Новости

20.08.2009 02:00
Рубрика: Культура

В зазеркалье иллюстрации

"Мастера книжной графики" в Литературном музее

Кто сказал, что между классикой и современным искусством - стена? Если и стена, то "Берлинская". Та, что представляет больше своеволие стереотипов, нежели реальный ландшафт искусства. А потому вполне может быть разрушена.

Лучшее тому доказательство - выставка "Мастера книжной графики", что открылась в Литературном музее и продлится до 6 сентября. Проект этот - часть большого фестиваля коллекций современного искусства, который проводит ГЦСИ. В его рамках уже показаны, например, собрание художника Вадима Захарова, владельца обширного архива работ концептуалистов, а также онлайн архив видеоарта CYLAND.

Выставка в Трубниковском переулке, соответственно, представляет работы из коллекции Бориса Фридмана.

Но дело не только в том, что книжная графика, чья история насчитывает не одно столетие, включена в панораму актуального искусства. Едва ли не основной нерв экспозиции выставки - диалог классики, традиции и современности. В залах Литмузея встретились мастера разных эпох и поколений: Владимир Фаворский, Борис Свешников, Юрий Ващенко, Игорь Макаревич, Леонид Тишков. Рядом с гравюрными досками, в которые штрихелем Фаворского вписана вязь пушкинских строк, - офортные доски и инструменты для работы по мягкому лаку Игоря Макаревича, иллюстрировавшего "Ярмарку тщеславия" Теккерея. Легкие рисунки тушью Бориса Свешникова к повести Джерома "Трое в лодке..." соседствуют с гротескным миром иллюстраций Леонида Тишкова к стихам Олейникова. Тушь в рисунках Тишкова, кажется, помнит об основательности гравюры на дереве, как стих Олейникова - об исчезнувшем мире совершенства. Офорты Юрия Ващенко к кэрролловской "Алисе в Зазеркалье" перекликаются с акварелями Свешникова, воссоздающими таинственный мира немецкого романтика Шамиссо.

Книга оказалась той самой территорией, на которой беседа классика, романтика, сюрреалиста и концептуалистов выглядит абсолютно естественно. Причина очевидна. Книга - место встречи поколений. Это пункт настоящего, через который идет ток из прошлого в будущее. Точка сборки, как сказали бы поклонники Кастанеды. Поразительно, в какой степени книжная графика может передавать эту двойственность книги: непреложность текста и текучую изменчивость смыслов. Фаворский тут, наверное, все же вне конкуренции. С одной стороны, у него даже отдельная строка из шутливой поэмы "Домика в Коломне" врезана в плоть самшита, как в вечность. С другой стороны, "профиль с усами" новоявленной кухарки неожиданно переменчив, зыбок. В нем проглядывают и черты месяца в тучах, и гренадера в косынке, и завитушка росчерка гусиного пера на полях. А с третьей фрагмент стиха ("Тому лет восемь" иль "Поставим в угол "Северной Пчелы") разворачивается художником в стройный сюжет со многими действующими лицами.

У Юрия Ващенко, славного иллюстратора Льюиса Кэрролла, этой способностью к трансформациям наделены не только слово и стих, но и мир. Его удивительные превращения оказываются в фокусе внимания Кэрролла, а значит, и Ващенко. Их специализация, если так можно выразиться, - непредставимое, невозможное, абсурдное. Но легко Кэрроллу написать: "Это помесь хорьков, ящериц и штопоров". Попробуйте это нарисовать! Ващенко ухитряется не только запечатлеть фантасмагорическую "помесь", но главное - изобразить несоразмерность мира "обыденной" логике. Кролик, пересекающий страницу с криком: "Ах, Герцогиня, Герцогиня!", выглядит гигантом. Натюрморт со столовым ножом превращается в портрет вещи. Мир - в вихре коловращений. И если вы не догадываетесь об их законах, это ваши трудности. Можно дать один совет: читайте Кэрролла и смотрите Ващенко.

Среди раритетов, которые можно увидеть в Трубниковском, рисунки Фаворского на линованной бумаге (в 1920-х каждый листок - драгоценность!), никогда не выставлявшиеся 20 рисунков тушью Свешникова для книги 1970 года, наборы инструментов Фаворского и Макаревича, наконец - сами книги. Среди них есть одна, что возникла ...благодаря собирателю. В

1994-м, когда Владимир Глоцер подготовил к печати первый сборник стихов Олейникова, Леонид Тишков нарисовал к нему иллюстрации. Но книга не вышла. Иллюстрации Тишкова купил Борис Фридман. И предложил вернуться к идее издания книги. И десять лет спустя, в 2004 году вышла книга Николая Олейникова "Вулкан и Венера" с иллюстрациями Леонида Тишкова. В общем, книга и книжная иллюстрация - это такие вулканы, которые всегда готовы проснуться. Была бы только любовь к ним.

Культура Арт Выставки с Жанной Васильевой