Новости

18.08.2009 03:00
Рубрика: Экономика

Договорились по-хорошему

Умение профсоюза выстраивать конструктивные отношения с работодателем позволяет избежать крупных потерь

Несмотря на то что большинство российских металлургических комбинатов с трудом сводят концы с концами, текучесть кадров в этом секторе экономики не превышает обычных значений. По мнению специалистов, это в немалой степени заслуга отраслевого профсоюза, сумевшего выстроить конструктивные отношения с бизнесом и в итоге избежать крупных кадровых потерь. О том, как это удалось, "РБГ" беседует с председателем Горно-металлургического профсоюза, депутатом Госдумы Михаилом Тарасенко.

- Михаил Васильевич, на фоне падения производства сокращения неизбежны.. С бизнесом в такое время говорить непросто.

- Это так. Наш профсоюз вел долгие и сложные переговоры с Объединением работодателей по заключению нового отраслевого тарифного соглашения. То, что удалось пролонгировать действие предыдущего соглашения, с одной стороны - проявление социальной ответственности бизнеса, с другой - результат нашей наступательной политики. В результате из 900 тысяч членов профсоюза уволено всего 40 тысяч человек. Это сопоставимо с докризисными временами.

- Но ведь не менее важно, как человек ушел.

- Конечно. Никто не должен в одночасье оказаться на улице без копейки. У нас 12 тысяч человек были уволены по сокращению штатов, предварительно получив три среднемесячные зарплаты. Половина покинула свои компании по соглашению сторон, но им была выплачена зар плата за три месяца. Еще примерно 15% вышли на пенсию, в том числе - досрочную. И, наконец, 10% уволились по собственному желанию, в основном не захотев работать за две трети зарплаты.

- В тяжелые времена работодатели нередко резко снижают зарплату, необоснованно переводят людей на сокращенную рабочую неделю...

- Тут профсоюзным активистам пришлось глубоко влезать в экономику предприятий, чтобы исключить необоснованную экономию на зарплате. У нас была усилена служба экономического анализа. В отдельных случаях пришлось соглашаться на отпуска без оплаты, в других не давать согласия на сокращенку. Столкнулись мы и с такой проблемой: работодатели в случае простоя считали, что их вины в этом нет и потому в соответствии с Трудовым кодексом следует платить не две трети зарплаты, а две трети тарифной ставки. Профсоюз дошел до суда и там доказал, что отсутствие заказов не является форс-мажорным обстоятельством, вину за простой работодатели обязаны взять на себя и выплачивать две трети зарплаты.

- Сегодня у всех на слуху проблема моногородов.

- Я бы разделил их на два типа. Первый - это Магнитогорск, Череповец, Липецк, Братск, где предприятия сумели осуществить модернизацию, что позволило им вписаться даже в непростые условия кризиса. И такие моногорода, где действуют комбинаты, которые по своему техническому уровню задержались в лучшем случае в первой половине ХХ века. Благодаря высоким ценам на металлургическую продукцию даже самые неэффективные из них обеспечивали приемлемый уровень жизни своим работникам. Но сегодня положение изменилось. На плаву лишь те заводы, которые вложили большие средства в свое обновление. Если завод в моногороде испытывает трудности со сбытом продукции, которая после кризиса снова будет востребованной, то государство должно помочь и городу, и предприятию. Если же у него нет никаких перспектив, то оказывать ему под держку - значит плодить иждивенцев. Есть хороший английский опыт: неперспективные производства останавливались, людям платились высокие пособия, а параллельно государство строило современное предприятие, переобучало людей. И затем продавало высокоэффективным собственникам. Понятно, что подобные программы трудно осуществлять в условиях кризиса. Но уже сейчас надо вкладывать деньги не в поддержку безнадежно устаревших производств, а в переобучение сотрудников, их переселение. И такие примеры в России есть. Когда проводились массовые сокращения на Кузнецком металлургическом заводе, каждый из 30 тысяч трудящихся знал, что его ждет. Поэтому реструктуризация прошла без конфликтов.

- А каким вам видится выход из кризиса?

- Отрасль выйдет из кризиса, как только появится устойчивый рост спроса на ее продукцию. А это возможно лишь в том случае, если доходы людей не будут падать. Мы поддерживаем отделения профсоюза, которые добиваются индексации заработной платы в условиях инфляции. Несмотря на все сложности, металлургия чувствует себя увереннее, чем полгода назад. Но надо думать о том, что будет завтра. Начиная с 1998 года, с момента введения ЕСН, Горно-металлургический профсоюз неоднократно заявлял о том, что отсутствие системы страхования от безработицы - большая ошибка властей. Сегодня в этом убедились все. О том же свидетельствует иностранный опыт. Так, в Германии страховые фонды оказывают серьезную поддержку и бизнесу, и трудящимся. Они созданы на принципах трипартизма, то есть в них принимают участие рабочие, компании и государство. Эти фонды компенсируют потери персоналу от вынужденных простоев. У нас ничего похожего нет. А поскольку все выплаты по безработице в России осуществляются из бюджета, а не из специальных фондов, мы сталкиваемся с большими проблемами.

- Реструктуризация металлургии - задача не из легких, как минимизировать потери для трудящихся?

- В 1960-е годы металлургия в Западной Европе прошла через жесткую реструктуризацию, в результате которой до 75% металлургов потеряли работу. При этом объемы производства не снизились, а возросли, и в целом покупательная способность населения тоже выросла. Поэтому выдумывать что- то нет нужды, есть мировой опыт. Персонал должен знать заранее, что будет с предприятием. И если его предполагается закрыть, то должна существовать четкая поэтапная программа, как это будет происходить. Самая главная проблема в том, что государство не готово определить, в какое предприятие нужно вкладывать средства с целью его под держки, а на каком следует вкладывать деньги в персонал, в переобучение людей, возможно, в их переселение в другие регионы.

- Уже давно идет дискуссия о необходимости изменить закон о забастовках. Какую позицию занимает ваш профсоюз?

- Необходима либерализация закона о забастовках. Сейчас, если соблюдать все оговоренные законодательством процедуры, от начала конфликта до остановки работы должно пройти не менее 40 дней. В итоге наиболее частой формой выражения протеста становится голодовка. Однако профсоюзы понимают, что во время кризиса изменение законодательства может привести к нежелательным последствиям. Поэтому существует договоренность: острая фаза кризиса заканчивается и законопроект по упрощению процедуры объявления забастовки вносится в Госдуму.

Экономика Отрасли Промышленность
Добавьте RG.RU 
в избранные источники