Новости

24.07.2009 03:00
Рубрика: Власть

Интеллектуальный рынок - компромисс уместен

В последнее время в повестке дня общественного обсуждения все чаще значится тема защиты интеллектуальной собственности, а конкретно - вопросы соблюдения прав авторов, исполнителей, да и всех нас - потребителей разнообразной продукции шоу-бизнеса.

И хотя вступление в силу части IV Гражданского кодекса с 1 января 2008 года придало определенный импульс процессу оздоровления ситуации в этой сфере, проблемы, накопившиеся за многие годы действия старого Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах", пока далеки от разрешения. О том, каковы перспективы построения цивилизованной системы взаимоотношений между всеми участниками цепочки "автор - исполнитель - слушатель", мы попросили рассказать известного российского певца и общественного деятеля, народного артиста России, члена Совета ВОИС Николая Расторгуева.

Российская газета: Как вы относитесь к интеллектуальному пиратству и к борьбе с ним? А также к тому факту, что в Европе уже создают политические партии в поддержку пиратов.

Николай Расторгуев: Увы, в моей жизни не так много романтики. Я не отношусь ни к пиратам, ни к борцам с ними. А вообще, нужно немного помнить свою историю. При советской власти самая популярная музыка распространялась в основном путем свободного копирования. И вряд ли тот же Высоцкий был против этого, потому что его право автора быть вместе со своими слушателями страдало не от пиратов, а от монополии государства, издававшего его диски мизерными тиражами. Так и сегодня нужно разделять неравную борьбу потребителей с монополиями и настоящее индустриальное пиратство, которое является теневой частью этой самой монополии. Фактически приравнивание пользовательских сетей к пиратству играет настоящим пиратам на руку.

Конечно, я как исполнитель очень хотел бы, чтобы были защищены мои права. Но именно наши права, а не монополистов и не издателей пиратских дисков. Что же касается распространения музыки в Интернете, то и здесь нужно разделять пиратство коммерческих сайтов, преследующих свою выгоду за счет музыкантов, и свободу доступа зрителей и слушателей к культурным ценностям. Эта свобода должна быть, разумеется, обставлена цивилизованными условиями, предполагающими отчисления авторам пропорционально их популярности в Интернете.

РГ: Но как достичь этого идеала? Получается, что свобода доступа для всех работает на свободу пиратов и против популярных музыкантов.

Расторгуев: Насколько я понимаю, цифровые технологии сегодня вполне позволяют создать более простой механизм отчислений авторам, чем попытки гоняться за каждым пользователем. Рейтинги популярности здесь могут создаваться автоматически, без коммерческих посредников. За вход в Интернет и доступ к технологиям потребители так или иначе платят, так что осталось лишь всем договориться о механизме отчислений.

А это значит, что нужно не бороться с сетевыми сообществами конечных потребителей, а вовлекать их в сотрудничество.

РГ: Но кто должен сделать первый шаг? Кто может начать создавать этот общий фронт авторов, исполнителей и пользователей против пиратов?

Расторгуев: На мой взгляд, так же, как объединяются в сети слушатели и зрители, точно так же должны в первую очередь объединиться авторы и исполнители. Тем более что сейчас для этого создались благоприятные условия. По новому закону и авторы, и исполнители могут не только создать свои общества по коллективному управлению правами, но и получить государственную аккредитацию. Тогда появится рычаг, чтобы воздействовать на ситуацию в целом - и в вопросах сотрудничества и приведения в цивилизованный вид файлообменных сетей, и в вопросах общей борьбы с настоящими пиратами, вытеснения их с рынка.

Я вам открою один секрет. Мы уже сделали первый шаг. Дело в том, что мы с другими уважаемыми авторами и исполнителями уже объединились в такое общество, которое называется ВОИС - Всероссийское общество интеллектуальной собственности. И более того, пригласили в него крупные российские фонографические компании, чтобы вести борьбу с пиратством общим фронтом. Думаю, что вскоре к нам присоединятся все ведущие исполнители и фонографисты.

