Новости

02.09.2009 09:00
Рубрика: Общество

День войны и мира

1 сентября. Польша. 70 лет спустя после начала Второй мировой

Визит Владимира Путина в Гданьск, приуроченный к 70-летию начала Второй мировой войны, вызвал бурю в Польше. В то время как российский и польский премьеры Владимир Путин и Дональд Туск мирно прогуливались по пирсу в небольшом городке Сопоте, в Москве служба внешней разведки обнародовала новые исторические документы.

Встреча ведущих европейских политиков в Польше просто не смогла не стать знаковой. Каждое слово здесь, каждый взгляд были насыщены историческим смыслом. Так или иначе, все пытались найти правду, но у каждого так и осталось свое восприятие событий 70-летней давности. К поездке подготовились весьма тщательно - особенно это коснулось канцлера ФРГ и премьер-министра России. В преддверии годовщины Ангела Меркель заявила в своем видеообращении о том, что 1 сентября является "днем траура и днем памяти о вине Германии".

Владимиру Путину таких слов, конечно, не пришлось говорить, хотя многие в Польше и ждали от него извинений. По опросу исследовательского центра GfK Polonia, таковых насчиталось 76 процентов. В опубликованной в одной из польских газет статье российский премьер осудил пакт Молотова-Риббентропа, заметив однако, что СССР был вынужден пойти на эти договоренности с нацистами. "Польша хочет, чтобы 1 сентября 1939 года неизгладимо врезалось в память мирового сообщества как дата величайшей трагедии XX века, которая связана с агрессией Германии, а затем и советской России", - заявил польский премьер Дональд Туск, еще не встретившись с Владимиром Путиным.

- Предпринимаются постоянные и настойчивые попытки представить, что Вторая мировая война была возможной благодаря пакту Молотова-Риббентропа... Хочу заметить, что он стал последним документом европейской державы - СССР - с нацистской Германией, - говорил российский премьер в ходе пресс-конференции. - Польша ввела свои войска, оккупировав части Чехословакии, одновременно с нацистскими войсками.

- Два страшнейших по тоталитаризму режима договорились, а потом решали судьбы этой войны, - молниеносно отвечал Туск.

Путин снова напомнил: в один день и польские войска, и вермахт, и венгерские войска вошли на территорию Чехословакии и отторгли ее, "но что тут говорить, значит, были какие-то договоренности?"

Польский премьер не стал комментировать мнение собеседника, но лишь заметил, что обстрел Вестерплатте, расстрел польских бойцов под Катынью - "это факты, и пусть каждый их оценит как может, но никто не может эти факты вычеркнуть". Да и пакт Молотова-Риббентропа, говорил Туск, "это не тот тезис, который должен вызывать удивление российской стороны. Ведь 1 сентября на Польшу напала гитлеровская Германия. Через две недели с востока вошли войска сталинской России".

- Если кто-то ставит задачу выискивать из этой старой заплесневелой булки какие-то изюминки, а всю заплесневелую часть оставлять одной из участниц - ничего хорошего из этого не получится, - настаивал Путин, при этом уверяя, что не дает каких-либо оценок, "не для этого я сюда приехал". В конце концов, по его мнению, история - "это дело специалистов".

Польские журналисты поинтересовались у российского премьера, когда станут доступными архивы тех времен для широкой публики. Только тогда, когда и поляки откроют собственные исторические "закрома", отвечал Путин. А Туск вдогонку к вопросу пояснял, что "только от великих и гордых государств можно ожидать готовность открыть правду".

К 1 сентября Служба внешней разведки России рассекретила архивные данные, согласно которым польское руководство, находившееся у власти накануне Второй мировой войны, планировало расчленение и уничтожение Советского Союза и с этой целью разжигало сепаратизм на Кавказе, на Украине и в Средней Азии.

Столь сенсационные заявления вызвали в польском обществе нечто схожее с взрывом, раскаты которого, правда, едва доносились до российско-польских переговоров на высоком уровне. Отношения двух стран, как подчеркнули оба премьера, прошли пик напряженности и постепенно восстанавливаются или, говоря словами Путина, "возвращают первозданное качество".

- Польско-российские отношения хуже, чем польско-немецкие, - это абсурд, - с видами на недоуменность и досаду воскликнул Дональд Туск на пресс-конференции.

- Мы не были инициаторами ухудшения межгосударственных отношений, - высказал свою версию Владимир Путин.

На этом болезненном моменте недавней истории политики решили не концентрироваться. Вопрос энергоснабжения волновал поляков куда сильнее, чем взаимные неприязни. Но и тут российский премьер потребовал проверить на предмет взяточничества газопровод, проложенный по территории Польши. "Не хочу никого обвинять, но надо посмотреть на коррупционность, причем с двух сторон, в том числе с российской", - заявил Путин, возмутившись внезапным вхождением в контракт "50 на 50" некоего польского физлица с четырехпроцентной долей акций. Впрочем, Путин ничего не возразил против увеличения лимита поставок газа, даже, наоборот, предложил решить проблемы в рамках межправкомиссии. "Политический контекст под нашим энергетическим сотрудничеством будет услышан. Здесь дело бизнеса", - заметил Туск.

