Новости

29.07.2009 09:00
Рубрика: Власть

Альфа и омега антитеррора

Управление "А": 35 лет под грифом "секретно"

Легендарному Управлению "А" Центра спецназначения ФСБ России - 35 лет

Почему спецназ ФСБ иногда воюет без бронежилетов? Об этом, а также о многом другом, в том числе и о неизвестных подробностях громких спецопераций, рассказал корреспонденту "Российской газеты" первый заместитель директора ФСБ России генерал армии Сергей Смирнов.

Российская газета: Указ о создании антитеррористического управления "А" был подписан председателем КГБ Юрием Андроповым 29 июля 1974 года. Но "А" - это не греческая буква альфа. Когда же у легендарного подразделения появилось такое звучное название?

Сергей Смирнов: В августе 1991 года с легкой руки журналистов. Тогда после памятных событий в Москве о существовании подразделения узнал весь мир. А корреспонденты нарекли группу "Альфой". И тогда же, впервые, это определение появилось в указе президента Горбачева о подчинении подразделения аппарату службы безопасности президента. В документе написали "Группа "А" (Альфа)".

Так название и прижилось.

РГ: Изменились ли за эти годы задачи и методы работы подразделения?

Смирнов: Конечно. Терроризм меняется, меняются и приемы борьбы с этим злом. Но в целом основные задачи остались неизменными. Основными задачами подразделения были пресечение террористических акций и иных особо опасных посягательств, совершаемых с целью захвата иностранных представительств, их сотрудников, особо важных объектов, а также членов экипажей и пассажиров на объектах транспорта. Эти задачи актуальны до сих пор, но помимо противодействия актам террора, сотрудники постоянно участвуют в оперативно-боевых мероприятиях, связанных с задержанием особо опасных преступников, торговцев оружием, наркодельцов, коррупционеров, "оборотней", лидеров организованных преступных сообществ.

При этом подразделение готово действовать на любой местности, в любых условиях, используя как войсковые, так и оперативные формы и методы.

В 1974 году управление состояло всего из 30 человек под командованием героя-пограничника майора Виталия Бубенина. В октябре же 1998 года создан Центр специального назначения ФСБ России, в который организационно вошли Управление "А", Управление "В". Решение о создании Центра было обусловлено нарастающей угрозой терроризма и экстремизма в нашей стране. Объединение в единую, мощную структуру позволило значительно повысить эффективность применения подразделений.

РГ: Но в 1974 году страна о терроризме только изредка читала в рубрике "Их нравы". Можно вспомнить о захвате палестинской группой "Черный сентябрь" израильских спортсменов в 1972 году на Олимпиаде в Мюнхене. То есть внутри страны реальной угрозы терроризм не представлял?

Смирнов: Создание Группы "А" было превентивной мерой руководства страны в ответ на рост количества террористических акций в мире, своевременным и адекватным ответом на вызов времени. Конечно, беспрецедентный теракт на Олимпиаде в Мюнхене заставил вздрогнуть всех. А ведь наша страна к тому времени уже подала заявку на проведение Олимпиады-80 в Москве.

Но был и в СССР один теракт, который заставил руководство страны взглянуть по-иному на тогда еще малознакомую проблему терроризма.

РГ: Вы имеете в виду захват четырьмя преступниками самолета Як-40 в Москве в 1973 году? Там, помнится, обошлось без жертв. Пилот рейса Москва-Брянск не выполнил требования бандитов лететь за границу, мужественно сел во Внукове и все 40 пассажиров были спасены.


Сергей Смирнов: Главное секретное оружие "Альфы" - это люди. Фото:Из архива "Альфы"

Смирнов: Да, тогда удача была на нашей стороне, но по счастливой случайности. По лайнеру был открыт огонь военнослужащими войсковых подразделений, которые случайно не попали ни в одного пассажира. А вот лидер террористов и один его подельник были уничтожены.

