Новости

06.08.2009 03:00
Рубрика: Экономика

Пенсионная система: что дальше

Что ждет нынешних и будущих пенсионеров

На вопросы "РГ" ответил статс-секретарь - заместитель министра здравоохранения и социального развития Юрий Воронин.

Российская газета: В последние дни было принято сразу несколько документов по изменениям с пенсиями. Во-первых, с 1 августа проиндексировали страховую часть. Во-вторых, с 1 января следующего года произойдет существенное повышение пенсий с учетом "советского" стажа работы. В-третьих, вступил в силу закон, меняющий порядок инвестирования пенсионных накоплений. Помогите разобраться в этом изобилии: на что, по большому счету, направлены изменения в законодательстве?

Юрий Воронин: Закон закону рознь. Пакет из двух законов, который с 1 января 2010 года существенно изменяет устройство социального страхования, в том числе и пенсионного страхования, готовило наше министерство.

Последний из перечисленных вами законов - об инвестировании пенсионных накоплений, его еще условно называют законом о "молчунах". Настаиваю на том, что к пенсионному обеспечению он никакого отношения не имеет, это чисто инвестиционный закон - как размещать и инвестировать деньги. Готовил его минэкономразвития, вносил через депутатов, закон неоднозначный, долго обсуждался, еще с 2004 года. В итоге закон немного модифицировался. Изначально минэкономразвития проводил жесткую линию, предлагая передать деньги "молчунов" (тем работникам, кто по умолчанию, не написав никаких заявлений, оставил свои пенсионные накопления в управлении у государства) пяти-семи частным управляющим компаниям (ЧУКам). С целью более эффективного их размещения на фондовом рынке. Минздравсоцразвития противопоставил этому другую идею: если "молчуны" не хотят участвовать в накопительной системе, может быть, надо не принуждать их к этому насильно, а дать возможность по умолчанию вернуть деньги в Пенсионных фонд и направить на формирование страховой части.

В итоге этой продолжавшейся несколько лет дискуссии принято интересное, во многом компромиссное решение. С одной стороны, поддержана точка зрения минэкономики о том, что пенсионные накопления надо размещать не только в государственных ценных бумагах, но и в других финансовых инструментах, более эффективно работающих на рынке. Но с другой стороны, по этому закону накопления не передаются ЧУКам (ранее их предполагалось отбирать непонятным образом силами чиновников - со всеми вытекающими последствиями), а остаются у государственной управляющей компании (ГУК). При этом государственный управляющий получает право формировать два инвестиционных портфеля. Один - более рисковый или либеральный, в законе он получил название расширенного инвестиционного портфеля. Второй - более надежный, консервативный, который теперь называется портфель государственных ценных бумаг.

Два портфеля на выбор

РГ: По какому же из портфелей будут инвестироваться пенсионные деньги - кто это будет решать?

Воронин: Как социальное министерство при обсуждении этого закона мы настаивали, чтобы, во-первых, люди имели возможность перехода из одного портфеля в другой (чего в первоначальном варианте законопроекта не было).

Изначально схема была такая: "молчуны" сразу оказывались в расширенном портфеле, и уже деться из него они никуда не могли. Но ведь есть часть людей, пусть небольшая, которая осознанно избрала государственную управляющую компанию, потому что это наименее рискованный способ сохранить свои накопления. Они выбор сделали, но не в пользу ЧУКа или НПФ, а в пользу ГУКа. Здесь возможны две ситуации. Оказаться в ГУКе они могли обычным образом, то есть не подавая никаких заявлений в Пенсионный фонд. Иначе говоря, как "настоящие" "молчуны". Но могли перейти в ГУК и по заявлению, забрав свои пенсионные накопления из ЧУКа или НПФ.

Согласитесь, это не логично, что те, кто выбрал консервативное инвестирование сознательно, не могут иметь возможность остаться в порт феле государственных бумаг. Более того, "молчун", который созрел для выбора, хочет воспользоваться разными возможностями инвестирования, должен получить такую возможность. Мы убедили правительство в том, что такой выбор должен быть, и в окончательном варианте закона человек может сменить один портфель на другой.

РГ: Но самый первый раз, если он "промолчит" и не напишет заявление в ПФ, он все же попадет в рисковый портфель?

Воронин: Да, этот так. На этот счет мы предложили вторую новацию, которая в итоге отражена в законе. Для нас было принципиально, исходя из прав людей, что выбор должен предшествовать направлению денег. Изначально схема была такая: вступает закон в силу, и деньги всех "молчунов" направляются в расширенный портфель. А потом "молчун" может прийти в Пенсионный фонд и сказать, что не хочет рисковать, и написать заявление, чтобы его деньги инвестировались в государственные ценные бумаги, то есть вернуть их в консервативный портфель. Причем чтобы этот перевод сделать, был предусмотрен большой временной лаг.

В конечной редакции картина такая: в срок до 30 сентября включительно у человека есть право написать заявление, чтобы его деньги не переводились в рисковый портфель, а остались в портфеле государственных ценных бумаг. То есть выбор предшествует направлению денег.

РГ: Когда этот закон был принят, появились комментарии, что, дескать, у государства изменилась точка зрения: если раньше подразумевалось, что чем больше людей выйдут в частные управляющие компании, тем лучше, то теперь, наоборот, государство заинтересовано оставить основные пенсионные накопления под своим управлением...

Воронин: Вроде внешне логично то, что вы говорите. Но, уверяю, когда эти вопросы обсуждались в правительстве, такое желание не только не превалировало, оно вообще не рассматривалось в качестве цели, которая может быть достигнута после принятия закона. Решали очень конкретную задачу. Огромные деньги вложены в ценные бумаги, это, по сути, государственный внутренний долг, который постоянно нарастает. Государству такой внутренний долг не нужен, его очень сложно обслуживать. Государство заинтересовано в том, чтобы эти деньги не лежали в ценных госбумагах, а работали с помощью нормальных рыночных инструментов. Приносили доход и не обременяли государство излишними обязательствами. Изначально, когда накопительная система вводилась, она не рассчитана была на то, чтобы формированием накоплений занималось преимущественно государство.

Кто в ответе за накопления

РГ: То есть, по сути, приходится накопительную часть пенсионной системы корректировать?

Воронин: Этот закон не решает проблему. Он решает конкретную задачу, чтобы деньги были более эффективно размещены. При этом, когда обсуждалась эта тема на совещании у первого вице-премьера Игоря Шувалова, ставился вопрос: а что дальше? Да, допустим, инвестирование средств "молчунов" станет более эффективным за счет использования более рыночных инструментов, рисковых. Но проблема "молчунов" как таковая останется. Государство же крайне заинтересовано в том, чтобы как можно большее число застрахованных лиц осознанно распорядились своими пенсионными накоплениями и выбрали наиболее привлекательные для них способы инвестирования этих средств в расчете на существенную прибавку к своей будущей пенсии.

То есть надо искать варианты, как разговорить "молчунов", а это требует принятия решений не фрагментарного, а системного характера, связанных в том числе и с совершенствованием существующей конфигурации накопительного компонента нашей пенсионной системы.

Справочная служба Минздравсоцразвития:

(495) 628-44-53, 628-44-52, 627-29-44.

Адрес для письменных обращений:

127994, ГСП-4, г. Москва, Рахмановский пер, д. 3

Экономика Пенсии и пособия Изменение пенсионного законодательства Индивидуальный пенсионный капитал Повышение пенсий