Новости

24.07.2009 12:49
Рубрика: Экономика

Десять лет, которые потрясли нас

Почему Россия не повторяет "подвиг 1999 года"?

На днях опубликованы данные Росстата за первое полугодие. На самом деле, это "бомба". Данные говорят о том, что Россия не в состоянии совершить свой собственный подвиг 10-летней давности, повторить "эффект 1999 года" - быстрый рост экономики после кризиса за счет девальвации рубля. В 2009 году мы не видим роста. Мы видим падение процентов на 20-40 по всей товарной номенклатуре, которая производится в России. Что-то произошло с нашей экономикой за эти 10 лет, что серьезно ее подкосило. Что именно?

Напомним, что такое "эффект 1999 года". Курс рубля в августе 1998 года резко упал. Сначала это было воспринято как катастрофа. Но в течение 1999 года экономика принялась стремительно "вставать с колен" с тем, чтобы в 2000 году по основным параметрам превзойти уровень 1998-го. Почему это случилось? Обычно говорят, что за счет дороговизны доллара дорогими стали и импортные товары, и потребитель предпочел отечественные аналоги. Эффект 1998 года" был исчерпан лишь в 2003-2004 годах, когда доходы населения подтянулись к новому курсу доллара, и импортные товары перестали казаться дорогими.

Уже тогда, в начале "нулевых", экономисты говорили, что стране нужны серьезные реформы, дабы не допустить падения темпов производства. Случились эти реформы или нет, на этот счет мнения расходятся. Тем более что примерно с 2006 года разговоры о реформах стали немодными. Их место заняла другая тема - "денег много, не умеем тратить деньги!" Потом и она ушла, стали говорить о том, что страна "пошла в рост". И, наконец, случился кризис. Первое время шок был слишком велик, чтобы толковать о подъеме - дна, мол, еще не достигли, какой подъем! Теперь - пора. Потому что - и это очевидно - "эффекта 1999 года" не будет. В ответе на вопрос, "почему?" - ответ на другой вопрос - "что все-таки на самом деле происходило со страной все эти годы?"

Виноват Китай?

В 1999 году российские предприятия еще что-то производили "от и до". Я помню, что в 1997 году один завод в Чебоксарах даже вытеснил с рынка китайские навесные замки - те, которые на амбарах. И ценой, и качеством. Мелочь, но приятно было. Еще кое-где делали "советские" телевизоры, холодильники, фены и проч. Уже не понимали, зачем - ВВЦ показал гражданам, что такое настоящее китайское качество (хотите, узрите в этой дефиниции иронию, хотите - нет), а главное, что такое "низкая цена". В 1999 году это занятие на некоторое время вновь стало не лишенным смысла - я помню, появились даже отечественные компьютеры, в которых почти не было импортных деталей.

Что имеем теперь. Вот детская книга, на обложке стоит: "Москва, 2008 год". В конце мелко - "Напечатано в Китае". Вот мебель. Наша мебель, собранная из нашего дерева. Но доски сначала пропутешествовали в КНР, где их покрыли ламинатом, потом вернулись в Россию - красивые, с дырками где надо, и уже у нас из них собрали "чисто российский" продукт. Вот игрушка "Машенька и волк". Чисто российская игрушка - и по сюжету, и по имени производителя. И страшной тайной является то, что на самом деле ее тоже делали в КНР - по нашим чертежам.

Что ж, доллар вырос, и все эти "чисто отечественные товары" вместе с ним. Спрос схлопнулся.

Почему бизнес повел себя так, почему стал за каждой мелочью бегать за кордон? А что ему оставалось делать?

Вот позиция производителей "конечного товара". Как говорили мне игрушечники, в России они заказывают только дорогие, штучные вещи, и небольшими партиями - типа вышитой вручную куклы. Если разбросать такой заказ где-нибудь под Вологдой по надомницам, получится дешевле, чем в КНР, а качество будет выше. Но если нужна серьезная партия простой игрушки, попытка разместить такой заказ в России выльется в 10-кратное превышение цены по сравнению с китайскими ценами. С книгами все немного не так. Простые книги лучше печатать в России. Но если нужно, например, к детской книге прикрепить пропеллер (сама книга в форме самолета) - наши полиграфисты разводят руками, нет оборудования. Мебельщики жалуются на отвратительное качество российского ламината, ткани, говорят, что некоторые простые вещи (замки от диванов) в России просто не делают, а если делают, то срывают поставки... У каждой отрасли найдется что-то, что "у нас не производят", и каждая сообщит - да, в Китае умеют все. И дешевле, и с гарантией, что в срок фура с компонентами придет!

