28.07.2009 03:00
    Рубрика:

    Сергей Рауш: Не все привлекаемые деньги идут на покрытие старых займов

    Не все привлекаемые деньги идут на покрытие старых займов

    Платежный баланс за второй квартал нынешнего года высветил интересную деталь: зарубежная задолженность российских компаний вновь стала расти. В результате увеличился совокупный внешний долг России, который за два предыдущих квартала сократился без малого на 100 миллиардов долларов. На 1 июля, по оценке ЦБ, он составил уже 475,1 миллиарда долларов, причем 20 миллиардов из этого прироста пришлось на корпоративные займы.

    В то же время банки продолжали сокращать свою зарубежную задолженность, хотя и не так активно (всего на 4 миллиарда за период с 1 апреля по 1 июля, тогда как за два предыдущих квартала они вернули зарубежным кредиторам свыше 50 миллиардов долларов). Впрочем, поведение банков понятно - их пассивы и без того чрезмерно "валютизированы" за счет российских вкладчиков, а размещать привлеченные деньги некуда: кредиты предприятиям уже три квартала подряд практически не растут, а населению - сокращаются.

    Вроде бы и не криминал, но заставляет задуматься. Как говорится, ласковое дитя двух маток сосет, если вспомнить, что государство в лице ЦБ и ВЭБ на пике кризиса сгоряча взялось было рассчитываться по корпоративным долгам (точнее говоря, перекредитовывать по льготным ставкам, что, как ни крути, та же форма субсидирования). Да вовремя опомнилось: международные резервы хоть и велики, но вовсе не безмерны.

    К тому же такая благотворительность еще имела бы какой-то смысл, кабы деньги, привлекаемые корпорациям за рубежом, шли преимущественно в инвестиционные проекты внутри страны. Но назначение основной массы крупных займов было иное - скупка зарубежных активов как настоящих зарубежных, так и российских, оформленных на офшорных владельцев. Кризис, однако, заставил вспомнить о массе очевидных, но подзабытых за время бума истин. В том числе и о том, что проценты по привлекаемым займам не всегда бывают реально отрицательными, то есть отстающими от темпов инфляции и укрепления рубля. А цены активов - дорога с двусторонним движением, они не только растут, но и, как камень со скалы, падают вниз.

    Однако сгоряча запретить зарубежные займы было бы верхом глупости - деньги дешевые и будет их у трансграничных кредиторов все больше. К тому же общий внешний долг России - государственный, банковский и корпоративный - пока еще далек от показателей, характерных для большинства развитых государств. Даже с учетом того, что ВВП страны в долларовом эквиваленте будет в этом году на треть ниже прошлогоднего, отношение к нему внешнего долга пока что чуть больше 40 процентов, что по международным меркам не так уж много.

    Кто же привлекал "импортные" деньги? Вот некоторая мозаика фактов, из которых можно попытаться сложить какую-то более-менее целостную картину. По данным ЦМАКП, "Роснефть" в мае получила первые транши (800 миллионов долларов) из кредита в 15 миллиардов, предоставленного Банком развития Китая. С его помощью компания, вероятно, сможет рефинансировать все оставшиеся долговые выплаты на 2009 год. Из 9,6 миллиарда долларов, которые надо погасить в нынешнем году, нефтяники уже вернули кредиторам 3,2 миллиарда. Для покрытия оставшейся части долга тех 10 миллиардов долларов, которая "Роснефть" получит в течение нынешнего года по китайскому кредиту, более чем достаточно.

    Реструктуризация задолженности по-прежнему остается одной из главных "заемных" целей российских компаний. Так, МТС привлекло средства на реструктуризацию в размере 630 миллионов долларов от консорциума западных банков на срок до 2012 года. Однако все чаще партнерам, особенно металлургам, просто удается договориться об отсрочке. Так, "Мечел" добился двухмесячной отсрочки по синдицированному кредиту западных банков на 1,5 миллиарда долларов (предыдущий мораторий истек 15 мая), взятому на покупку Oriel Resources, а затем о продлении срока выплат на 3,5 года.

    В то же время продолжали привлекаться кредиты и для инвестиционных проектов. В мае 75 миллионов долларов были получены ТГК-13 от ЕБРР на завершение строительства двух угольных энергоблоков на Красноярской ТЭЦ-3.

    В общем, мы видим продолжение прежних тенденций. Обычно считается, что государственные и полугосударственные заемщики лидируют в привлечении внешних займов, но по статистике это не так - впереди частники. По последним доступным данным ЦБ, внешний долг частных небанковских компаний на 1 января нынешнего года втрое превышал аналогичную цифру для государственных (217 миллиардов долларов против 68,8), и рос он в течение года существенно быстрее. Точнее сказать, у государственных сокращался, тогда как у частных рос. Кстати сказать, похожая ситуация, только с чуть меньшим перекосом в пользу негосударственных, и в банковском секторе.

    Не говорит ли нынешнее усиление заемной активности российских компаний о возможном повторении прошлогодней ситуации, когда надвигающаяся заемная катастрофа была довольно очевидна, но каких-либо правовых или экономических механизмов ее предотвращения ввести в дело не удалось (не считая того, что ЦБ предпринимал с неочевидным успехом попытки ограничить зарубежные займы банков повышением норм обязательного резервирования по ним)? Пожалуй, сейчас говорить о возможности подобного развития событий - о резком наращивании долговой динамики - оснований нет. Урок кризиса по крайней мере в том, что он научил осторожности, и большинство новых займов сегодня так или иначе связаны с рефинансированием старых. В тех же случаях, когда берутся дополнительные деньги, речь уже идет не о погоне за, казалось бы, привлекательными сделками по слиянию и поглощению, а о вполне конкретных инвестиционных проектах в основном в энергетическом секторе, отдача от которых практически гарантирована.