Новости

24.06.2009 03:00
Рубрика: Власть

Конфликт с интересом

Желание "порадеть родному человечку", отмеченное в российском чиновнике еще Александром Грибоедовым, в России, увы, не угасло.

Это отметил вчера первый зампред Комитета ГД по безопасности Михаил Гришанков, открывая заседание "круглого стола" в Госдуме о конфликте интересов на государственной и муниципальной службе. Несмотря на то, что уже многие десятилетия чиновники мучаются трудным выбором между служебным долгом и личным интересом, нередко предпочитая то, что ближе, само понятие "конфликт интересов" в российскую антикоррупционную практику вошло сравнительно недавно. Поэтому президент Группы государств против коррупции (ГРЕКО), куда входит и Россия, словенец Драго Кос, решил рассказать участникам "круглого стола" о правилах, которыми руководствуются госслужащие за рубежом, чтобы ни у кого не возникло сомнений в справедливости принятых ими решений.

Однако новостью для российских депутатов эти правила не стали. В наших законах тоже есть нормы, требующие, чтобы чиновники, заняв государственный пост, передавали свой бизнес кому-то в управление, а оставив чиновничью должность, не могли использовать возможности своего прежнего положения на новой работе. Чтобы госслужащие подавали декларации о своих доходах и имуществе и не брали подарков стоимостью более трех тысяч рублей. Правда, Кос заметил, что чиновники покупаются и на меньшую сумму. И, бывает, стоит отказаться даже от чашечки кофе, если осознаешь, что она может повлиять на твое решение. Но в России при определении допустимой стоимости подарка, по шутливому замечанию председателя Комитета ГД по конституционному законодательству и госстроительству Владимира Плигина, руководствовались традиционным критерием: три тысячи рублей - цена подарочной бутылки хорошей водки.

У нас предусмотрены даже комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих и урегулированию конфликта интересов, которые в соответствии с Указом президента от 3 марта 2007 года должны быть созданы в федеральных государственных органах и ежегодно, к 1 февраля, докладывать о работе по предупреждению коррупции. "На необходимость задействования потенциала этих комиссий, - напомнил Михаил Гришанков, - указывается и в соответствующем разделе Национального плана противодействия коррупции".

"Но в реальной жизни эти комиссии не работают", - констатировал ректор Российской правовой академии минюста Сергей Герасимов. Те, кому поступают какие-то материалы о конфликте интересов, по словам Герасимова, стараются "поскорее освободиться от них", потому что не знают, что с этими материалами делать. "Деятельность таких комиссий носит эпизодический характер, а решения - рекомендательный", - подтвердил Владимир Плигин.

Михаил Гришанков напомнил, что по указу от 3 марта 2007 года правительству было дано "поручение в трехмесячный срок представить проект указа президента о порядке рассмотрения вопросов, связанных с конфликтом интересов, в отношении должностных лиц, назначаемых президентом и правительством", но до сих пор "такого указа, а следовательно, и порядка, нет". Поэтому участники "круглого стола" предлагают ускорить подготовку указа. Они считают, что нужно учить членов этих комиссий, а заодно и повышать правосознание россиян, чтобы критичнее относились к чиновникам, которые используют свое служебное положение для личной выгоды. Есть в рекомендациях и обращение к представителям российского бизнеса, которые, по словам Гришанкова, "нередко выступают в роли искусителей, провоцируя государственного или муниципального служащего на коррупционное действие". Участники "круглого стола" предлагают Торгово-промышленной палате и РСПП содействовать внедрению в бизнес-среду "правил поведения, направленных на профилактику и предупреждение возникновения случаев конфликта интересов" в чиновничьих рядах. Проще говоря, не искушать.

Власть Работа власти Госуправление Законодательная власть Госдума