Новости

Впервые в России суд потребовал опровергнуть результаты социсследования

Беспрецедентный в практике российского правосудия судебный процесс по гражданскому иску, предъявленному Тюменским юридическим институтом МВД России к своему бывшему сотруднику, ученому Игорю Грошеву, привлек к себе пристальное внимание социологического сообщества и вызвал бурную полемику среди пользователей Интернета.

Такого еще не было: суд обязал опровергнуть результаты соцопроса. Они, как следует из решения Ленинского райсуда Тюмени от 3 декабря 2008 года, не соответствуют действительности и порочат деловую репутацию вуза. Ответчику, кандидату социологических наук, предписано было в течение месяца поместить собственное опровержение в ведомственном журнале "Следователь", первый номер которого за прошлый год открылся публикацией результатов исследования под броским заголовком "Истоки и причины коррупции в правоохранительных органах России".

По выражению одного из руководителей института, это был удар ниже пояса. Ведь выводы о коррупции базировались на опросе 413 курсантов тюменского вуза, проведенного по инициативе и по методике Грошева еще в 2006 году. Заключения, основанные на результатах опроса, для кузницы кадров милиции "просто убийственные". О поборах, о взятках преподавателям и офицерам признались тогда около четверти респондентов. Столько же выразило недоверие высшему офицерскому составу. О злоупотреблении властью штатными сотрудниками заявили свыше 60 процентов.

Сам Грошев узнал о публикации только в ходе судебного заседания. Ученый подчеркивает, что "Следователь" ничего не исказил, однако журнал даже не уведомил его о своих планах. Судя по всему, привлекательный по фактуре материал позаимствован редакцией из сборника научно-практического межвузовского семинара. Он состоялся в декабре 2007-го в Казани и был посвящен теме коррупции. Между тем Ленинский райсуд редакцию не привлек в качестве соответчика по делу. Следовательно, выражаясь юридическим языком, Грошев не может выступать надлежащим ответчиком.

На этом обстоятельстве, в частности, Игорь Грошев делает акцент в надзорной жалобе, недавно поданной на имя председателя Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ. Все другие судебные инстанции пройдены безрезультатно для социолога. Впрочем, Игорь пошел, что называется, на второй круг: обратился в тот же Ленинский райсуд с заявлением о пересмотре прежнего решения, поскольку открылись новые обстоятельства. В числе прочего Грошев ссылается на заключение экспертной комиссии Российского общества социологов. Документ подписали авторитетные в профессиональной среде люди - доктора философских и социологических наук Валерий Мансуров, Михаил Черныш, Ренальд Симонян. Кстати, Мансуров, заместитель директора Института социологии РАН, в июле направил письмо руководству России, в котором приводятся те же аргументы, что и в экспертном заключении. Он и его коллеги утверждают: социолог из Тюмени выполнил свое дело профессионально, не нарушив какие-либо правила и нормы. А вот суд, полагают ученые, провел разбирательство с "грубейшим нарушением" целого ряда положений Гражданского процессуального кодекса.

- Ощущение абсурда происходящего не покидает меня, - говорит Игорь Грошев.

Он, как и публично поддержавшие его десятки известных российских ученых, не понимает, почему суд отказался приобщить к делу анкеты, то есть не принял их в качестве письменного доказательства. А ведь именно на их основе были сформулированы выводы и предположения исследователя. Может, судья посчитала, что анкеты социолог мог заполнить собственноручно - поставить галочки? Однако в каждой анкете имелись открытые вопросы, на которые респондент давал относительно развернутые ответы. Раз появились сомнения, ответчик заявил ходатайство о проведении комплексной графологической и лингвистической экспертизы. В ней было отказано.

Помимо того, результаты опроса есть выражение общественного мнения, а оно, в отличие от фактологических суждений, не подлежит судебному преследованию и опровержению - согласно тому же закону о СМИ. Может случиться, что прецедент в Тюмени станет теперь широко использоваться теми, кого по тем или иным причинам не устраивают результаты каких-либо опросов. Такого исхода опасаются, к примеру, члены Ассоциации региональных социологических центров "Группа 7/89".

- У меня большой опыт сотрудничества с органами МВД. Исследования, подобные тюменскому, регулярно проводятся во многих милицейских вузах, публикуются в открытой печати и во многом подтверждают выводы Грошева, - делится своим мнением директор центра социологических исследований Сибирского федерального университета Валентин Немировский.

Между тем Игорь Грошев обязан оплатить судебные издержки юридического института - две тысячи рублей. Плюс штраф за неисполнение решения о публикации опровержения.

- Суд не стал объяснять, в каком виде опровержение я должен дать в журнал. Обратился с заявлением в суд, попросил: растолкуйте! Последовал отказ. Зато начальник подразделения службы судебных приставов, ничуть не сомневаясь в своей компетенции, вызвалась пояснить, в чем должна состоять его суть. Но опровергать-то мне нечего, - разводит руками социолог, - это мнение опрошенных, а не мое личное.

Заместитель начальника института Алексей Сатюков в одном из интервью удивился, что человек, проработавший в юридическом институте, офицер запаса, неуважительно относится к закону. А раздувание информационной полемики он расценивает как желание Грошева увеличить личную популярность.

- Никогда за ней не гнался. И вообще, когда я завершил опрос, а запретов на их проведение в вузе до моего ухода из него не было, то о результатах не знала даже моя жена, хотя она тоже социолог. Такова этика профессии. Аналитическую записку передал начальнику института генералу Александру Числову с надеждой, что после анализа сложившейся ситуации будут предприняты какие-то меры для ее исправления. Генерал отчет взял, но после первой встречи у него так и не нашлось времени для беседы. Зато было проведено служебное расследование. У меня потребовали выдать анонимные анкеты. Отказался, ведь респондентов легко вычислить по почерку. Это тоже этика социологии. И как социолог я вовсе не обязан подтверждать конкретными фактами результаты исследования, на чем настаивали и истец, и суд, - подчеркивает Грошев.

- Будь у меня возможность участия в процессе по делу Грошева, то охотно бы выступил в качестве свидетеля и огласил факты, свидетельствующие о коррупции в вузе. Ранее я о них уже сообщал органам прокуратуры, областному следственному управлению, - говорит капитан милиции, в бывшем замначальника курса по работе с личным составом Тюменского юридического института Роман Гойжа.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке