Новости

13.08.2009 03:00
Рубрика: Культура

Несгораемое кино

Что происходит сегодня с Госфильмофондом России?

История Госфильмофонда России официально началась 60 лет назад. Но фактически основу ей положил любопытный документ - Протокол N 45 заседания Полит бюро ЦК ВКП(б) от 17 февраля 1937 года: "Организовать в Москве хранение негативов и лавандов... достроив для этого в кратчайший срок государственное фильмохранилище возле станции Белые Столбы Московско-Донбасской железной дороги".

Вскоре после этого в подмосковный поселок поступили на хранение первые фильмы. Отсюда в 1941-м они были эвакуированы, сюда же вернулись после войны. Сегодня Госфильмофонд занесен в Книгу рекордов Гиннесса в числе трех крупнейших в мире киноархивов.

О сегодняшнем и завтрашнем дне уникального собрания, его достижениях и тревогах беседуем с первым заместителем генерального директора Госфильмофонда РФ Владимиром ДМИТРИЕВЫМ.

"Королева бензоколонки"

РГ: По какому принципу вы отбираете фильмы для хранения?

Владимир Дмитриев: Основатель французской Синематеки Анри Ланглуа, перефразировав Декларацию прав человека, сказал: "Все фильмы рождаются равными и свободными". Мы принципиально не проводим никакой селекции: все, что сделано, мы тащим к себе. Ибо, по нашему мнению, любая картина, снятая в нашей стране, должна быть сохранена. Мы не имеем права от имени будущего решать, что оставить, чего не оставить, что выбросить, а что сохранить надолго. Мы не имеем права на собственное мнение. В частном порядке - пожалуйста, сколько угодно, но как сотрудники Госфильмофонда мы не имеем права сказать: эта картина мне нравится, и поэтому я сохраню ее в лучших условиях, чем та, которая мне не нравится.

РГ: Но ведь существуют какие-то профессиональные критерии?

Дмитриев: Яркий пример: многие знаменитые еще совсем недавно картины сейчас уже никто не помнит. А иные выходят почти из небытия. Например: во времена моей молодости в качестве отрицательных примеров пошлости и дурновкусия критики приводили фильмы "Матрос с "Кометы", "Королева бензоколонки"... Поручусь, что если бы в те годы был проведен референдум, все проголосовали бы за уничтожение этих картин, чтобы советское искусство не было испорчено такой ерундой. Сейчас смотреть их - неимоверное удовольствие.

РГ: Почему?

Дмитриев: По одной причине: по сравнению с картинами, которые сделаны якобы с позиции высокого искусства, в них запечатлена бытовая структура жизни, то, что исчезло - как люди одевались, что люди ели, в каких домах они жили и т.д. Наблюдать за этим - великое счастье. Кино вообще обязано запечатлевать бытовую структуру жизни. И когда смотришь ту же "Королеву бензоколонки", многое узнаешь про страну, которой сейчас уже не существует. А из многих условных картин того времени ничего нельзя понять о том, что тогда происходило. Поэтому для меня как архивиста все едино - что фильм Тарковского, что "Гитлер капут!".

Именно поэтому наша коллекция непрерывно растет, что требует все новых складов, новых мощностей, новых подходов...

Кино и бюджет Пентагона

РГ: Вы упомянули особенности хранения фильмов. В чем они заключаются?

Дмитриев: Пленка, к сожалению, болеет. И пока ни в одном киноархиве мира - ни в Соединенных Штатах, ни во Франции, ни в Италии, ни в Германии - с этими болезнями бороться не научились. У нас есть специальный отдел, который следит за тем, как сохраняется пленка, ее постоянно проверяют, чтобы она не заболела и не заразила хранящиеся рядом с ней материалы, чтобы, упаси господь, не подверглась какому-нибудь воздействию.

РГ: Дорогое это удовольствие - сохранять фильмы?

Дмитриев: Есть такая международная архивная шутка: синематека при желании может истратить бюджет Пентагона. До недавнего времени в Госфильмофонде имелось 12 фильмохранилищ для пленки, недавно мы построили новое большое здание. В нем будет храниться примерно 500 тысяч коробок - около половины нашей коллекции. Здесь же расположены административные помещения плюс лаборатория. В этих помещениях мы установили самое современное оборудование для реставрации картин и печати новых копий. Потом, я надеюсь, будет построено новое хранилище для горючей пленки - с бетонированными стенами, чтобы, не дай бог, что не случилось со всеми самыми современными системами пожаротушения.