Разбор полетов был серьезным, тем более что свидетелями импровизированной спецоперации оказались министр внутренних дел Щелоков и первый заместитель председателя КГБ Цвигун. Они в тот день во Внукове провожали иностранную делегацию. И впоследствии Щелоков лично допрашивал оставшихся в живых террористов.

РГ: Но этот первый опыт освобождения заложников вряд ли помог при формировании "Альфы". Значит, она создавалась по образу и подобию существовавших к тому времени западных аналогов? Или все же наработки были оригинальными? Кстати, первые сотрудники "Альфы" обязательно должны были быть партийными?

Смирнов: Нет, партийность не была обязательным критерием. Но группа комплектовалась исключительно из числа сотрудников органов госбезопасности, обладающих высокими морально-волевыми качествами и физической подготовкой, умением быстро принимать решения в экстремальных ситуациях. Причем сначала бойцы были вооружены обычным, а не спецоружием. Наработок в тактике тоже фактически не было.

РГ: Когда стали появляться наработки и первое спецоружие?

Смирнов: После событий в американском посольстве 28 марта 1979 года. Несмотря на то что подразделение существовало уже несколько лет, серьезных боевых крещений не было.

А тут второй секретарь посольства провел в здание советского гражданина, потенциального диссидента. А тот оказался нервным. В здании посольства он достал самодельную бомбу и начал угрожать. Террориста, уроженца и жителя Херсона, моряка торгового флота Юрия Власенко вывело из равновесия то, что он провалился при поступлении в МГУ.

Переговоры с ним ни к чему не привели. Решено было его брать. А для того чтобы он не привел бомбу в действие, сотруднику Сергею Голову поставили задачу ранить террориста в плечо и предплечье правой руки. Офицер попал точно, но Власенко все равно привел в действие взрывное устройство. К счастью, из трех частей самодельной бомбы сработали только две. Секция с пол-литрами пикриновой кислоты отсырела за то время, пока террорист хранил бомбу в дупле дерева, и в момент теракта не сработала. Но все равно в посольстве возник пожар. Власенко погиб. И хотя больше жертв не было, по итогам этой операции был подписан приказ, резолютивная часть которого и сейчас остается программой действий для "Альфы".

Было четко определено, кому что сделать в отношении разработки спецсредств. В трехмесячный срок началось серьезное техническое перевооружение.

Появились светозвуковые гранаты, укороченное оружие повышенной пробивной способности, и наоборот, пониженной, чтобы в самолете не повредить обшивку.

РГ: Эти меры быстро дали результат?

Смирнов: Да. Например, когда в 1983 году пятеро террористов в очередной раз захватили самолет, то спецоперация по их обезвреживанию по времени заняла всего 8 секунд.

РГ: Вы имеете в виду известный захват Ту-134 в Тбилиси, когда не только удалось освободить заложников, но и живыми взять всех угонщиков?

Смирнов: Да. Верховный суд Грузинской ССР впоследствии приговорил четверых мужчин к высшей мере наказания, а женщине дал 15 лет тюрьмы.

РГ: Почему же в те, как принято говорить, старые добрые времена удавалось проводить спецоперации без жертв, а сейчас заложники зачастую гибнут во время спец операций.

Смирнов: Террористы и терроризм меняются. Если раньше заложников захватывали дилетанты, то сейчас орудуют матерые профессионалы, которые знают не только свое дело, но и наше, то есть методы борьбы с ними.


В первые годы своего существования "Альфа" училась освобождать заложников не на полигонах, а на практике.

К примеру, в 1983 году самолет в Тбилиси захватила золотая молодежь от нечего делать, развращенная богатой жизнью. Среди пятерых угонщиков были дети ректора Тбилисского госуниверситета, ректора Тбилисского медицинского института, главного режиссера "Грузия-фильм" и директора крупного строительного треста. Они были достаточно жестокими, но методов деятельности спецподразделения антитеррора они не знали. Поэтому, когда вдруг перед ними возникли вооруженные до зубов бойцы "Альфы, а не безоружные пилоты и стюардессы, троих из которых они еще в воздухе убили, то террористы растерялись.

Теперь же мы имеем дело с опытными врагами, многие из которых сами прошли обучение у инструкторов иностранных спецслужб.

РГ: Недавно на совещании в Махачкале президенту Дмитрию Медведеву продемонстрировали солидный арсенал спецоружия, которым экипированы бойцы "Альфы". Там были бесшумные винтовки, спецавтоматы "Вереск", спецгранаты. А есть ли у вас еще что-то такое супер, что может серьезно осложнить жизнь террористам?

Смирнов: Есть, но это секрет. Могу сказать лишь, что Управление оснащено новейшими передовыми образцами стрелкового оружия, боеприпасами, специальными средствами, средствами связи, индивидуальной бронезащиты и экипировки как отечественного, так и импортного производства. В стрелковом арсенале есть образцы, специально разработанные для подразделений антитеррора - это штурмовое оружие, снайперские комплексы, вооружение нелетального и имитационного действия. Также на вооружении имеются лучшие оптические и оптико-электронные приборы для стрельбы, приборы разведки местности, ориентирования, наблюдения, обнаружения взрывчатых веществ и разминирования.

РГ: Наша промышленность производит все, что необходимо, или какое-то иностранное спецоружие приходится закупать?

Смирнов: Наша оборонка не отстает от лучших мировых стандартов. Но мы не стесняемся использовать некоторые иностранные образцы оружия.

РГ: Есть ли у спецподразделения ФСБ какая-то изюминка, которая отличает "Альфу" от иностранных коллег по антитеррору?

Смирнов: Главное особое оружие Управления - это люди, сотрудники, способные эффективно противостоять терроризму, готовые рисковать жизнью, защищая интересы страны и покой ее граждан.

Практика показывает, как бы кто хорошо ни был вооружен, каким бы совершенным ни было используемое оружие - залогом победы остается состояние духа солдат и офицеров. А в этом показателе мы превосходим многих. Опыт нескольких поколений, крепость духа, единство и боевые традиции "Альфы" были, есть и останутся неизменными.

Хотя и в чисто боевых дисциплинах наши сотрудники, что называется, - на уровне. Например, снайперы Управления четвертый год подряд становятся победителями и призерами Международных соревнований среди специальных, полицейских и военных подразделений, проводимых ежегодно в Чехии и Венгрии.

В целях изучения наиболее передовых методов подготовки сотрудники Управления систематически направляются для обмена опытом в аналогичные подразделения стран ближнего и дальнего зарубежья.

РГ: А как проверить, готов ли претендент на деле пожертвовать собой ради спасения заложника или отвечает для проформы?

Смирнов: Есть специальные тесты и непубличные уникальные психологические методики, которые практически исключают возможность ошибки. К тому же сама жизнь и опыт потерь подтвердили пренебрежение бойцов "Альфы" своей жизнью ради спасения заложников.

РГ: В России обычно пренебрежение жизнями подчиненных свойственно для начальников, мол, "бабы еще нарожают"? У нас почти всегда, за исключением разве времен Суворова, жизнь солдата ценили мало.

Смирнов: Не путайте принцип личного самопожертвования с отношением командования к подчиненному.

Учитывая характер, объем и значимость решаемых задач, руководство Управления особое внимание акцентирует на подборе кандидатов для дальнейшего прохождения службы в его составе. Существуют критерии, по которым оценивается каждый кандидат. Проверяются не только физическая подготовка и профессиональные навыки, но и интеллектуальный уровень, и психофизиологические качества. Ведь придя в подразделение, человеку предстоит действовать в экстремальных ситуациях, быстро принимать решения в условиях, сопряженных с риском для жизни. Первые три года службы новый сотрудник находится под постоянным, пристальным вниманием не только командиров, но и старших товарищей. Ему определяют наставника из числа наиболее опытных коллег, до автоматизма совершенствуются навыки владения оружием, отрабатывается тактика действий на основных объектах штурма.

