Новости

01.07.2009 04:00
Рубрика: Культура

По главной улице с оркестром

Секреты Свердловской филармонии раскрывает лауреат Госпремии Дмитрий Лисс

По традиции в День России президент в Кремле вручал Государственные премии. Среди лауреатов этого года - директор Свердловской филармонии Александр Колотурский и главный дирижер Уральского академического филармонического оркестра Дмитрий Лисс.

За последние годы оркестр из Екатеринбурга не раз выступал в столице, удивляя публику и профессионалов то необычными программами, то интересным форматом концерта, и всегда - европейским классом игры. А Свердловская филармония имеет давнишнюю устойчивую репутацию самой продвинутой в стране по части новых технологий в сфере академической концертной жизни. Судя по всему, в Екатеринбурге возник своего рода островок благополучия, в то время как сплошь и рядом - куда менее позитивные примеры. Об этом разговор обозревателя "РГ" с известным дирижером Дмитрием Лиссом.

Главное - создать систему

Российская газета: Начну с поздравлений: Государственная премия - признание на самом высоком уровне. Что означает эта формулировка: за выдающийся вклад в развитие филармонической деятельности в России?

Дмитрий Лисс: Спасибо. Никогда еще в новейшей истории Госпремии работу менеджмента не признавали как творческую. Нашей филармонии и оркестру действительно есть чем гордиться: УАФО конкурирует с ведущими оркестрами столицы, не получая при этом такой же мощной государственной поддержки. Нам удалось создать довольно эффективную систему функционирования оркестра, ведь в сегодняшней жизни невозможно разделить менеджмент и творчество. Мне кажется, эта награда служит своего рода сигналом ля моих коллег, которые работают не в столице. И для дирижеров, и для директоров. И, наверное, для губернаторов. Сигнал, что, в общем, не так все безнадежно.

РГ: Кстати, в своей ответной речи после вручения премии вы отдельно благодарили губернатора Росселя. Какова его роль?

Лисс: Огромна: без поддержки губернатора у нас ничего бы не получилось, и стать "патроном" оркестра было его волевым политическим решением. С концепцией развития оркестра мы в свое время пошли к нему, и она была принята. Постепенно возникла поддерж ка и бизнеса, и общества в широком смысле, создание особой атмосферы вокруг УАФО.

РГ: Так что теперь в Екатеринбурге УАФО иначе как "наш оркестр" не именуют. А насколько такая ситуация с поддержкой властей уникальна для России?

Лисс: На сегодняшний день, видимо, уникальна. В свое время Арнольд Кац в Новосибирске пользовался безграничным доверием властей. Но в той системе все было замкнуто на личности. Нам же хотелось создать нечто другое, когда брендом является не чье-то имя, а собственно сам оркестр, УАФО.

РГ: То есть в какой-то перспективе вы спокойно можете передавать свои дела преемнику?

Лисс: Да, дирижеры приходят и уходят, а оркестр остается. Может, конечно, прийти дирижер, который скажет: я царь и бог, и буду дирижировать только то, что захочу, играть концертов столько, сколько захочу. Так вот, в рамках этой системы он не сможет работать.

РГ: А существует ли для оркестра оптимальное число концертов в сезон?

Лисс: Для всех одинаковой цифры, наверное, не существует: то, что может один оркестр, не под силу другому. Ведущие оркестры мира играют до 160 концертов в сезон. Но, естественно, при этом программы повторяются по многу раз. У нас столько повторов быть не может. Тем не менее мы играем 70 и больше программ в сезон, а концертов - больше ста. Это требует огромного напряжения сил от музыкантов. Если подходить к каждому концерту с высокой планкой требований, то оркестранты должны себя постоянно держать в форме, быть готовыми, чтобы на репетициях рутиной уже не заниматься. Процесс работы становится очень интенсивным. Чтобы так работать, музыканты не должны думать о том, как прокормить семью. Нас жизнь в свое время - дефолт 1998 года, затем серьезные зарубежные гастроли - заставила резко увеличить количество концертов. Поначалу было очень тяжело, но оркестр перешел как бы на другую скорость, вышел на иной уровень. И сейчас, чтобы попасть в УАФО, нужно выдержать очень серьезный конкурс.

Провинция, как и разруха, в головах

РГ: Сегодня все культурные институции разделены "по подъездам": на муниципальные, областные, федеральные. Уральский оркестр, несмотря на областное подчинение, по факту уже давно имеет другой уровень.

