25.06.2009 02:00
    Рубрика:

    Этуали Opera National de Paris выступили на "Дягилевских сезонах"

    Французские этуали выступили в России

    Клер-Мари Оста и Николя Ле Риш - одна из самых знаменитых пар французского балета. Недавно этуали Opera National de Paris побывали в России. Они были приглашены на фестиваль "Дягилевские сезоны", чтобы выступить в "Жизели" Пермского театра. В самом начале спектакля партнер получил травму, и балерине пришлось довести выступление до конца с новым партнером.

    Российская газета: Травмы - практически неизбежность в жизни танцовщиков. Можно ли научиться относиться к ним спокойно?

    Николя Ле Риш: Для артиста пребывание на сцене - это сгусток жизни, когда есть возможность поделиться с людьми самым лучшим. В такой момент не вспоминаешь о худшем. И нет смысла выходить танцевать, если думать о возможных травмах.

    Клер-Мари Оста: Тело - наш рабочий инструмент, поэтому приходится жить с пониманием того, что травмы являются частью нашей профессии.

    РГ: У вас есть опыт преодоления таких сложных и непредсказуемых ситуаций? Каков ваш рецепт?

    Ле Риш: Травмы для нас не новость, но это первый случай в моей двадцатилетней карьере, когда все случилось прямо на сцене, во время спектакля. Конечно, ситуация неприятная и очень нервная, потому что была проведена огромная подготовительная работа, но показать ее результаты - то, ради чего мы работаем, - не получилось.

    Оста: Естественно, было очень тяжело, потому что на сцене мы чувствуем себя в особом мире, защищенном зрителями и искусством от времени и трех измерений. Поэтому когда сталкиваемся в нем с реальностью, это обезоруживает, делает нас уязвимыми. В первый момент, когда я поняла, что произошло, было много эмоций и я решила, что нас заменит другая пара. Но потом оказалось, что мне нужно продолжить выступление с новым партнером. Мы с ним познакомились прямо перед началом второго акта. За пятнадцать минут в антракте мы провели репетицию, в течение которой нужно было продумать тысячу мелочей. Обычно на такую работу уходит около месяца, когда продумывается каждый жест, каждый взгляд, каждое прикосновение во время танца - все до мелочей. А здесь нам с пермским Альбертом Робертом Габдуллиным пришлось буквально импровизировать.

    РГ: Насколько отличается текст дуэтных фрагментов парижской "Жизели" от пермской?

    Оста: Вероятно, для непрофессионального глаза разницы может быть и не видно. На самом деле отличий очень много, детали совершенно разные. Особенно сложно то, что одни и те же движения, к примеру, в одной версии поставлены на пальцах, а в другой - на стопе. Такие расхождения могут вызвать много накладок.

    РГ: "Жизель" была вашим выбором или предложение Перми?

    Оста: Это уже не первый фестиваль, на который я приезжаю в Пермь, впервые я участвовала в "Дягилевских сезонах" еще в 2003 году, когда они проводились впервые. С тех пор я искала возможность приехать сюда снова, и выбор был сделан специально для этого фестиваля. Конечно, во многом он предопределен техническими условиями: "Жизель" - один из тех балетов, различия в тексте которого минимальны и не нужно учить его специально. Мы же не хотели выглядеть гостями, иностранцами, инородным телом в спектакле. Хотя прежде всего мы с Николя просто любим "Жизель" и свои роли в этом балете.

    РГ: Можно ли сказать, что они максимально полно раскрывают ваши профессиональные возможности?

    Ле Риш: Мне кажется, по-настоящему раскрыть возможности артиста один спектакль не может. Мы в Париже танцуем очень много постановок современных хореографов, и это важная часть репертуара нашего театра. Но даже если брать классику, она очень разнообразна. И если "Сильфида" вся устремлена вверх, а чисто технически дает возможность показать владение элевацией, то "Щелкунчик" - это земной балет, основанный на партерной технике. Нельзя сказать, какой из этих спектаклей лучше, интересно именно их соединение.

    РГ: Вы приехали в Россию в дни, когда отмечается 100-летие "Русских сезонов" Дягилева. Что для вас значит это имя?

    Оста: Несмотря на то, что мы понимаем, что истоки этого уникального культурного феномена относятся к российской культуре и именно из России начали распространяться по всему миру, мы в Парижской опере воспринимаем и представляем это как культурное наследие нашей страны, Франции.

    Ле Риш: Что касается лично нас с Клер-Мари, думаю, исчерпывающим будет сказать, что в нашей квартире первое, что видишь при входе, это плакат Кокто, изображающий Нижинского в "Видении розы", - один из тех, что был рекламой "Русских сезонов" сто лет назад.