Новости

10.07.2009 01:00
Рубрика: Власть

Лишние нужные руки

Число жителей зарубежья, ищущих работу в России и желающих со временем навсегда обосноваться здесь, вскоре начнет уменьшаться: с 1 июля отменена упрощенная процедура получения российского гражданства уроженцами бывших советских республик. Теперь для получения российского паспорта им надо прожить в России пять лет, сдать экзамен по русскому языку и доказать наличие средств к существованию. Последнее из этих трех условий будет выполнить особенно непросто: кризис... С учетом этих обстоятельств 14 регионов уже отказались принимать соотечественников, а Москва и Петербург разработали собственные, не поражающие громадьем программы репатриации. Кроме того, в два раза уменьшены квоты на привлечение иностранных работников; это одна из антикризисных мер, предпринятых правительством.

Ну вот теперь, казалось бы, ксенофобские настроения ("понаехали тут!") должны пойти на убыль. Ничуть не бывало. По-прежнему можно услышать: "Россияне из-за кризиса становятся безработными, а эти, понаехавшие, занимают рабочие места!" В народной оценке состояния рынка труда нет ни грана преувеличения. Частокол административных и прочих преград, установленных на пути гастарбайтеров, не добавил трудового пространства российским безработным. Пальму первенства в уборке улиц и дворов, укладке асфальта, ухаживании за газонами, расчистке мусорных завалов, погрузке-разгрузке по-прежнему удерживают "понаехавшие". И оспорить у них это первенство российские граждане как-то, знаете ли, не очень стремятся. Глава столичного департамента труда и занятости населения Олег Нетеребский недавно посетовал: на учете стоят 40 тысяч безработных, хотя вакансий - 223 тысячи. О том, что есть работы, выполнять которые некому, кроме приезжих, говорит и первый заместитель губернатора Вологодской области Иван Поздняков: "Есть предприятия, которые держатся целиком на людях из Армении, - своих кожевников и обувщиков у нас давно уже нет. И если такие предприятия лишить возможности приглашать иностранных специалистов, их экономика будет подорвана".

Словом, руки мигрантов - они вроде бы лишние, но при этом и нужные. Как сообщают эксперты Международной организации по миграции, в России работают в основном выходцы из Узбекистана (25 процентов), Таджикистана (16), Украины (11), Киргизии (7,5) и Молдавии (5,5). Их общее количество в прошлом году составляло 14,2 миллиона. С наступлением кризиса и введением ограничений на привлечение иностранной рабочей силы эта цифра уменьшилась до 12 миллионов. Такова официальная статистика. Но она учитывает лишь тех, кто легально приехал в Россию и легально работает. Забюрократизированная процедура официальной регистрации приезжих, чиновничье мздоимство и скаредность работодателей, как и прежде, плодят нелегалов. В результате государство теряет налоги, перестает контролировать миграционную ситуацию и не может точно оценить, сколько гастарбайтеров нужно экономике. У ФМС нет банка вакансий, как, наверное, и нет возможности тщательно изучать рынок труда, следить за всеми его колебаниями.

Что же касается квот... Их двукратное сокращение предписано всем регионам. Но у каждого региона своя потребность в трудовых мигрантах. Местным властям виднее, сколько гастарбайтеров требуется здесь и сейчас. Так, может, пусть губернаторы и градоначальники сами определяют размер квот, координируя свои действия с миграционной службой? Тем более что часть этой неблагодарной работы возьмет на себя рынок. Ну да, массовые увольнения как неизбежное следствие экономических потрясений коснутся и гастарбайтеров. Причем коснутся чувствительно. Хотя бы уже потому, что трудовые мигранты менее защищены законами, чем граждане России; уволить этих людей - проще простого. Но спрос на неквалифицированную рабочую силу - особенно в Москве, других крупных городах - только растет. В прошлом году приезжие заработали и перевели на родину 11,4 миллиарда долларов. Для многих российских соседей такие денежные поступления стали вторым источником внешнего финансирования после прямых инвестиций.

И вот все это может порушиться. Работодатели и прежде-то не шибко церемонились с гастарбайтерами: платили мизерную зарплату, селили в подвалах и бараках, отнимали паспорта, словом, держали в черном теле. А сегодня сам кризис выставляет на улицу нанятых дворников, грузчиков, мойщиков машин, весь этот затурканный, покорный "персонал". Да, могут появиться профсоюзы, берущие гастарбайтеров под свою защиту и опеку (они уже появляются: Федерация профсоюзов Свердловской области объявила о создании первого в России профсоюза трудовых мигрантов). Но особых иллюзий тут быть не должно. Никакой профсоюз не в силах предоставить работу, если ее нет. Никакой профсоюз не способен вернуть долги по зарплате, если платить нечем.

Что же делать с увольняемыми гастарбайтерами? По закону положено только одно: если работодатель расторгает договор, иностранец в течение десяти суток обязан выехать за пределы страны. Но обратно на родину - так, чтоб эшелон за эшелоном - иностранцы, конечно, не ринутся. Потому что на родине для них тоже работы нет. Ну и как с ними быть? В Нижнем Новгороде активисты Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) хотят вести "антикризисное патрулирование": вооружившись травматическим оружием, по вечерам выходить на улицы и отлавливать гастарбайтеров, распознавая их по разрезу глаз и цвету кожи. Местный лидер ДПНИ сообщил, что его организация уже готовит первую группу "народных самооборонцев". До реализации подобных проектов дело, надеюсь, не дойдет. Но несколько миллионов иностранных рабочих, выброшенных на улицу, - это опасно. Эксперты Международного валютного фонда и Всемирного банка предупредили: странам с переходной экономикой, в том числе и России, экономический кризис грозит не только снижением покупательской способности, массовыми увольнениями и сокращением зарплат, но и социальными волнениями, зачинщиками которых могут выступить потерявшие работу трудовые мигранты.

Но взглянем на ситуацию с другой стороны, и, возможно, она не покажется столь драматичной. В крупном строительстве занято около миллиона мигрантов. Примерно столько же - на частных стройках, в ремонте дач и квартир. Чуть более миллиона работают в розничной торговле, причем легально, в больших магазинных комплексах. Многие нашли себе применение в коммунальном секторе. Больше того, в ЖКХ и сейчас имеются вакансии. Наконец, есть сельское хозяйство, где лишних рук никогда не бывает. То есть эти 12 миллионов человек трудятся во многих отраслях, а не в какой-то одной, где может начаться повальная безработица. Да, значительная часть из них потеряет работу, и вакансий на всех не хватит. Но ведь эти люди легально работают, они легально пересекли границу, у них есть регистрация, которая рано или поздно закончится и ее придется продлевать. Так с чего же вдруг они выйдут на улицы и примутся грабить местное население? В массе своей это нормальные люди - не какие-то маргиналы или маньяки.

Безболезненных способов справиться с потоком гастарбайтеров не существует. Опыт Франции, многое сделавшей после волнений в парижских предместьях, не оставляет иллюзий на этот счет. Но французский же опыт и убеждает: только свободный, прозрачный рынок труда ставит заслон нелегальной миграции, в том числе и трудовой.

Власть Позиция Экономика Работа Занятость Общество Соцсфера Миграция Иностранцы в России Колонка Валерия Выжутовича