Новости

08.09.2009 00:54

Истребитель "экономкласса"

Замминистра обороны Владимир Поповкин дал разъяснения по двум болезненным проблемам - задержкам выплат на предприятиях оборонки и закупкам иностранной военной техники.

Денег на оборонку вроде бы не жалеют, а работники десятков предприятий ОПК месяцами не видят зарплаты. Чтобы понять, почему такое случается, Владимир Поповкин напомнил, как сегодня выбирают исполнителей гособоронзаказа. По заявкам силовиков его формирует Военно-промышленная комиссия при правительстве РФ. Затем министерства и ведомства заключают договоры с производителями. Как правило, это происходит на уровне так называемых предприятий-головников. А дальше начинается промышленная "самодеятельность". Головной завод на собственных условиях создает кооперацию с поставщиками материалов и комплектующих. Он же решает, кому, сколько и когда платить по заказам. Споры о ценах затягиваются, а финансовые переводы за уже готовую продукцию тормозятся. Вот и сидят коллективы маленьких заводов без честно заработанных денег.

В процессе производства стоимость материалов может меняться. Предприятия-головники используют эти обстоятельства для накручивания цен.

- Цены на некоторые материалы снижаются, но никто еще не пришел и не предложил снизить стоимость единицы продукции, - заметил Владимир Поповкин. В качестве примера замминистра обороны сослался на ракету-носитель "Ангара".

- Руководитель центра Хруничева приходит и говорит, что ему надо 10 миллиардов рублей. Пересчитали. Оказалось, что надо всего 250 миллионов рублей. Есть разница? - задал риторический вопрос Поповкин.

И таких ситуаций немало. Скажем, на авиасалоне МАКС-2009 минобороны подписало контракт с фирмой Сухого на производство 64 боевых самолетов. Промышленники просили гораздо больше, но переговоры с директорами заводов позволили военным сэкономить 30 миллиардов рублей.

Поповкин предложил утверждать списки участников производственной кооперации на Военно-промышленной комиссии. В этом случае десятки заводов станут полноценными исполнителями гособоронзаказа и будут получать средства не от "головников", а от заказчиков.

Высказался Владимир Поповкин и относительно закупок иностранной военной техники, в частности французского вертолетоносца класса "Мистраль".

- У нас нет доков, чтобы построить авианосец, - напомнил он. - Но когда начинались переговоры с французами, сразу поднялся шум. Говорят: нельзя этого делать. Мы, мол, погубим отечественную судостроительную промышленность. А как быть, если промышленность не может сделать то, что нам надо?

Ответ на этот вопрос для военных предельно ясен - для переоснащения Вооруженных сил хороши даже импортные поставки. Конечно, предпочтительней покупать вооружение и технику у своих производителей. Но превращать гособоронзаказ в некое подобие собеса в минобороны категорически отказываются.

- Сегодня нельзя оставаться абсолютно закрытыми, - уверен замминистра обороны. - Импортная элементная база должна быть, и международная кооперация должна быть. Вопрос только в том - где и как?

По мнению Поповкина, такая кооперация исключена при производстве стратегического оружия, систем боевого управления, в некоторых других сферах. Но остается достаточно широкий простор для ее использования. В частности, при разработке беспилотных летательных аппаратов. Военные потратили 7 миллиардов рублей, надеясь получить хороший отечественный беспилотник. Но в итоге были вынуждены закупить партию такой техники в Израиле. На самом деле это движение в обе стороны. Например, винты для подводных лодок, которые делают на российском предприятии "Звездочка", закупает чуть ли не полмира, в том числе продвинутые в технологическом смысле Германия и Корея. Там никто по этому поводу истерик не устраивает.

Досье "РГ"

Финансирование гособоронзаказа будущего года планируется в размере более 1 триллиона 100 миллиардов рублей. Полтриллиона пойдет на закупку вооружения и военной техники. Более 125 миллиардов - на продовольствие, вещевое имущество и горюче-смазочные материалы. По отдельным показателям финансирование оборонного заказа по сравнению с нынешним годом вырастет на 20 процентов.

Русское оружие Правительство Минобороны