Новости

25.08.2009 03:00
Рубрика: Культура

Трудно быть Соловьевым

Известный кинорежиссер завершает съемки нового фильма

Сегодня знаменитому режиссеру Сергею Соловьеву исполняется 65 лет. Это такой "промежуточный" юбилей, когда самое время поговорить о том, что было совсем недавно, и о том, что предстоит завтра.

Совсем недавно были громкие премьеры "Ассы-2" и "Анны Карениной". И уже в этом году мы увидим его новый фильм "Одноклассники". Об этих фильмах и многом другом с Сергеем Соловьевым побеседовал наш корреспондент.

Российская газета: Сергей Александрович, для кого-то ваше имя ассоциируется в первую очередь с картиной "Асса", для других - вы прежде всего автор фильма "Сто дней после детства". А недавно вышел ваш долгожданный фильм - "Анна Каренина". Какой из этих фильмов вам особенно дорог?

Сергей Соловьев: Да, наверное, для меня они все одинаковы. Каждый из снятых мною фильмов дорог мне по-своему. Если вы спросите меня, с какой картиной я ассоциирую себя больше всего, то, скорее всего, со всеми сразу. Мне очень повезло. Я никогда в жизни не снимал ничего по чьему-то чужому заказу или указанию. Я снимал только то, что хотел, и только так, как мне это виделось. Конечно, всегда особое отношение к последнему фильму. История "Анны Карениной" долгая и драматическая. Я до сих пор переживаю уход из жизни Саши Абдулова и Олега Янковского. Хотя "Каренину" уже трудно назвать моей последней картиной. Сегодня почти завершена работа над новым фильмом "Одноклассники". Эта работа в чем-то перекликается с моей старой картиной "Сто дней после детства". Разумеется, сегодняшняя эпоха совсем-совсем другая.

РГ: Вы одним из первых заметили и дали заметить другим перемены перестроечного периода. Фильм "Асса", который "Культура" покажет к вашему юбилею, был наполнен ожиданием, экзотикой молодежной культуры, противостоянием андеграунда и официального искусства. Как вы сами определяете жанр этого фильма?

Соловьев: Сегодня мне трудно однозначно определить этот жанр. После того как фильм вышел на экраны, на него навалилось столько всего разного. И многое было связано даже не с самой картиной, а с той исторической атмосферой, в которой фильм вышел на экран. Поначалу я хотел снять романтическую мело драму. И в общем-то в конечном итоге фильм и оказался некой романтической мелодрамой, но своеобразной, как-то по-особенному передающей те "перемены", что образовывались вокруг. Начиналось какое-то особое время...

РГ: А кто придумал лозунг "Ассу - в массы"?

Соловьев: Тогда все придумывали все. Сейчас уже трудно вспомнить, кто чего. Был, кстати, и другой лозунг - "Ассу - в кассу".

РГ: В качестве саундтрека к первому фильму вы использовали музыку советского андеграунда - "Кино", "Аквариум", "Браво". В "Ассе-2" одну из главных ролей сыграл Сергей Шнуров, ярчайший представитель нынешнего питерского андеграунда и кумир молодежи. Чем вам приглянулся солист "Ленинграда"?

Соловьев: Прежде всего на меня он произвел сильное впечатление и как музыкант, и как личность. Я думаю, что Шнур один из самых своеобразных, но, без сомнения, интеллигентных людей нового времени. От него исходит сильный энергетический поток. Этот человек не столько наследует, сколько впитывает культурную ауру нашей жизни. Причем, думаю, лучшую ее часть. В том числе и ауру сегодняшнего Питера. А поскольку он с таким талантом и азартом все делает, то и сам становится интересен не только в Санкт-Петербурге, а по всей России. И даже, как выяснилось, далеко за пределами существует большой интерес к тому, что же такое Сергей Шнуров и исчезнувшая на время группа "Ленинград".

РГ: А Сергея Шнурова можно назвать "героем нашего времени"?

Соловьев: Нет. И ему такого не надо. Когда-то у Майи Иосифовны Туровской, замечательного киноведа и писателя, была книга "Герои "безгеройного времени". Так вот, мы, я думаю, сегодня живем в принципиально "безгеройное время".

РГ: Как вы думаете, тема личности актуальна для современного российского кино?

Соловьев: Делаешь вид, что снимаешь на одну какую-то тему, а на самом деле снимаешь на тему собственной душевной жизни. Там, разумеется, и тема личности, которая всегда актуальна. А сюжеты можно придумывать какие угодно. И обсуждать любые "тематические планы"...

РГ: Музыка - это еще один герой фильмов "Асса" и "Асса-2". Рок-музыку считают олицетворением свободного мира, тотальной свободы. Вы согласны с этим?

Соловьев: Вы знаете, я считаю музыку прежде всего олицетворением белого света, божьего мира. А мир этот по природе своей всегда свободен. Речь ведь идет не о внешней свободе, а о внутренней...

РГ: А есть ли что-то общее между кинематографом и музыкой?

Соловьев: Все искусства в некотором смысле музыка. "И если музыка покинет нас", - как говорил Александр Блок, - "то что же станет с нашим миром?" А существеннейшая часть нашего мира - искусство.

РГ: В "Ассе-2" фигурирует замок, в котором снимал свои киношедевры Висконти (итальянским замком владеет дочь героя Крымова. - Т. С.). Висконти, Антониони, Феллини по-прежнему ваши любимые режиссеры?

Соловьев: В таких делах мало что может измениться. Великие режиссеры, в частности, та троица, которую вы упомянули, такие же знаковые для мировой культуры имена, как, скажем, их предшественники в живописи: Леонардо да Винчи, Рафаэль Санти и Микеланджело Буонарроти. Все они оказали на всех нас огромнейшее влияние. По крайней мере любая встреча с их картинами для меня всегда настоящее откровение. Они точно так же определяют душевный облик людей, как в свое время его определили великие итальянские художники Возрождения. А что касается замка в фильме "Асса-2", то в этом замке действительно когда-то снимал свои шедевры Лукино Висконти. Правда, я об этом узнал только во время собственных съемок.

РГ: К вашему юбилею телеканал "Культура" покажет программу "Монолог в 4-х частях". В одном из эпизодов вы рассказываете о своем учителе Михаиле Ромме. Михаил Ильич говорил, что "кино - это не профессия, а образ жизни". Что в этом образе жизни для вас наиболее привлекательно?

Соловьев: Образ жизни - это вещь, которая дает тебе возможность жить и выжить, оставаясь при этом человеком. Вот что такое для меня понятие нормального человеческого образа жизни. И самое привлекательное в этом для меня то, что можно работать в любых условиях, не опускаясь, продолжая оставаться человеком.

РГ: Вы истинный ленинградец, пусть и живущий уже несколько десятилетий в Москве. Какое место в вашей творческой жизни занимает город Санкт-Петербург?

Соловьев: Огромное. Я и до сих пор каждый раз возвращаюсь в Петербург как к себе на родину. Санкт-Петербург сравним для меня с родительским домом. А сколько всего важного в моей жизни произошло благодаря этому городу, его открытой и скрытой творческой энергетике. Если бы не было этого города, то в моей жизни, наверное, все было бы как-то по-другому.

РГ: В своей книге "Начало. То да сё..." вы называете себя эпикурейцем и конформистом и признаетесь, что предпочитаете судьбу Ренуара, до глубокой старости писавшего "прекрасных дев", судьбе Модильяни, умершего молодым, больным и нищим. Как вы считаете, выбрать судьбу или способ существования в искусстве сейчас проще или сложнее?

Соловьев: Вы не поверите, но это всегда одинаково непросто. Во все времена человек пытался осознать, что он есть и найти свое место в мире. Это очень тонкий, внутренний, если хотите, выбор каждого человека, сопряженный с сомнениями, метаниями, огорчениями и радостями. Но выбор этот зависит только от самого человека.

РГ: В современном российском кинематографе много режиссерских династий: Григорий и Павел Чухрай, Петр и Валерий Тодоровские, Алексеи Германы. В вашей семье никто не собирается идти по режиссерским стопам?

Соловьев: Вроде бы нет. Мои близкие видели, с какими превратностями судьбы сопряжена эта профессия. Я говорю именно "превратности", а не сложности или трудности. Я не думаю, что моя профессия была сопряжена с какими-то особенными "сложностями или трудностями". Прежде всего профессия эта замечательна тем, что любые твои сны или фантазии могут быть воплощены в формах самой жизни. Но процесс этот сложен, и близкие знают, как иногда тут бывает непросто.

РГ: Что происходит с современным кинематографом. Ваш диагноз?

Соловьев: Не ждите от меня красивых слов. Увы, это кризисное состояние. Причем не в смысле профессии, а в смысле улетучивания души.

РГ: Долгое время всех волновали три вопроса: когда Алексей Герман закончит "Трудно быть богом", Юрий Норштейн дорисует мультфильм "Шинель" по повести Гоголя и когда Сергей Соловьев снимет "Анну Каренину". Вы первым выпали из этой обоймы, покончив с многолетней эпопеей "Анна Каренина". Сергей Александрович, что впереди?

Соловьев: Сегодня я уже отношусь к "Анне Карениной" и к "Ассе-2" как к своему пусть недавнему, но прошлому. Работа над этими картинами заняла много лет, за это время многое в жизни происходило, произошло. Сейчас у меня и голова, и все время заняты тем, чтобы завершить новую картину, которая называется "Одноклассники". Эту картину мы почему-то сняли довольно быстро. Надеюсь, что в октябре этого года она уже выйдет на экраны. Это опять важная для меня работа, где я вновь возвращаюсь к убеждению, что самое важное в жизни человека происходит между двенадцатью и двадцатью годами, а вся остальная жизнь - это всего лишь расширенный к тому комментарий...

Культура Кино и ТВ