РГ: Принимали ли сотрудники "Альфы" участие в спецоперациях, не имеющих аналогов в мировой практике?


Дворец Амина в Кабуле "Альфа" штурмовала с обычными "калашниковыми". Первое спецоружие стало появляться у них после 1979 года. Фото:Из архива "Альфы"

Смирнов: Да, и не раз. Например, в 1979 году во время штурма дворца Тадж-Бек в Кабуле, более известного как дворец Амина.

Кроме того, Управление "А" совместно с другими структурными подразделениями Центра спецназначения ФСБ освобождало беспрецедентно большое количество заложников в 2002 году в здании Театрального центра на Дубровке и в 2004 году в школе в Беслане, но меняющаяся жизнь и приспосабливающийся к новым условиям терроризм показали, что почить на лаврах рано. Тем более что в девяностых годах Управлению пришлось пережить не лучшие времена. Отношение к спецслужбам было сами знаете какое. Достаточно сказать, что многие опытные сотрудники тогда вынуждены были уйти, и в подразделении был даже долгое время некомплект. Сейчас уже пять лет, как некомплекта нет. Более того, сегодня у нас есть возможность выбирать и принимать лучших из лучших.

После Беслана, например, все 29 раненых вернулись и встали в строй. Никто не ушел.

РГ: Как же и что изменилось в подготовке бойцов?

Смирнов: Весь процесс обучения в Управлении направлен на выработку у сотрудников способности нестандартно мыслить, реально оценивать степень угрозы, необходимых качеств для действий не только в составе подразделения, но и индивидуально. Важно адекватно реагировать в условиях резко меняющейся оперативной обстановки на фоне жестких временных нормативов, в сложных погодных условиях и условиях ограниченной видимости. Для практических занятий и тренировок в основном используется отличная учебно-тренировочная база ЦСН. Для отработки действий по освобождению заложников или задержанию преступников занятия проводятся на реальных объектах - самолетах, вертолетах, железнодорожных вагонах, автобусах, автомобилях, зданиях. Задачи, стоящие в ходе таких занятий, постоянно усложняются. Есть стандартный набор решений, но они, как правило, известны террористам и учитываются ими, а поэтому становятся непригодны для нас в каждой конкретной ситуации.

РГ: Практически все, чем вы занимаетесь, - связано грифом "секретно", и об этом писать нельзя. Но если в целом, что из себя представляет нынешняя "Альфа"?

Смирнов: В настоящее время Управление "А" Центра специального назначения ФСБ России представляет профессиональное, высокообученное и отлично оснащенное мобильное подразделение постоянной боевой готовности, имеющее серьезный боевой опыт, способное выполнить любые поставленные перед ним задачи по обеспечению безопасности личности, общества и государства.

Кроме того, в отличие, например, от спецназа США, средний возраст наших сотрудников 29 лет. А там за сорок. Но мы принципиально обновляем состав, чтобы в подразделении оставались более молодые, а потому более креативные и физически подготовленные люди. Это необходимо, чтобы быстрее приспосабливаться к изменяющимся условиям. Например, когда стала на второй план уходить Чечня и потребовалось освоить так называемую "лесную тему", то сотрудники управления быстро справились с этой задачей. И научились передвигаться и ориентироваться в горно-лесистой местности не хуже коренных жителей, которые там выросли, в том числе научились воевать без бронежилетов.

РГ: Есть ли ограничения по росту для сотрудников?

Смирнов: Рост не главное. А вот что обязательно, так это согласие родителей. Если хотя бы кто-то против, то отказываем, и такой случай был, даже на заключительной стадии подготовки.

РГ: Если система подготовки подразделений антитеррора совершенствуется, почему террористов меньше не становится?

