Новости

24.09.2009 00:16
Рубрика: Культура

Мечтая о Миннесоте

Фильм Андрея Прошкина и Александра Миндадзе получил еще три приза

Коллекция призов, полученных фильмом "Миннесота", пополнилась Гран-при фестиваля "Амурская осень" в Благовещенске. Эта картина там удостоена также призов за лучший сценарий (Александр Миндадзе) и лучшую мужскую роль (Сергей Горобченко). Это уже четвертый фильм молодого режиссера Андрея Прошкина.

Картина рассказывает о двух братьях-хоккеистах, одному из которых светит контракт с НХЛ и карьера в Канаде. Но он не хочет ехать без старшего брата. Оба закусили удила и упрямо пробиваются к своей цели, которая, как фата моргана, уходит все дальше в зону несбыточного. В широкий прокат, говорит Андрей Прошкин, фильм должен выйти в начале ноября.

Российская газета: Объясните, что такое Миннесота для героев вашего фильма. Для меня она синоним "В Москву! В Москву!" из чеховских "Трех сестер" - символ чего-то недосягаемого.

Андрей Прошкин: Слово "Миннесота" по ходу картины меняет свое значение. Вначале это просто штат, затем - нечто несбыточное, но невероятно желанное. А потом происходят новые метаморфозы, о которых я не хочу говорить, чтобы не отнимать у зрителей возможность самим пройти этот путь. Нельзя объяснить метафору.

РГ: Весь ваш фильм, с моей точки зрения, - развернутая метафора.

Прошкин: Такова вся драматургия Александра Миндадзе - все его сюжеты метафоричны. Это всегда шифр, в котором содержится нечто большее, чем рассказанная фильмом история.

РГ: В его сценарии "Остановился поезд" речь идет о чем угодно, только не о железной дороге. В "Миннесоте" герои - хоккеисты, но этот фильм не отнесешь к разряду спортивных картин.

Прошкин: Это образ жизни наших героев - в какой-то мере образ мечты. Мечты о том, какой должна быть жизнь, на каких скоростях должна проходить, на каком градусе существования хочется жить этим двум мощным мужикам.

РГ: Да, я обратил внимание на особую энергетику картины, на спрессованность эмоций, на рваный, взрывной ритм. На мощь каждого движения - от физического до душевного.

Прошкин: Сценарий назывался "Отрыв". Потом Миндадзе стал снимать свою картину и забрал это название себе. Там ведь тоже эта ситуация отрыва как состояния души - сегодня говорят: "Я ушел в отрыв". Но есть еще и разрыв: рвутся связи между людьми, рвется цепь поколений, культуры, рвется ощущение себя в мире. В этом тоже есть метафора. Для наших героев открыли форточку - и в нее подул ураган. Они так хотят, чтобы все получилось, так хотят совершить этот рывок, что вся их жизнь происходит на повышенном градусе. Мы с Миндадзе много говорили о "подиуме", о приподнятости над обычной жизнью. Поэтому актеры наши существуют в некоем искусственном ритме, который одним не нравится - они называют картину истеричной, а другие, напротив, видят в этом смысл.

РГ: Для меня это пик эмоционального состояния, на котором вы застаете своих героев. Они живут мечтой прекрасной, еще неясной, и если эта форточка захлопнется - будет настоящая трагедия. Как вы искали этих актеров? Ведь, кроме актерского дарования, они должны обладать и спортивным.

Прошкин: Если бы история была более реалистичной, я искал бы исполнителей среди спортсменов. Но здесь сразу было ясно, что потребуются актеры-личности, обладающие наработанным мастерством. Мы даже приподняли возраст исполнителей, потому что когда пробовали ребят более молодых - история не выстраивалась. Искали долго. А нужно было утвердить актеров за несколько месяцев до съемок - чтобы осталось время для тренировок. Просмотрели довольно много актеров, пока не остановились на Антоне Пампушном, а потом, тоже после долгих поисков, появился Сергей Горобченко.

