06.10.2009 23:00
    Поделиться

    Елена Редько: Как избавиться от дефицита медицинских кадров

    Зимние олимпийские игры 2014 года прибавят забот краснодарским медикам. Готова к ним служба здоровья края? Об этом корреспондент "РГ" беседует с руководителем Департамента здравоохранения Краснодарского края Еленой Редько.

    Российская газета: Елена Николаевна, у вас такой благодатный край, но дефицит медицинских кадров все-таки есть?

    Елена Редько: И немалый! Не хватает почти десяти тысяч врачей, более 17 тысяч среднего медперсонала. К тому же половина врачей пенсионного или предпенсионного возраста. А в крае более пяти миллионов жителей. В курортный же сезон население увеличивается до 20 миллионов.

    РГ: Но ведь у вас великолепный медицинский университет. Для кого он готовит кадры?

    Редько: Университет каждый год выпускает 600 специалистов. Их тут же разбирают "сладкие места" - санаторно-курортный комплекс, фармацевтические компании, которых в крае, впрочем, как и в других регионах, более чем достаточно. А еще частные коммерческие службы.

    РГ: В Краснодаре на каждом шагу роскошные растяжки - рекламы частных клиник, кабинетов...

    Редько: От этого никуда не деть ся. Эти клиники, кабинеты действуют на законных основаниях, у них есть сертификаты, лицензии. Вот если бы наш кубанский вуз в течение 15 лет работал только на государственное муниципальное здравоохранение края и не один из ныне работающих не ушел, мы могли бы кадровую проблему решить. Но отлично понимаю: это из области утопий.

    РГ: Так что же делать?

    Редько: Может, надо идти по пути, предложенному нашим губернатором Александром Ткачевым. Еще в 2003 году вместе с законодательным собранием края была принята программа "Врачебные кадры для сельского здравоохранения края". И наш университет за счет бюджета края такую подготовку ведет. В нынешнем году первые 40 человек стали его выпускниками, уехали на село и станут там работать семь лет.

    РГ: Почему такая уверенность, что именно семь лет они там отработают и не сбегут в те же частные клиники?

    Редько: Да потому, что между университетом, нашим департаментом и молодым специалистом на этот счет заключен специальный договор. И если, как вы сказали, сбегут, то этому специалисту придется из своего кармана компенсировать затраченные на его обучение деньги. А это почти миллион рублей.

    РГ: Но уйдя в частную клинику, он этот миллион быстро заработает. Таким путем человека на селе не особенно удержишь.

    Редько: В частную вряд ли возьмут молодого специалиста без опыта.

    РГ: А на селе такому самое место? Не потому ли жалобы обычно идут именно из села. В городах медицинская помощь куда более доступна, куда более современна. А сельским жителям как быть?

    Редько: Я не могу согласиться. Мы постоянно жалобы анализируем. Ни одна жалоба не остается без разбора. И он показывает: количество недовольных почти одинаковое. Жалуются в основном не на качество помощи, а на бездушие, невнимание врачей. Мы все чаще сталкиваемся с нарушением медицинской этики, деонтологии, то есть взаимоотношений медика и пациента.

    РГ: Тут вы абсолютно правы. На ваш взгляд, почему подобных ситуаций не становится меньше?

    Редько: Возможно, скажу парадоксальную вещь. Но, по-моему, в этом я права. Раньше в пору всяческого дефицита люди жаловалось меньше - что-то можно получить, и... хорошо. Вот есть у людей ностальгия по советской медицинской помощи. Но ведь никогда раньше государство не выделяло таких денег на охрану здоровья. И сейчас недостаточно. Однако каждый третий рубль краевого нашего бюджета сейчас идет в практическое здравоохранение.

    Никогда не было в России, в нашем крае, в том числе таких возможностей охраны здоровья. Только в последние пять-шесть лет задействованы самые современные медицинские центры: такие, как краевая клиническая больница N 1, детская краевая больница, станция переливания крови, детская инфекционная больница. Об этих учреждениях население знает и требует - законно требует - чтобы можно было помощь получить именно в них.

    РГ: В краевой больнице была. Там кадры под стать лучшим столичным специалистам. Как удается их удержать?

    Редько: Не хочу зацикливаться только на заработной плате. Очень многое зависит от мотивации медицинских работников. В данном случае бытие определяет сознание. Люди работают в современных комфортных условиях, у них есть все возможности профессионального роста. Им доступна специализация в лучших клиниках России, за рубежом. И это не сбросить со счетов.

    РГ: Все же, Елена Николаевна, вернемся к селу. Там свежий воздух, судя по всему, не способствует продолжительности жизни. Повсеместно смертность на селе выше, чем в городах, пропахших бензином, гарью.

    Редько: Грустно, но это так. Вы хотите весь этот негатив отнести на долю здравоохранения? Я позволю напомнить: от системы здравоохранения зависит только от 10 до 20 процентов сохранения здоровья, 25 приходится на долю наследственности. Остальное - это образ жизни человека. Так вот, не секрет: за последние двадцать лет потребление алкоголя в России выросло почти в два раза. Российские 18 литров чистого алкоголя на душу населения - мировой рекорд. Критическая отметка потребления этого зелья - 8 литров. И больше всего пьют не в крупных городах, а в маленьких, на селе. Там, где больше всего проблем с работой, где не всегда есть куда пойти, как провести досуг.

    Думаю, что постепенно возымеет действенность государственная программа "Здоровая Россия". Недаром профилактика, которая всегда была приоритетом российского здравоохранения, но в какой-то нелучший момент о ней начисто забыли, теперь, похоже, начинает возрождаться.

    РГ: Знаю, что в крае принята и работает губернаторская стратегия "Будьте здоровы".

    Редько: Да. А год назад введен так называемый "Детский закон". Согласно ему категорически запрещено продавать детям алкогольные напитки и табак, находиться на улице без взрослых после 22 часов.

    Наверное, было бы разумно вернуться к той системе государственного распределения специалистов, которая была. Если человек учится в вузе за счет бюджетных средств, то он обязан хотя бы три года отработать там, куда его считают нужным направить, где его помощи более всего ждут. И не страшно, что это будет молодой специалист без опыта. В наше время, когда набирает силу телемедицина, позволяющая в системе "он лайн" наблюдать самые современные методы лечения, когда можно в любое время проконсультировать своего пациента у ведущих специалистов страны, такое было бы вполне резонно.

    "Справка РГ"

    Елена Редько родилась в Краснодаре в семье потомственных врачей. После окончания Кубанского медицинского института прошла путь от рядового врача-инфекциониста до руководителя кубанской службы здоровья. Муж Андрей Николаевич тоже врач, профессор, проректор Кубанского медицинского университета. Старший сын Роман - юрист, младший Николай пошел по стопам родителей - стал студентом Кубанского медуниверситета.

    Поделиться