В свою очередь, российские производители "компонент" не скрывают, что маржу - переплату от себестоимости изготовления вещи - они закладывают от души. При этом они ссылаются на инфляцию (нужно повышать зарплаты работникам), рост тарифов на услуги ЖКХ, рост аренды земли, а главное - на чудовищные административные поборы. Падение официальной налоговой нагрузки с лихвой замещается ростом неофициальной. Так, трудно найти предприятие, которое власти не заставляли бы строить дорогу, детский сад, жилье, не говоря уже об отчислениях "на благоустройство города" и банальных дачах "на карман". Никогда не забуду рассказ одного бизнесмена, который открыл крошечное производство на окраине области - и губернатор (сам!) приехал посетить завод в первую же субботу. И не уехал с пустыми руками.

Власти - на словах - видели эту проблему, и даже боролись с нею, но вот пример. На днях в Кировской области случился скандал: возле нового губернатора обнаружился Фонд поддержки его, губернатора, инициатив. Это и есть "узаконенная черная касса": даже если деньги оттуда расходуются на благие дела, для бизнесмена НЕ ДАТЬ денег в этот фонд равносильно смертному приговору. Так вот, такие фонды есть во многих регионах, Киров же "засветился" случайно - за Никитой Белых, в недавнем прошлом знатным оппозиционером, внимательно присматривают.

Итак, производители "компонент" несут существенные издержки, из-за этого вынуждены выставлять высокие расценки и лишаться заказов. Но от этого у них нет денег на модернизацию оборудования. Предприятия попадают в замкнутый круг. Старое оборудование ест все больше электричества, воды и т.д., делая все меньше все более дорогой продукции. Когда заказчик вдобавок узнает, что на старом оборудовании нельзя сделать то, чего требует рынок, он уходит, а производитель "компонент" еще больше задирает цены на новом заказчике, чтобы отыграть упущенную выгоду. Производитель "компонент" в итоге попадает в штопор, и каждый год существования такого завода лишь усугубляет его положение.

Казалось бы, проблема решается просто. Страна получала колоссальные доходы от дорогой нефти и газа. Эти доходы скапливались в Стабфонде. Раздайте!

Но Инвестфонд, выделенный из Стабфонда не сразу и после большой борьбы (кстати, он так и не заработал в полной мере), предусматривает лишь инфраструктурные вложения. Ему нет дела до "мелочей" вроде того чувашского завода, который в "нулевые" годы вчистую проиграл китайцам рынок замков. А, собственно, почему? Почему все-таки нефтяные деньги не пошли в производство?

Виновата нефть?

Еще год назад на этот вопрос невозможно было ответить. Вас сразу мерили сверху донизу презрительным взглядом и сквозь зубы сообщали, что "предприятия все разворуют" (по себе судили о других?) и что "это разгонит инфляцию". На вопрос, почему Казахстан часть денег в производство все-таки вкладывает, мы - нет, а инфляция у нас даже выше казахской, ответа не следовало. Особо непонятливым тыкали в физиономию Норвегией и говорили - "вон как они хорошо живут, а деньги за границей хранят, как мы". То есть, сверхдоходы в США спрячем, и Россию подымем. Как норвежцы.

Теперь туман рассеялся, и ответ дать можно. Точнее, его можно дать, и рассчитывать, что тебя услышат. Ответы были и раньше, да кому они были нужны? В 2007-2008 годах "Российская бизнес-газета" опубликовала две любопытнейшие статьи А. Потемкина и А. Шабалина, в которых вещи были названы своими именами ("В долг до последнего", "Куда ведут долги России"). Публиковали подобные тексты и другие "непопугаистые" СМИ. Толку-то! Ну, хоть сейчас почитаем.