Лисс: Я никогда не мог смириться с тем, что оркестры делятся на столичные и остальные, на "первой свежести" и "второй свежести". В свое время был возмущен, когда газета "Музыкальное обозрение" решила присудить мне премию как лучшему "провинциальному дирижеру" России. Я позвонил и сказал: "Если вы считаете, что меня нельзя назвать просто лучшим дирижером, то я подожду, буду расти". Там даже не поняли, что меня так оскорбило. Не бывает дирижеров провинциальных и других. Бывают дирижеры и недирижеры. Так же и с оркестрами. И когда мы навешиваем ярлык "провинциальный", то это прямое оскорбление людей, живущих в провинции. Это как бы люди второго сорта. Я с этим всю жизнь боролся, и сам никогда не ощущал себя человеком провинциальным. Я уехал из Москвы, хотя у меня была возможность там остаться: пойти по стереотипному пути, как говорят, "зацепиться". Но я уехал и об этом не пожалел.

РГ: Можно сказать, что именно в 1995 году, когда вы приехали в Екатеринбург, ваша жизнь круто повернулась в счастливую сторону? Могло ведь сложиться и по-другому?

Лисс: Да, абсолютно. Но я, честно говоря, никогда не задумывался о том, как выстроить свою карьеру. Просто занимался своим делом. Такая награда - это очень приятно, престижно, почетно, но, поверьте, это никак не влияет на мое отношение к себе как к дирижеру и на мое отношение к работе.

Дуэт

РГ: В вашем замечательном тандеме с директором филармонии Александром Колотурским кто ведущий, а кто ведомый?

Лисс: Мы с самого начала договорились о том, что ни одно решение, касающееся оркестра, не принимается единолично. Право вето есть и у меня, и у него.

РГ: А стратегию кто определяет?

Лисс: Именно ее мы и определяем вместе, а тактикой занимается каждый индивидуально. Директор не вмешивается в мою творческую работу с оркестром, а я не буду объяснять ему, как обеспечивать наполняемость зала и по какой цене продавать билеты.

РГ: Вы всегда так гармонично сосуществовали?

Лисс: Был период первоначального недоверия, отчасти было непонимание. Возникали какие-то вопросы, но в конечном счете сейчас иногда шутим: что-то мы давно не ругались, хорошо ли это для дела? Когда прошел период притирки, мы начали работать как бы параллельно, но в одном направлении. У Александра Николаевича, слава богу, консерваторское образование, огромный опыт и знания, полученные в Америке. Он - человек, абсолютно преданный идее, при этом системно мыслящий. Мне очень повезло: с меня снята огромная часть проблем, с которыми обычно сталкиваются мои коллеги, да и я сам в прежние времена. Я не занимаюсь рутинной работой, связанной с конкретной реализацией наших идей.

РГ: Просто идеальная картина: функции четко разделены, нет никаких конфликтов между творцом и администратором, которые мы наблюдаем повсеместно.

Лисс: Нам не за что бороться. Изначально были определены правила игры. Мы работаем на общее дело, и приоритеты - это не чьи-то личные амбиции, а успех оркестра.

Достижения и цели

РГ: Сегодняшние успехи уральского оркестра впечатляют: ежегодные российские и зарубежные гастроли, у коллектива замечательный менеджмент, целая серия выпущенных солидными фирмами дисков...

Лисс: Это все внешние признаки успеха, которые можно долго перечислять. Но для меня важно другое: на каком художественном уровне сейчас можно разговаривать с оркестром. Важно то, что приезжают такие крупные дирижеры, как Китаенко, Федосеев, Плетнев, Казадезюс, и какие слова они говорят после этого. Я уже не говорю обо всех солистах, которые с нами выступали и вновь приезжают: Башмет, Третьяков, Вирсаладзе, Петров, Гутман, Мацуев, Березовский...

РГ: У вас как у дирижера есть какие-нибудь затеи, мечты, которые очень бы хотелось осуществить?

Лисс: Сейчас многое упирается в то, что в нашем концертном зале маленькая сцена и сам зал не очень большой. Должно было начаться строительство нового концертного зала в Екатеринбурге, но ситуация в мире и у нас - непростая, пришлось отложить до лучших времен. Но я верю, что это когда-нибудь случится - это объективная потребность нашего региона. А просто мечтать - бессмысленно. Нужно ставить перед собой цель и добиваться, если ты знаешь, как.

РГ: Хорошо, тогда каковы цели?

Лисс:  Хочется, чтобы с нашим оркестром постоянно выступали лучшие дирижеры не только России, но и мира, чтобы на мировом рынке оркестр занял какие-то прочные позиции. И мы в этом направлении двигаемся.

Досье "РГ"

Дмитрий Лисс - один из лучших дирижеров среднего поколения, выпускник Московской консерватории (класс Д.Г. Китаенко), победитель Первого международного конкурса дирижеров в Хорватии. Работал с симфоническими оркестрами Омска, Кузбасса, с 1995 года - художественный руководитель и главный дирижер Уральского академического филармонического оркестра (УАФО). Сотрудничает с признанными во всем мире симфоническими коллективами. Был главным российским дирижером Российско-Американского молодежного симфонического оркестра, работал с молодежными симфоническими оркестрами США, Китая, Великобритании, Канады, Израиля, Египта. В 1999-2003 годах - дирижер Российского Национального оркестра.

Культура Музыка