Новости

Наши самые первые и самые главные каналы не на шутку сцепились в равном бою за зрителя. На сей раз того зрителя, кто смотрит сериалы. Против "террористки" Полины Ивановой на Первом телеканал "Россия" выставил разведчика Максима Максимовича Исаева, которому уже на этой неделе придется выяснять рейтинговые отношения с царским адмиралом Колчаком. Это главное, остальное - мелочи, которые, впрочем, по-своему, любопытны.

Попереключаем...

...Жизнеутверждающий поворот был найден Андреем Малаховым в теме международной педофилии. Сначала телеведущий с гостями пообсуждал и пожурил Романа Полански за его развратные действия тридцатилетней давности, а затем перешел к дискуссии о писателе Леониде Жуховицком. Но не о свойствах его литературного таланта; о его опыте многочисленных женитьб на юных девушках. Констатировали: опыт удачный. Полет проходит нормально. Хотя и несколько комично.

...Глеб Пьяных, в свою очередь, не оставляет вниманием судьбу мальчика Дени Байсарова. Мальчику снова дали слово в "Программе Максимум". Ничего нового. Просто повторение, которое лучшее средство от забвения. До поры до времени.

...Неожиданно тема Дени "вспухла" в последнем выпуске "Ледникового периода". Татьяна Анатольевна Тарасова нашла необходимым после одного из удачных прокатов "под Аллу Пугачеву" сказать, что он посвящается Алле Борисовне в знак ее моральной поддержки перед лицом неправедного суда. Все сразу поняли, о чем речь, и поддержали аплодисментами.

...Группа политологов во главе с Максимом Шевченко почувствовала себя лично задетой тем обстоятельством, что одна из нобелевских премий досталась американскому президенту Бараку Обаме, а все остальные опять же были присуждены не нам. Особенно неистовствовал на программе "Судите сами" Сергей Кургинян, который твердо знает, что западный мир обречен, что "тьфу" на него, что он нам не указ.

Указ не указ, а награды от него хочется

...Борьба за достоинство русского языка вышла на законодательный уровень. В Думе обсуждались на сей счет какие-то нормы. Один из "борцов" за чистоту русского языка от засилья иностранных слов выразил искреннее недоумение: "Почему все говорят "тренд", когда есть хорошее русское слово "вектор".

...В эфире прошел тот выпуск "Минуты славы", пребывание на записи которого вызвало в свое время у Татьяны Лазаревой, по ее признанию, рвотные позывы. Об этом факте было сказано в одном из предыдущих моих телеобзоров. Сейчас можно сказать, что с известной телеведущей что-то случилось в тот день. Может, то, что произошло с героем фильма "Слезы капали", показанного в воскресенье на канале "Культура": попал в глаз осколок троллевского зеркала, и мир предстал в черном свете. То есть в истинном свете. Последняя "Минута славы" была ничем не хуже всех предыдущих. Мой совет тем, кто делает телевидение, но его не смотрит: смотрите его и стерпитесь-слюбитесь. Может, и тошниться не будете.

...Наконец, "террористка" Иванова на минувшей неделе сделала то, что можно было предположить еще две недели назад: она полюбила того человека, которого непременно желала убить.

...А вот разведчик Штирлиц-Исаев обманул массовые ожидания: его не сравнить ни со штандартенфюрером Макс Отто фон Штирлицем из "Семнадцати мгновений весны", ни с одесситом Давидом Гоцманом из "Ликвидации".

Исаев vs Штирлиц?..

Широкая публика недовольна. Критика по большей части недоумевает. Рекламодатели, по всей вероятности, разочарованы.

Действительно, рейтинг сериала вместе с его долей к концу первой недели резко упал. И надежды на то, что они отожмутся, вроде нет.

Действительно, "Исаев" - картина не "в масле"; скорее, "в акварели".

В самом деле, "Исаев" не является ни приложением к "Семнадцати мгновениям...", ни дополнением к оным.

С другой стороны, что правда, то правда, картина Сергея Урсуляка оказалась в густой тени обоих сериалов. По здравому размышлению понимаешь, что тени отброшены не столько самими картинами, сколько шлейфами их зрительского признания. Они-то как раз длинные, широкие и плотные.

В первую очередь это касается "Мгновений..." Татьяны Лиозновой. По гамбургскому счету, ее создание - не великое кинопроизведение. Это чистое мифотворчество. Тут персонажам противоречивость их внутренней жизни противопоказана. Штирлиц не может позволить себе роскоши размышлять даже про себя о морально-идеологическом облике "Центра", которому Юстас шлет из ставки Гитлера свои секретные депеши.

По меркам киноискусства, "Исаев" Урсуляка заслуживает более высокой оценки. Его картина изощреннее, тоньше "Мгновений..." и в изобразительном решении, и в психологическом отношении. Характеры - сложнее, герои - противоречивее. Особенно героини. Женские роли, сыгранные Полиной Агуреевой, Ксенией Раппопорт и Ликой Нифонтовой, удались. Жалко, что они оборвались вместе с пресечением контрабанды бриллиантами.

"Исаев" - это художество. Местами - более высокое; местами - менее. Это сериал, сделанный по мотивам мифа о Штирлице. Режиссер Урсуляк и сценарист Алексей Поярков заняты не расширением уже достаточно большого пространства штирлициады; они увлечены игрой на его территории. Они, если угодно, вступили в полемику с тем Штирлицем, которого мы помним по сериалу Лиозновой. Потому мимо бьют претензии по части несходства сходных персонажей. Оно заложено в основание "Исаева".

Оно актуально применительно к сегодняшнему дню, когда споры о советском прош лом при каждом случае (даже таком анекдотическом, как смена вывески на шашлычной) вспыхивают с новой силой.

Максим Максимович Исаев в 20-е годы еще не решил: с кем он - мастер разведки и контрразведки. Чекисту Бокию он говорит, что еще разбирается, в отличие от своего отца в исполнении Юрия Соломина, который уже все понял.

Известно, что на эту роль режиссер предполагал взять Вячеслава Тихонова. Это был бы удачный игровой ход на сюжетной доске - старший Исаев, прошедший войну, дает урок младшему, воюющему на той далекой - на Гражданской.

Впрочем, и так все ясно. Серия за серией дают представление, в какой переплет попадает герой Даниила Страхова. На полях приключенческого сюжета пишется сюжет внутреннего раздвоения героя, за поворотами которого следить интереснее, чем за перестрелками и погонями.

Но это кому как. Тем, кому это неинтересно, сразу и отвалились от экрана, переключившись на "Большую разницу", затем - на "террористку" Иванову.

У Даниила Страхова очень сложная задача - передать драматизм исторического выбора своего героя. В значительной мере ему в помощь музыка Микаэла Таривердиева, позволяющая вникнуть во внутреннее состояние суперагента.

В последней серии первой части "Исаева" закрадывается еретическая мысль: герой как никогда оказался близок к провалу. Он мог стать невозвращенцем. Он бы и стал им в конце концов, если бы вовремя не разразилась Вторая мировая война, которая, впрочем, еще впереди для героя, а для нас - позади.

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Теленеделя с Юрием Богомоловым
Добавьте RG.RU 
в избранные источники