РГ: Горобченко активно снимается, Пампушного знают меньше - откуда он?

Прошкин: Из Казахстана, окончил Школу-студию МХАТ, сыграл Александра Невского в фильме "Александр. Невская битва". Это многообещающий молодой актер, и очень важно, чтобы ему попадалась интересная драматургия.

РГ: В любом случае ребятам повезло: в вашем фильме у них сильный старт. Теперь вспомним о том, что вы сын Александра Прошкина - создателя таких фильмов, как "Холодное лето 53 го", "Русский бунт", "Доктор Живаго", "Чудо". Трудно пробиваться сыну известного режиссера - так, чтобы запеть своим голосом?

Прошкин: Только потому, что есть с кем тебя сравнивать. Да и отношение к "сынкам" всегда предвзятое. Но кино такое дело: начинаешь съемки - и все это отлетает. Если можешь снимать - не важно, чей ты сын. Не можешь - тоже не важно.

РГ: А когда вы решили, что должны стать режиссером?

Прошкин: Что кино меня интересует больше всего на свете, я понял довольно давно. Бывал на съемочной площадке у отца, хотя не могу сказать, что проводил там дни и ночи. Но достаточно хорошо представлял себе этот мир. Как и многие дети, хотел стать актером, но ближе к окончанию школы возникло ощущение, что, наверное, все-таки не стоит. Окончил факультет журналистики МГУ, но журналистом не работал, а был режиссером на РенТВ. Потом понял, что не могу без кино. Был вторым режиссером у Карена Шахназарова, которого считаю одним из своих учителей. Работал на картине отца "Русский бунт". И вот это присутствие на съемочных площадках - сознательное и рабочее - действительно очень многое дало.

РГ: Как относился к вашей идее пойти в режиссуру Прошкин-старший?

Прошкин: Надо сказать, родители приложили немало сил, чтобы не вовлекать меня в этот мир. Но вот у меня растет сын, ему восемь лет, и он ни разу не был у меня на площадке. А в дальнейшем - что бы он ни выбрал, я его поддержу... А меня очень волновало кино. При том, что я люблю литературу и много читаю. Но когда посмотрел фильм Скорсезе "Таксист" - месяц не мог прийти в себя. Меня потрясла, перевернула эта абсолютная правда и одновременно - совершеннейшая условность. Это все очень манило. Правда, я долго не был уверен, что в состоянии этим заниматься.

РГ: Вы из столичной семьи, но во всех своих картинах отправляетесь куда подальше. То выбираете натуру в уральском городе Златоусте для "Игр мотыльков", то едете в расположение воинской части, чтобы снять там "Солдатский декамерон". В "Миннесоте" - снова провинциальный городок. Почему вас тянет в глубинку?

Прошкин: Так поступают сейчас многие молодые режиссеры. Наверное, мы не можем найти в жизни собственного круга историю, которая бы зацепила. Но какую бы провинцию мы не снимали, все равно говорим о себе, своем ощущении общества и страны. Это картины достаточно личные.

РГ: Вы как-то говорили, что снимаете фильм "Апельсиновый сок" - что это такое?

Прошкин: Пару лет назад мне позвонил Андрей Панин: есть сценарий на трех актеров в одном интерьере. Мелодрама, где-то забавная, где-то печальная. Но это картина не авторская - она рассчитана на широкий прокат. Выйдет в ноябре, сразу вслед за "Миннесотой".

РГ: А что назревает из авторских работ?

Прошкин: Есть проект, где сосредоточено, по-моему, все, чего я никогда не делал. Исторический фильм, действие происходит в XIV веке в Золотой Орде. Не боевик, а некая духовная история. Сценарий пишет Юрий Арабов, но говорить подробнее еще рано. В любом случае я рад, что прикоснулся к этому времени: прочел множество материалов, которые потрясают.

Культура Кино и ТВ Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Амурская область Благовещенск Кино и театр с Валерием Кичиным
Добавьте RG.RU 
в избранные источники