Новости

17.06.2009 04:00
Рубрика: Общество

Лечить так лечить

Александр Розенбаум и Елена Малышева вчера вручили премии лучшим врачам России

Национальная премия "Призвание" при поддержке и участии Минздравсоцразвития России вручается в девятый раз.

Но мало кто знает, что ее основателями были два удивительных человека: Елена Малышева и Александр Розенбаум. С бессменными ведущими церемонии накануне встретился корреспондент "РГ".

Российская газета: Зачем вам, известным и популярным, понадобилась эта "головная боль"?

Елена Малышева: Сразу вас поправлю. Десять лет назад, когда все это начиналось, я не была известным человеком. Знаменитостью был и остался Розенбаум. Идея вручения премии лучшим врачам России возникла на Первом канале в программе "Здоровье", можно сказать, стихийно. Тут же стало ясно: если на участие в этом, как оказалось, очень не простом, очень, мягко говоря, хлопотном деле не примет участие Александр Яковлевич, то просто ничего не получится.

РГ: Это почему же?

Малышева: Нужен был человек с непререкаемым авторитетом среди тех, кто связан с медициной. Саша был именно такой. Мне и руководство канала прямо сказало: "Уговоришь Розенбаума - нет проблем". И я ему позвонила.

РГ: Александр Яковлевич, вы помните этот звонок?

Александр Розенбаум: Даже очень хорошо. Не могу его не помнить, потому что мне очень нравилась ведущая Елена Малышева. Но кроме женского обаяния меня безумно привлекла сама суть ее предложения. Я же врач. Остаюсь им до сих пор. И прекрасно знаю жизнь врачей. Мой дом - это ординаторская многопрофильной больницы. Все мои родные и близкие - "узкие" специалисты из разных областей медицины: уролог, гинеколог, реаниматолог, терапевт, рентгенолог, стоматолог. Полный набор. Поэтому я отлично знал положение докторов на тот момент. Я бы сказал, что и без того не самое сахарное существование медицинских работников в середине девяностых достигло крайней степени унижения. Поэтому любой повод для того, чтобы возвысить звание врача в народе, для меня был очень важен. Тем более такой, как общероссийская премия. Потому я тут же принял предложение Лены.

Малышева: Для нас это было судьбоносное решение. Ведь я была уверена, что Александр Яковлевич скажет: "Перезвоните через пару дней, через неделю. Я подумаю". И вдруг тут же по телефону он сказал: "Это полностью мое дело. Я с удовольствием приму в нем участие. Давайте встретимся и все обговорим". И с самого начала, и по сей день у нас все по-честному.

РГ: Что вы имеете в виду? Что значит "все по-честному"? Вам не могут позвонить "сверху" и "порекомендовать" присудить премию имярек?

Малышева: Это исключено. У нас существует независимое рецензирование. Все присланные работы отправляются на экспертизу. А потом попечительский совет смотрит работы, которые экспертизу прошли. И принимает окончательное решение. Голосует только за тех врачей, которые имеют три положительных отзыва экспертов.

Розенбаум: Мы стараемся, чтобы премии получали не только выдающиеся медики, которые тоже имеют право на эту премию, но и люди, отдавшие медицине всю свою жизнь в беззаветном труде во имя здоровья граждан. Которые трудятся на самых разных, в том числе и на самых непрестижных участках. У нас получают премии работники "Скорой помощи", поликлинической службы, военные врачи. Кстати, военные врачи мало кому известны в силу специфики их деятельности. А они очень часто - просто уникальные специалисты.

РГ: За кадром праздничных церемоний остается главное: как вы находите своих кандидатов?

Розенбаум: Открою карты. Есть традиционный путь: любой врач может выдвинуть себя сам, его могут выдвинуть его коллеги и так далее. А еще... Вот приходит мне идея: найти врача, который 50 лет отработал в глубинке на "скорой" или на участке. Это свое пожелание высказываю Елене Васильевне. И она включает свои информационные рычаги, которых у нее немало.

РГ: Не первый раз пишу о вашей акции. И почти никогда или в очень ограниченном количестве среди номинантов столичные врачи...