Итак, не кажется ли вам странным вот что. 31 января 1997 года внешний долг России составлял 123,5 миллиарда долларов. Внешний долг компаний (корпоративный долг) тогда же едва превышал 30 миллиардов долларов.

В 2008 году картина кардинально изменилась. Государство, взяв в середине "нулевых" курс на опережающие выплаты внешнего госдолга, своей цели добилось - Российская Федерация на 1 октября 2008 года была должна всего-то 40 миллиардов долларов. Зато долги компаний в феврале 2009 года достигли ... 500 миллиардов долларов! Иными словами, СУММАРНАЯ задолженность России за "тучные" годы чудовищно выросла. При этом мы не учли рост внутреннего долга, а все "тучные" годы он шел, этот рост.

Обычно говорят о "жадности" российских корпораций, которые, дескать, нахватывали долги, а потом схватились за голову. Однако, в двух указанных статьях из "Российской бизнес-газеты" картина предстает несколько более интересной: оказывается, внешний долг России, от которого страна избавлялась в тучное десятилетие, просто перетекал... да-да, в корпоративный долг! Цитирую: государство расплачивается "с внешними долгами. Средства, полученные от этого иностранными банками-кредиторами, являются одними из источников для кредитования российских предприятий. Причем кредиты частично ВЫДАЮТСЯ ПОД ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ГАРАНТИИ (выделено мной - Е.А.). Следствием этого служит резкий рост корпоративного внешнего долга".

Как любопытно! Зачем России, избавляясь от одного вида зависимости, тут же попадать в другой?

Ответ на этот вопрос может быть получен, если вспомнить, откуда брались "сверхдоходы". От продажи нефти. Выбиралась "цена отсечения", и если нефть стоила дороже этой цены, все "сверх" шло в бюджет (я несколько упрощаю, но в целом - так). То есть сырьевой бизнес ОБИРАЛИ. "На благо страны". А может, это "обирание" было мнимым? Мы вправе предположить существование "схемочки", по которой в силу договоренностей деньги, отнятые у сырьевиков, возвращались им же в виде кредитов. И в самом деле: среди крупных держателей корпоративного долга мы видим... да, именно их, сырьевиков! Плательщиков "податей".

Эта "схемочка", казалось бы, плоха только тем, что сырьевые деньги так и остаются в сырьевой отрасли. Нигде они не "стерилизуются", как выражался министр финансов Алексей Кудрин, нигде на Россию "не работают", просто возвращаются сырьевым компаниям с тем, чтобы они модернизировали производство и "делали" бы еще больше нефти и газа. Ну, ничего не получили аграрии, мебельщики, игрушечники... Плохо, но не смертельно.

Однако простое сопоставление цифр показывает, что за "тучные нулевые" СУММАРНАЯ задолженность РФ увеличилась. В самом деле, 540 миллиардов, мягко говоря, больше, чем 150 миллиардов. То есть тогда, когда газеты трубили о том, что Россия "расплачивается со всем миром", ее долги... росли! В чем тут хитрость? В том, что я выделил в предыдущей цитате жирным шрифтом. В госгарантиях. Государство заигралось. Оно позволило компаниям взять в долг намного больше, чем оно само у них отобрало. Причем под свои гарантии.

После всего мы видим, что новые, тяжелые месторождения нефти и газа, оказывается, осваивать "не на что", что у России нет оборудования и технологий, нет денег на инфраструктуру - обустройство подъезда к этим месторождениям, что у металлургов нет "подушки безопасности", которая позволила бы им не увольнять рабочих при первом же падении цен на металл... Видим это, и вообще ничего не понимаем: КУДА ДЕЛИСЬ 400 МИЛЛИАРДОВ? Почему страна снова ПРИБЕГАЕТ К ВНЕШНИМ ЗАИМСТВОВАНИЯМ?

Виноват регулятор?

На этот вопрос ответ пусть ищут другие. А мы все-таки закончим тему 1999 года. И вся правда заключается в том, что никакого эффекта 1999 года на самом деле не было. Страна как в 1999 году, так и в 2009 году, живет "от зарплаты до зарплаты", то есть от роста нефтяных цен до их падения.

