исследования, еще до кризиса доля тех, кто в трудоспособном возрасте покидал официальную экономику, постоянно росла. Кто-то, например, женщины, становились домохозяйками при благополучных мужьях, кто-то "садился на огород" (особенно в деревне и малых городах), обеспечивая себя элементарными продуктами и перебиваясь случайной неформальной подработкой за деньги.

Вот тут и появляются трудовые мигранты из тех стран бывшего СССР, с которыми, во-первых, у нас безвизовый режим, и, во-вторых, где экономическая ситуация хуже нашей (Украина, Молдова, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, Азербайджан, Армения). Они стали занимать пустующие (подчеркиваю это) рабочие места в строительстве, торговле, коммунальном хозяйстве, общественном транспорте, сельском хозяйстве и других сферах.

Таким образом, в докризисной российской экономике гастарбайтеры были не просто нужны, они играли очень значительную роль в обеспечении нашего тогдашнего роста. Но вот наступил кризис. Безработных уже около 8 миллионов, и я не удивлюсь, если их число будет продолжать увеличиваться. Более того - это было бы и неплохо, потому что нам не надо консервировать многочисленные неэффективные - низкопроизводительные, малооплачиваемые и неконкурентоспособные - рабочие места.

Я уже упоминал о людях с фиктивными дипломами, которые попали в тепленькие ниши, которые сейчас быстро закрываются, - бизнес, чтобы выжить, начал реально экономить на издержках, безжалостно высвобождая ненужный персонал. Одновременно, несмотря на все усилия работодателей, началось сокращение и рабочих кадров на предприятиях металлургии и машиностроения, а также обслуживающих их производствах. На наших глазах уходит в прошлое российская экономика XX века. При этом удар в виде потери работы, заработка приходится по миллионам людей, о которых не нужно забывать государству и всему обществу. И здесь недостаточно "примочек" в виде пособия по безработице или временной занятости. Настала пора запускать мощные программы переподготовки кадров, вплоть до предоставления возможности получить второе - на этот раз полноценное - высшее образование. Отпустить, наконец, на свободу малый и всякий другой бизнес, который откликнется созданием новых, качественных, рабочих мест.

Конечно, этот переходный период от старого к новому, соответствующему требованиям XXI века, рынку труда, а тем самым и к современной экономике пост индустриального типа, продлится не один год. Кроме того, мы сильно зависим и от глобальной ситуации. Но время терять не нужно: чем быстрее мы этот переход начнем, тем быстрее увидим его зримые плоды.

И как же в этом контексте смотрится роль трудовых мигрантов? До кризиса, по оценкам экспертов, в России единовременно находилось несколько миллионов гастарбайтеров. Сейчас, очевидно, такое число трудовых мигрантов нам не нужно. Ведь остановился рост в строительстве и торговле - двух сферах, где гастарбайтеров больше всего. Однако ставить вопрос о полном их изгнании из страны глупо. Ведь даже в экономике XXI века остаются рабочие места, на которые образованные люди из числа собственных граждан не пойдут. Их, конечно, будет не так много, как до кризиса.

Пока трудно сказать, сколько именно. Но оценки говорят, что можно говорить не более чем о 3-5 миллионах. Я, конечно, не включаю в это число несколько десятков тысяч суперпрофессионалов из стран дальнего зарубежья, которые при благоприятном развитии событий захотят поработать на ключевых должностях в нашем бизнесе. О них - отдельный разговор. Что касается "ординарных" трудовых мигрантов, то становится понятным - российская судьба большинства из них незавидна. Многим придется покинуть Россию - просто из-за элементарной нехватки работы.

Если мы сможем выйти из кризиса с обновленной, современной экономикой, то, повторюсь, некоторому числу трудовых мигрантов место все же останется. Хотя бы из-за затяжного спада численности россиян в трудоспособном возрасте, в который мы только-только вступили на многие годы вперед. Для осмысления ситуации могут пригодиться зарубежные примеры. В большинстве стран Западной Европы есть временные трудовые мигранты (не путать с теми, кто всеми правдами и неправдами пытается остаться там навсегда!). И без них сложно представить функционирование экономики, социальной и коммунальной сферы. Относительно эффективное решение этой проблемы там построено на отработанных процедурах, которые нам еще только предстоит внедрить. Например, жестко отслеживать процесс легализации всех, кто въезжает (работать или по другим причинам) на территорию России. Для этого необходимо создать базу данных на границе, которая должна быть доступна всем заинтересованным государственным структурам. И ввести к мигрантам требование пользоваться специальной электронной картой с микрочипом, при помощи которой власти могут наблюдать за перемещением гастарбайтера по территории страны, его доходами и расходами, что важно, например, при взимании налогов и пресечении незаконного обналичивания денег. Думаю, что где-то в этой логике, не допуская досадных срывов, и должна развиваться политика России в сфере временной трудовой миграции.

Динамика численности безработных

Экономика Работа Занятость Общество Соцсфера Миграция Евгений Гонтмахер комментирует Рынок труда