Смирнов: Сейчас террористов гораздо меньше, чем раньше. В Управлении есть собственный небольшой музей, где можно увидеть всю историю терроризма в России и борьбы с ним. Там новобранцы "Альфы" на фоне боевого пути подразделения принимают присягу. На стенде, посвященном царской России, приведена цифра. С февраля 1905 года по май 1906 года террористами в России были убиты 1273 госслужащих и чиновников.

РГ: Но всегда хочется, чтобы преступников не было вообще. Поэтому позвольте в день 35-летия легендарного Управления "А" пожелать успехов и здоровья всем сотрудникам "Альфы".

Что главное для "Альфы"

Для управления антитеррора благодарность спасенных заложников - самое дорогое.
Фото:Из архива "Альфы"

РГ: Что самое главное для "Альфы"?

Смирнов: Главное - сделать все, чтобы обезопасить жизнь заложников и мирных граждан.

РГ: Оглядываясь в прошлое, что можно сказать, какими были эти годы?

Смирнов: За 35 лет сотрудниками Управления "А" проведено множество боевых операций, связанных с освобождением заложников, обеспечением безопасности высших должностных лиц государства в период нахождения их на территории со сложной оперативной обстановкой, нейтрализацией наиболее активных лидеров незаконных вооруженных формирований на территории Северо-Кавказского региона.

За самоотверженность, мужество и отвагу, проявленные при выполнении воинского долга в условиях, сопряженных с риском для жизни, более пятисот сотрудников отмечены государственными наградами, двоим присвоено звание Герой Советского Союза, восьмерым - Герой РФ.

РГ: Ведется ли книга памяти, сколько всего за время существования спецназа антитеррора "Альфа" погибло сотрудников?

Смирнов: При выполнении воинского долга за эти годы погибли 24 сотрудника. Причем первые потери Управление понесло через пять лет после создания. 27 декабря 1979 года при штурме дворца Тадж-Бек, более известного как дворец Амина, в Кабуле погибли два офицера - Зудин и Волков.

Последние множественные потери были в сентября 2004 года в Беслане. Тогда героически погибли сразу три бойца. Потом почти пять лет потерь не было. К сожалению, в мае и июле этого года на Кавказе погибли еще два сотрудника.

Но эти цифры - не только статистические данные. В Управлении трепетно хранят память о каждом погибшем, ведь каждая смерть бойца "Альфы" связана с подвигом. На их примере воспитываются новые поколения сотрудников. Ни одна семья, потерявшая близкого человека, не остается без постоянной заботы, поддержки и помощи руководства ФСБ, Центра, боевых друзей и ветеранской организации.

Пять средних учебных заведений носят имена сотрудников Управления, погибших при исполнении воинского долга.

РГ: Легендарная "Альфа" - это только лучшие профессионалы-снайперы, взрывотехники, то есть те, кто научен быстрее и лучше всех стрелять и убивать, или еще кто-то?

Смирнов: "Альфа" уникальна и по составу, и по боевой истории. Служба сотрудников является образцом преданности Отечеству и ответственности за его судьбу.

Кроме того, у нас нет права первого выстрела и у нас нет права на ошибку. И это - главное отличие от философий практически всех западных подразделений антитеррора. В других странах сотрудники спецназа, а в США, например, даже простые полицейские имеют так называемый "лот оф кил" - право на убийство и на ошибку. Если вместе с преследуемым преступником полицейский убьет случайного прохожего, это плохо, но не более того.

У нас другая философия. Например, при отборе возможных кандидатов в наше подразделение претендента всегда спрашивают, готов ли он отдать свою жизнь, спасая заложника. Реальная готовность пожертвовать собой для нас стоит гораздо выше, нежели решимость стрелять, убивать.

Власть Безопасность Спецслужбы Происшествия Терроризм Антитеррор Правительство ФСБ Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники