Новости

02.07.2009 04:00
Рубрика: Происшествия

Героиновый капкан

Материалы "Юридической недели" подготовлены совместно с Ассоциацией юристов России

На минувшей неделе страна отметила профессиональный праздник борцов с наркотической угрозой, которая стала сегодня реальным вызовом национальной безопасности страны.

О том, какие беды несет людям эта напасть и как удается защитить от нее наших сограждан, член президиума Ассоциации юристов России Михаил Барщевский беседует с главой Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктором Ивановым.

Михаил Барщевский: Виктор Петрович, возможно, мой вопрос вас удивит, и тем не менее: у вас дети есть?

Виктор Иванов: Есть, мальчик и девочка.

Барщевский: Что бы вы сделали, если бы узнали, что ваш ребенок принимает наркотики?

Иванов: Очевидно, это тяжелая ситуация для любого человека.

Во-первых, информацию стоит аккуратно перепроверить, так как она может и не быть правдой. Но в случае, если это так, нужно прибегнуть к медицинской помощи.

Барщевский: Но предположим - ребенок признался. Какими могут быть действия?

Иванов: В таком случае необходимо обратиться к теории педагогики Макаренко. С ребенком нужно найти контакт, выяснить причины такого поведения, понять мотивы - баловство, социальные условия. Но самостоятельно очень трудно справиться с наркоманией, нужна помощь медицины.

У нас наркоманов - 2,5 миллиона

Барщевский: Считаете ли вы, что можно и нужно привлекать к уголовной ответственности лиц, употребляющих наркотики?

Иванов: Сегодня в России уголовная ответственность не установлена. Думаю, это правильно. Вместе с тем ряд европейских стран, известных своей риторикой в области защиты прав человека, криминализируют употребление наркотиков. Ближайший пример - Швеция. Такая ответственность не носит жесткого характера, это могут быть два-три месяца заключения, и тем не менее это полновесная уголовная ответственность.

Барщевский: Какая у нас ситуация с употреблением наркотиков?

Иванов: Тяжелая. По статистике - около двух с половиной миллионов наркоманов. К сожалению, растет детская наркомания. Сегодня на учете в органах наркологии состоят почти 550 тысяч человек. Сюда входят и наркозависимые, которые регулярно употребляют, и наркобольные. Из них несовершеннолетних 147 тысяч.

Барщевский: Очевидно, реальная картина отличается от статистической? Условно говоря, детей и подростков может быть не 150, а 250 тысяч, а тех, которых считается на учете 550 тысяч, на самом деле 2 миллиона?

Иванов: Это так. К тому же наркозависимые у нас, к сожалению, очень молодые люди, в основной массе до 40 лет.

Барщевский: Но наркоманы дольше и не живут?

Иванов: 90 процентов наших наркобольных употребляют органические опиаты, прежде всего героин, а это очень мерзкий наркотик. Хотя все наркотики опасны, но героин - особенно. Человек попадает, во-первых, в очень сильную зависимость, а во-вторых, самостоятельно практически невозможно избавиться от зависимости. И в-третьих, героиновый наркоман живет 5-7 лет, потому что его организм разлагается на морфологическом уровне. Вопрос лишь в том, что быстрее откажет - печень, почки, сердце или легкие.

Барщевский: Многие судят о борьбе с наркомафией по американским боевикам, где оперативника внедряют в банду наркоторговцев. Существует ли такая практика в наркоконтроле?

Иванов: Несомненно, у нас есть свои источники информации и внедренная агентура.

Барщевский: Я не слышал о награждении званиями Героя ваших сотрудников, возможно, они секретными указами награждаются?

Иванов: Мы не только внедряем сотрудников, но и привлекаем к сотрудничеству людей из самих наркобанд. Наши сотрудники в большей степени руководят оперативным процессом. Но Героев России у нас нет. По положению звание Героя Российской Федерации присваивается людям, которые рисковали своей жизнью в специальных операциях.

Барщевский: Бывает ли так, что по агентурной информации вы выходите на организатора преступной группы, но не можете предъявить ему официальное обвинение?

Иванов: Есть люди, которые занимаются организацией отправки наркотиков в Россию, но сами они живут за ее пределами. Сейчас контрабанда носит эстафетный характер, поэтому так называемые наркобароны действуют из-за границы.

За зарплату в 20 тыс. рублей

Барщевский: Муссируются слухи, что немалое количество задержанных наркотиков уходит обратно в торговлю, а наркодельцов прикрывают сами наркополицейские. Раскрывались ли такие случаи вашей службой собственной безопасности?

Иванов: Подобные факты мы проверяем, но широкого распространения их нет. Было несколько отдельных случаев, и такие дела мы обязательно доводим до суда. Был случай в Санкт-Петербурге, там изобличили сотрудников наркоконтроля и милиции. Мы жестко работаем с кадровым составом.

Барщевский: Зачастую возникает ощущение, что борьба с наркоманией превращается в борьбу с лекарствами. Списки запрещенных лекарств все время расширяются. Там ли мы ищем проблему?

Иванов: Это так называемый предметно-рецептурный контроль. Он осуществляется в соответствии с конвенцией ООН. Лекарства, которые содержат наркотические средства, подлежат контролю. В болеутоляющих средствах содержится морфий, в парацетомолах - кодеины. Тема контроля достаточно вязкая, тем не менее в ряде европейских государств в соответствии с конвенцией они находятся под контролем, то есть продажа возможна лишь по рецепту врача.

Барщевский: Наше законодательство соответствует упомянутой конвенции?

Иванов: Абсолютно, но еще есть над чем работать. Мы подходим к тому, что нам надо упорядочить торговлю фармацевтическими препаратами.

Барщевский: Упорядочить - в смысле упростить?

Иванов: Если человек болеет, самое лучшее - чтобы был врач, нежели человек сам себе спонтанно покупал некие лекарства. Мониторинг ситуации говорит о многом. В Пермской области зафиксирован шестикратный рост продажи кодеиносодержащих препаратов и одновременно - такой же рост на рынке наркотика дезоморфин. Его получают из кодеиносодержащих препаратов, это исключительно грязный продукт. Во-первых, он дешевый, во-вторых, содержит вредные примеси. У человека через полгода начинают гнить ноги, руки и жить ему - год максимум. На черном рынке сбыт вырос в 5-6 раз. С этим надо бороться.

Барщевский: Какова средняя зарплата, допустим, майора наркополиции?

Иванов: Около 20 тысяч рублей. Цифра сравнима с заработной платой милиции.

Барщевский: Существует какое-нибудь материальное поощрение наркополицейского в зависимости от того, какую партию наркотиков он задержал?

Иванов: Нет, иначе это было бы просто коммерческим принципом. Больше задержал - больше получил. Коммерческие принципы в государственной службе не должны применяться. Но когда люди устойчиво добиваются хороших результатов, это заслуживает оценки, либо материальной, либо моральной. Поэтому у нас есть ведомственные и государственные награды.

Афганский вариант

Барщевский: Кризис отразился на работе ведомства?

Иванов: К сожалению, нам сократили финансирование на 15 процентов, возможно, и еще сократят. Я считаю, что нужно поддержать службу, потому что мы реально исправляем ситуацию с незаконным оборотом наркотиков. За прошлый год изъяли три с половиной тонны героина, а за пять нынешних месяцев - в два раза больше, чем за такой же период в прошлом году. Выявили 175 наркокартелей, которые действуют в Афганистане, у каждого - свой бренд.

Барщевский: Но должно же быть решение проблемы Афганистана?

Иванов: Я в мае принимал делегацию Афганистана во главе с вице-президентом. Обсуждали проблему. В 2001 году там высадились войска, началась операция "Несокрушимая свобода" по борьбе с терроризмом. Именно с 2001 года и до настоящего времени производство наркотиков увеличилось в 44 раза. Ежегодно производится героина на 150 миллиардов разовых доз.

Это в 25 раз превышает все население земного шара. А между Афганистаном и Россией, по сути, нет границы. Граница Таджикистана с Афганистаном не охраняется, а наши внутренние границы с Узбекистаном и Казахстаном по большому счету тоже отсутствуют. Это все и образовало, так сказать, "великий шелковый путь" для героина. Способы перевозки придумывают все более изощренные. Недавно задержали партию в Москве - наркотики в контейнерах были расфасованы в курагу. Чтобы представить объем, скажу: в одном плоде кураги умещается 3 тысячи доз героина. А в луковице, в обычной луковице - 35 тысяч доз. Представляете себе количество спасенных жизней, если мы задержим, например, 300 кг такого "лука"?!

Барщевский: Если посчитать все расходы на содержание наркополиции, на лечение наркоманов, убытки для экономики от наличия наркоманов, потерянное молодое поколение, депопуляцию - не окажется ли дешевле для бюджета просто государству скупать наркотики, чем бороться с наркоманией так, как это делается сейчас?

Иванов: Это распространенная точка зрения, но серьезно к ней никто не относится. Общая статистика говорит, что сейчас полицейские структуры изымают не более 10 процентов наркотиков, которые оборачиваются на рынке. Но даже и то, что удается изъять, - это колоссальные цифры. Три с половиной тонны героина - это такой объем, которого с избытком хватило бы на все население страны, включая младенцев. А остальные 90 процентов - это теневой оборот, который где-то прячется. Если государство будет скупать наркотики, тем самым оно будет стимулировать продажу и еще больший ввоз.

Федеральная служба РФ по контролю за оборотом наркотиков

101990, Москва, ул. Маросейка, 12

Горячая линия: +7(495) 621 43 91

Официальный сайт: www.fskn.gov.ru

Происшествия Преступления Криминал Происшествия Правосудие Охрана порядка Власть Безопасность Спецслужбы Проект "Юридическая неделя"
Добавьте RG.RU 
в избранные источники