РГ: Но почему бы не перевести ее на негорючую пленку и не сохранять в таком виде - это и дешевле, и практичнее, и безопаснее...

Дмитриев: Не нужно думать, что мы храним нитропленку по собственному капризу. Это международная практика, потому что все архивы обязаны сохранять фильмы на оригинальном носителе. А оригинальный носитель - это и есть горючая пленка. Все немое кино, все фильмы вплоть до шестидесятых годов снимались на горючей пленке: "Броненосец "Потемкин" Эйзенштейна, "Тихий Дон" Герасимова, "Война и мир" Бондарчука... Эта пленка никуда не выдается, очень редко показывается, тем не менее она обязана сохраняться. Этим и отличается государственное хранилище от районного или даже республиканского. Районные фильмотеки обязаны хранить фильмы, которые востребованы для показа или могут быть показаны.

РГ: Как библиотеки...

Дмитриев: Да. А мы собираем все картины - российские и советские, снятые до распада Советского Союза, кроме того, что, к сожалению, исчезло.

Бывают, конечно, случаи, когда нужно напечатать копию с оригинального негатива. Тогда его со склада приносят, за пленкой очень внимательно следят, чтобы, упаси господь, что-нибудь не произошло.

Особо опасный объект

РГ: А что может произойти?

Дмитриев: Если нитропленка воспламенится, это будет просто атомная бомба! Потому что изменение температуры, случайная искра приводят к взрыву. Конечно, мы допустить этого не можем. И поэтому любые разговоры о том, что можно рядом с нашим архивом что-то построить, что не представляет опасности, - вещь очень вредная. Несколько синематек в разных странах мира выгорели полностью, потому что если воспламеняется кинопленка, то ничего нельзя спасти. А значит, если возникнет пожар на складе, то погибнет большая часть киноколлекции Госфильмофонда, в том числе знаменитая советская классика 20-30-х годов - фильмы Пудовкина, Эйзенштейна, Довженко, наша суперклассика, известная во всем мире.

Второе, что нас очень волнует, это экология. Любая пыль, какие-то частицы в воздухе - все это оказывает на пленку самое вредное воздействие. А если в воздухе присутствуют какие-то химические вещества, так это вообще гибельно. И как бы мы ни стремились почистить, отреставрировать пленку, уберечься от них будет уже невозможно. Вот почему мы настаиваем на том, что Госфильмофонд должен находиться почти в стерильной экологической среде.

РГ: Именно поэтому Госфильмофонд с самого начала был расположен в 50 километрах от Москвы. Но сегодня, когда ехал к вам, я видел, что вас буквально окружили логистические центры. Да и кирпичный завод, расположенный неподалеку, за послед-нее время существенно расширился...

Дмитриев: Мы довольно долго боролись, и, наконец, указом президента России от 6 ноября 1993 года нас включили в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации. Но, к сожалению, этого оказалось недостаточно. Поэтому сейчас мы настаиваем на том, чтобы нас включили в Единый государственный реестр объектов культурного наследия в соответствии с федеральным законом об объектах культурного наследия. Но нам говорят, что на нас этот закон не распространяется. И, наконец, мы настаиваем, чтобы вокруг Госфильмофонда были установлены охранные зоны с целью запрещения хозяйственной деятельности и застройки в этой зоне. А ведь в советские годы над территорией киноархива был даже запрещен полет самолетов - здесь недалеко находится аэропорт Домодедово.

Представьте себе, что кто-то предложит построить рядом с Эрмитажем, скажем, завод химических удобрений или рядом с Третьяковской галереей фабрику для сжигания мусора. Это вызовет всеобщее удивление и всеобщий протест. Такая мысль даже ни у кого возникнуть не может. А вот с кино это почему-то считают возможным...

Справка "РГ"

Территория Госфильмофонда - 170 га.

На территории расположена копировальная фабрика, 12 храни-

лищ для роликов с пленкой и одно - для бумажной картотеки. Госфильмофонд располагает самой большой по объему и одной из лучших в мире коллекций фильмов, насчитывающей более 65 тысяч названий, начиная от немых фильмов братьев Люмьер, снятых во Франции в 1895 году, до современных российских и зарубежных картин: 334 дореволюционных фильма; более 20 тысяч картин советского и новейшего периодов истории России; около 40 тысяч фильмов иностранного производства; 850 тысяч коробок; десятки тысяч фотографий и киноплакатов.

Культура Кино и ТВ