Розенбаум: Это наше кредо. Страна огромная, врачей много. Все заняты делом, которое требует внимания и нуждается в пропаганде и благодарности. Я очень хорошо знаю работу военных врачей. Особенно военно-полевых хирургов. Наблюдал результаты блестяще выполненных ими в сложнейших условиях сложнейших операций. Поэтому у нас практически всегда есть номинация, посвященная военным врачам. Она не только за чисто врачебное искусство, но и за личное мужество. Разве забыть случай извлечения неразорвавшейся гранаты из бедра солдата? Это был 2000 год. Мы тогда нашли спасенного солдата. А это, поверьте, порой труднее, чем найти номинантов.

Малышева: Александр Яковлевич с особым пиететом относится к военной номинации не только потому, что сам был на всех современных войнах, но и потому, что он полковник медицинской службы Военно-морских сил. И совсем недавно ходил корабельным врачом на подводной лодке. Но вообще-то премия у нас мирная.

В ней семь номинаций. За проведение уникальной операции, за создание нового метода лечения, нового метода диагностики, нового направления в медицине. Есть специальная премия специалистам, без которых современная медицина невозможна: химикам, физикам, инженерам, создателям новых лекарств и приборов. Есть главная премия - "За верность профессии". И конечно, есть премия Первого канала, которую мы тоже вручаем докторам.

РГ: И напоследок тот же вопрос, с которого начался разговор: зачем вам обоим это нужно? Вы вполне самодостаточные люди, у вас есть известность...

Розенбаум: Прожить жизнь - это, наверное, большое счастье. Но жизнь хочется не прожить, а жить. А жить ты ее можешь не только служением себе самому и своим близким, но и людям, которые живут с тобой на одной земле. В конечном итоге жить - значит приносить пользу Родине. Пафосно? Никогда с этим не соглашусь! Для нас с Еленой приносить пользу Родине своим трудом - это и есть жизнь.

тем временем

Вчера номинантов премии приняла министр здравоохранения и социального развития РФ Татьяна Голикова. И хотя в актовом зале минздравсоцразвития, как назло, отказал кондиционер, духоту почти не замечали. Ее вытеснила атмосфера праздника.

Номинаций всего семь, а отмеченных премией 67 - целые группы уникальных специалистов. Потому за дипломами выходили лишь представители номинации. Самая большая группа - военные врачи. Точнее сказать, медики, принимавшие участие в спасении тех, кто пострадал в военных конфликтах и от террористических актов.

Впервые среди номинантов - иностранец - доктор из Страсбурга - Массард Жильбер. Правда, сам Жильбер сказал мне, что Страсбург - это теперь почти Москва. Отец Жильбера был узником концлагеря, его освободили русские солдаты, спасли жизнь. А годы спустя, в ночь с 31 июля на 1 августа 2006 года, сам Жильбер вместе с нашими врачами Александром Чучалиным и Петром Яблонским впервые в России во 2-й клинической больнице Санкт-Петербурга провели успешную пересадку легких погибающей пациентке. Напомню: это было время, когда трансплантология в России практически остановилась. И врачам, помимо знаний и умений, требовалось личное мужество, чтобы решиться на пересадку. Та операция спасла москвичку Наталью Смирнову. Кстати, она сама врач-гинеколог. Прошло три года. Смирнова чувствует себя хорошо, работает.

Ксении Александровне Семеновой 92 года. Это легенда отечественного здравоохранения, человек, чей вклад в практику лечения неврологических заболеваний переоценить невозможно. А премию она получила вместе с коллегами за внедрение методов космической медицины в практику лечения этих недугов.

В номинации "За верность профессии" премии удостоена Раиса Кравцева, в профессии - с 1958 года. Сама почетный донор - сдала почти 30 литров крови.

Они все очень разные. У каждого своя, подчас нелегкая судьба. Но объединяет их всех одно: для них врач - это не профессия, это призвание.

Общество Здоровье Власть Работа власти Госнаграды Правительство Минздрав
Добавьте RG.RU 
в избранные источники