А вот в отношении "Северного потока" польское руководство непреклонно - российско-немецкий проект экологически небезопасен. Однако Туск тут же призвал не считать "Северный поток" "существенным элементом" отношений Варшавы и Москвы. Путин согласился, но поспешил заверить, что в трубе, которую проложат по дну Балтики, начисто отсутствует "антипольский подтекст".

Вчера же Путин встретился и с украинским премьером Юлией Тимошенко, которая однозначно заявила, что "мы убрали все газовые проблемы или по крайней мере находимся на этом пути".

В Польше Владимир Путин говорил о причинах Второй мировой войны - "ущербность Версальского мира", "политическая трусость", "желание умиротворить агрессора" и "закулисные интриги". Об этом премьер рассказал собравшимся на официальной церемонии, состоявшейся у памятника героям Вестерплатте - полуострова в Гданьской бухте, гарнизон которого более недели сдерживал натиск превосходящих сил гитлеровцев. Там первого сентября 1939 года с залпов находившегося в бухте немецкого корабля "Шлезвиг-Гольштейн" началось вторжение вермахта в Польшу.

"Любое сотрудничество с экстремистами, с нацистами ведет к трагедии, - убежден российский премьер. - Да и не сотрудничество это, а сговор, который ведет к трагедии. Все договоренности с 1934 по 1939 год были с моральной точки зрения неприемлемыми, а с практической - бессмысленными и опасными". Ввиду этого Россия ожидает от других стран осуждения своих поступков на уровне политических решений, пояснил Путин. Ведь российский парламент осудил пакт Молотова-Риббентропа.

По мнению премьер-министра РФ, без глубокого понимания опасности соглашений, которые в свое время заключались с нацистами, не удастся "построить по-настоящему безопасный мир, искоренить наследие "холодной войны" и снять искусственные разделительные линии". "Хочу отметить, что моя страна не только признает ошибки и проблемы трагедий прошлого, но и вносит практический вклад в строительство нового мира на новых принципах. Именно благодаря позиции моей страны удалось устранить реальную и виртуальную берлинскую стену и создать предпосылки для строительства новой Европы без разделительных линий", - сказал Путин. Премьер отметил, что современная, цивилизованная политика должна основываться на общих моральных и единых правовых принципах. "Убежден, что только в этом случае мы сможем перевернуть трагическую страницу истории Второй мировой войны во имя памяти павших и ради мирного будущего наших детей", - сказал глава правительства.

Говорила и канцлер Германии Ангела Меркель. "Неисчислимые страдания были принесены преступной оккупацией, - не переставала извиняться за свою страну Ангела Меркель. - Я помню всех невинных людей, которые погибли от голода, холода, боли. Я преклоняю голову перед жертвами". "Когда мы в моей стране до сих пор вспоминаем о судьбах немцев, которые вследствие войны потеряли свою родину, мы делаем это, не желая переписать что-либо в постоянной исторической ответственности Германии, - подчеркнула канцлер. - Этого никогда не произойдет". За годы послевоенного развития Европа "из континента ужаса превратилась в континент свободы и мира", констатировала она. И также вспомнила про Берлинскую стену, особо поблагодарив за это экс-президента СССР Михаила Горбачева.

Премьер-министр Италии Сильвио Берлускони выразил уверенность, что повторения событий 70-летней давности не будет, видимо, имея в виду не одни политические, но и экономические причины Второй мировой. "Культура демократии всех европейских граждан крепка, выработана со временем и сильна, в частности, благодаря опыту этой войны. Поэтому не вижу ни малейшей возможности, чтобы ситуация, которую мы вспоминаем сегодня, могла повториться", - сказал Берлускони.

Юлия Тимошенко, договорившаяся с Путиным, что Украина будет оплачивать столько российского газа, сколько потребляет, также выступила с речью. "У всех нас позади десятилетия страданий. Но места для ненависти больше не должно быть. И это будет достойной данью памяти тех, кто отдал свои жизни в борьбе за свободу. Чтобы сообща построить новую Европу, нужно залечить раны прошлого", - заявила премьер.

Выступали и другие представители стран. Впрочем, не все государства отнеслись к событию щепетильно: Великобритания прислала главу своего МИД Дэвида Милибэнда, а США - и вовсе бывшего министра обороны Уильяма Перри.

Кстати

Владимир Путин рассказал, в том числе и грузинским журналистам, о своем видении ситуации вокруг Абхазии и Южной Осетии. "У нас есть абсолютно ясная и понятная стратегия: или международное сообщество будет придерживаться одного из основополагающих принципов - соблюдение территориальной целостности, - или во главу угла будет поставлен принцип нации на самоопределение", - сказал Путин. "То, что вы называете оккупацией, малые народы Кавказа, Южная Осетия и Абхазия считают освобождением, независимостью", - сказал Путин. Поэтому, добавил премьер-министр, он не хочет "ни обижать, ни унижать Грузию тем, что произошло". Но Путин добавил, что "безответственные действия сегодняшнего руководства Грузии привели к этой трагедии". "У нас не было никакого другого выбора, кроме того варианта поведения, о котором вы знаете", - считает Путин.

Общество История Власть Работа власти Внешняя политика В мире Европа Польша Правительство Председатель Правительства Вторая мировая война РГ-Фото Фото дня