Новости

26.10.2009 00:00
Рубрика: Культура

Оранжево поют

В "Геликон-опере" поставили "Любовь к трем апельсинам"

Как же полезно бывает взять в дорогу правильное чтение. Молодому Сергею Прокофьеву, уезжавшему из Страны Советов в далекий американский гастрольный тур, с этим явно повезло.

Подаренный Всеволодом Мейерхольдом первый номер журнальчика с названием "Любовь к трем апельсинам" содержал сценарий переработанной фьябы Карло Гоцци. Именно на его основе композитор написал одну из самых эксцентричных и искрометных опер XX века. Читая ее либретто, полное странноватого юмора, отчетливо понимаешь, что сюрреализм, обэриуты и абсурдистская драма - буквально не за горами. Впервые увидевшая свет в Чикаго в 1921 году, опера вскоре вернулась в Россию, но вот фавориткой театральных подмостков так и не стала.

Сложна уж очень. Дерзкий Прокофьев сделал в ней все наоборот: самое-самое, вкусное и запоминающееся он отдал оркестру - музыку великолепного марша-шествия узнают даже те, кто в оперном театре не бывал. А вот певцов решил слегка помучить: ни тебе сладких арий, ни стройных ансамблей. Почему? Да время было такое, все менялось с головокружительной скоростью. Трагизм и мудрость придут к Прокофьеву потом, а тогда его переполнял избыток витальности, и роль ниспровергателя устоев, в том числе и оперных, нравилась ему чрезвычайно.

Кстати, репутация лидера "Геликон-оперы" Дмитрия Бертмана в чем-то схожа, его часто называют оперным радикалом, а хулиганство его именно веселого прокофьевского толка. По всем показателям "Апельсины" - его материал. Не мудрствуя лукаво, режиссер со своей командой сочинил просто веселый спектакль, пришедшийся по нраву как молодой азартной труппе "Геликона", так и большей части зрителей.

Верные соратники Бертмана художники Игорь Нежный и Татьяна Тулубьева придумали эффектное и лаконичное оформление. Двухъярусная конструкция (прошу прощения за тавтологию - в стиле конструктивизма!) позволяет развивать действие одновременно в нескольких планах. А еще к ней крепятся пять телевизионных панелей, главная заставка с ярким супрематическим прин том чередуется с видеокомментариями происходящего. В меняющихся по ходу действия костюмах, причудливо смешивающих сегодняшнюю реальность со сказочным вымыслом, яростно нарастает оранжевый цвет.

Действие начинается с уморительного Пролога: спор о том, какой собственно быть опере, разыгрывают Трагики, Комики, Лирики и Пустоголовые, каждый требует своего жанра. Авторы геликоновского спектакля представили участников дискуссии как разноголосицу оперных и балетных персонажей: кого только там нет! Побеждают, как известно, Чудаки, они и направляют весь ход оперы. В главных героях без труда читаются типажи: Король Треф (Алексей Тихомиров) пытается выглядеть современным олигархом, его отпрыск Принц (Дмитрий Пономарев) похож на перекормленного фастфудом слегка дебильного подростка, ипохондрия которого носит характер компьютерной зависимости. Пытающийся рассмешить принца Труффальдино - конечно же, клоун, в зависимости от обстоятельств он то белый, то рыжий. Хороша и вокально, и обликом Нинетта (Анна Гречишкина). А эпизод со страшной Кухаркой ударным делает комичный Дмитрий Овчинников.

Второй премьерный спектакль, на котором присутствовала обозреватель "РГ", в отличие от первого доверили вести не главному дирижеру Владимиру Понькину, а молодому Чудовскому, которого недавно так хвалил в своем интервью Рождественский. Чего не занимать молодому маэстро, так это воодушевления, при котором как-то незаметно пролетают и киксы у меди, и вязкость оркестровой ткани. Впрочем, убогая акустика зала на Новом Арбате этот разговор делает несколько бессмысленным. Что однозначно хорошо играет оркестр (а на поклонах и вовсе без дирижера!), так это знаменитый марш. В финале на экранах множится "водопад" падающих с неба апельсинов, а в это время на сцене все персонажи появляются с металлическими прессами, выжимая сок из свежих фруктов. Дразнящий запах, распространяемый в зал, вместе с музыкой и красками довершает картину умопомрачительно-оранжевого настроения. 

Культура Театр Культура Музыка