Я не знаю, кто придумал, что девальвация и импортозамещение в самом деле вытянули страну в 1999 году из пропасти. Выше в этом тексте я сполна отдал дань этой версии. Да, некоторые предприятия поднялись, я по возможности рассказал, как именно, и почему они не поднялись в 2009 году. Но мы упустили важную деталь - фон событий 1999 и 2009 годов.

В 1998 году баррель нефти стоил чуть дороже 10 долларов - уже ДО ДЕФОЛТА. В 1999 году - порядка 18-ти в начале года, затем цена стала расти, к концу года перевалила за 20 долларов, и уже не останавливалась. К июлю 2008 года цена тонны нефти достигала 907 долларов, а к декабрю обвалилась до 342 долларов за тонну, то есть почти ВТРОЕ! Вот вам и вся нехитрая арифметика: выход из кризиса 1998 года совершался на фоне ДОРОЖАЮЩЕЙ нефти, а кризис 2008 года случился на фоне ДЕШЕВЕЮЩЕЙ нефти, выход же из него происходит на фоне относительно высоких, но нестабильных цен, и чудовищных долгов, несопоставимых с долгами 90-х.

Именно нефть в 1999 году вытолкнула нас наверх. Именно она в 2008 году послала нас вниз. Однако, вопрос, почему за "тучные нулевые" Россия умудрилась задолжать больше, чем за "тощие девяностые", все же стоит. И вот попытка ответа на него.

Безусловно, за "нулевые" годы экономика испытала серьезнейшие сдвиги. Она в самом деле прошла через реформы - и именно эти "реформы" позволили так виртуозно конвертировать внешний госдолг во внешний корпоративный долг. И заключались эти реформы в том, что частный сектор из ключевых отраслей стремительно вытеснялся государственным. Именно в пределах госсектора велась Большая Игра по трансформации долга в долг, которая была бы невозможна при наличии многополярной, или развитой частной, экономики. Фактически за "нулевые годы" был произведен возврат к поздней советской модели, но с квазирыночным фасадом.

Сходство с советской моделью хотя бы в том, что львиная доля ресурсов распределяется (да, именно так) из одного центра - в СССР это были "партия и правительство", в России - финансовые регуляторы. Но отличия гораздо важнее, и сводятся к тому, что упомянутый квазирыночный фасад представляет регулятору немыслимо легкую (по советским меркам) возможность перекачивать деньги "в нужное русло". Где вы видели у советских экономистов IPO? А частные банки? А негосударственные фонды? И это хорошо, что сейчас все это есть. Трагедия лишь в том, что этот фасад нужен лишь как фасад. Он демонстрирует внешнему миру облик страны с рыночной экономикой, но важнее - то, что он еще и СКРЫВАЕТ. Попробуй в СССР сделать что-то без ОБХСС. В России Счетная Палата контролирует лишь госденьги, а они в "рыночной" экономике имеют свойство становиться частными через те же кредиты. При этом фасад не в состоянии обеспечить экономике ни одного атрибута "буржуазности", каковые движут западными обществами - в первую очередь это свободная конкуренция, ответственность за "свои кровные", которыми рисковать нельзя, нацеленность на эффективность.

... Часто я задаю себе вопрос, есть ли в России вообще частный бизнес? Наверное, да - кафе (если они не принадлежат мэру), магазины (с той же оговоркой), небольшие банки (если они не принадлежат депутатам). Этот бизнес называют еще "малым". Я как-то предложил убрать из понятия "малый бизнес" приставку "малый". Другого просто нет! Ну да дело не в словах. Россия по-прежнему нуждается в серьезнейшей реформе, по масштабам сопоставимой с 1992 годом. По масштабу, но не по сути. Нам, как и в 1992 году, нужна НОРМАЛЬНАЯ РЫНОЧНАЯ ЭКОНОМИКА. Которую в 1992 году России лишь показали. И остатки которой в "нулевые" незаметно демонтировали.

Демонтировали - потому, что учиться на своих ошибках нам несвойственно. СССР, управлявшийся в разы лучше современной России, закончился. Это ль нам не урок?

Экономика Макроэкономика Финансовый кризис в России