Я как один из учредителей вхожу в Совет ВОИС и обязательно вместе с коллегами буду влиять на ситуацию именно в том ключе, который мы обговорили. Стратегия четкая: цивилизованное партнерство со всеми сетями пользователей плюс конструктивное взаимодействие с крупными западными записывающими компаниями и такими же иностранными обществами авторов и исполнителей - и на этой основе борьба с коммерческим пиратством за права авторов и исполнителей, чтобы они могли, не отвлекаясь, творить новые песни, программы, фильмы.

РГ: А не окажется так, что новое общество будет втянуто в череду новых скандалов, как это происходит с Российским авторским обществом? То скандал с ВГТРК, скандал с концертом "Дип Пёпл" в Ростове, то скандал с гостиницами, где телевизор в номере посчитали публичным мероприятием.

Расторгуев: Во-первых, и это главное, что мы специально учредили совсем новое общество, свободное от скандалов и интриг прежней эпохи. Поэтому на нас не висит грузом тяжкий опыт прошлого, и нам не грозят крупные иски конкурентов и так далее. Именно поэтому всем солидным участникам рынка - исполнителям, коллективам, звукозаписывающим компаниям надежнее сотрудничать с нашей новой организацией ВОИС.

А что касается активно работающего Российского авторского общества, то мы являемся надежными партнерами в общем деле. Весь солидный юридический опыт РАО, в том числе очень необходимый опыт ошибок и поражений, будет работать на новое общество. Такое сочетание опыта и свежих подходов с чистого листа - наиболее оптимально для всех, включая государство.

Я слышал о так называемых скандалах с участием РАО. На мой взгляд, те, кто называет скандалами эту рутинную юридическую работу, делают неплохой пиар для РАО. Ведь в конечном счете решение будет принимать не РАО и не наше общество ВОИС, а высшие судебные инстанции по закону. Работа юристов, отстаивающих авторские права, именно в этом и заключается - использовать каждую возможность для получения необходимых прецедентов и судебных решений.

Конечно, нам, авторам и исполнителям, хотелось бы сильнее ощущать поддержку Российского авторского общества. Но я готов признать, что в нашей стране за последние 15 лет именно юристы и инспектора РАО внесли наибольший вклад в борьбу с пиратством, расчистку рынка от недобросовестных посредников. Поэтому я за то, чтобы в ближайшее время было больше таких "скандалов" в кавычках и юридических споров, которые разрешались бы в зале суда. Это и есть правовой подход.

РГ: Но согласитесь, что с публичным исполнением в гостиничных номерах РАО перегнуло палку.

Расторгуев: Я вообще человек конструктивный, настроенный на компромиссы, за исключением творчества. Поэтому охотно соглашусь и с вами, и с юристами РАО тоже. Во-первых, дело защиты авторских прав все равно требует, чтобы все спорные вопросы доводились до суда. Чтобы после решения суда работать четко и без вопросов с чьей-либо стороны.

Кроме того, есть одна проблема, которая очень волнует авторов и исполнителей. Правительство не спешит с установлением порядка сбора и распределения так называемых компенсационных вознаграждений за свободное воспроизведение в личных целях. Поэтому инициатива РАО привлекает внимание не просто общественности, но и судебной системы к этому нерешенному вопросу. В сегодняшней ситуации РАО действует активно, а значит, верно. Потому что авторские права в любом случае не соблюдаются - признаем мы радио в гостинице публичным потреблением музыки или, наоборот, личным.

И вообще, очень важно, что РАО, как и ВОИС, - это общественная организация, работающая прежде всего на творческое сообщество нашей страны. В этой связке двух по-настоящему профессиональных организаций невозможен диктат чисто коммерческих правообладателей, а тем более попытки пиратов и теневых посредников перехватить управление, как это уже случалось в организациях с другой организационно-правовой формой.

Власть Работа власти Госуправление Культура Музыка Власть Право Гражданское право Защита авторских прав